Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 Адвокатская практика недели


       В этом обзоре адвокатской практики хочется особое внимание обратить на арбитражное дело по поводу приватизации в Москве. Создан судебный прецедент, который может стать весьма полезным для аналогично приватизированных фирм (а их в городе больше трех тысяч). Следующее дело по приватизации (только теперь в Адыгее) выглядит скорее анекдотически — оно почти в точности повторяет свой однажды уже пройденный арбитражный путь. Еще одно дело несколько парадоксальное: обвиняемому инкриминируют статью УК, которая уже отменена.

Приватизация была неправильной, но законной
       На минувшей неделе адвокат юрконсультации #85 Межреспубликанской коллегии адвокатов Борис Дащинский отстаивал в надзорной коллегии Высшего арбитражного суда интересы московского ТОО "Гранат" против прокуратуры Москвы. Адвокат выиграл у своего процессуального противника, считавшего приватизацию ТОО "Гранат" незаконной.
       
       Как рассказал корреспонденту Ъ Борис Дащинский, в 1992 г. на базе фирменного магазина МПШО "Вымпел" было создано ТОО "Гранат", которое в соответствии с действующими тогда нормативными актами (Указом президента России #334 и постановлением московского правительства о мерах по ускорению приватизации в Москве) выкупило имущество магазина — то есть торговое оборудование без помещения. Однако прокуратура Москвы в конце 1993 г. обратилась в Московский арбитражный суд с иском к "Гранату" о признании приватизации недействительной. Истец заявил: российский закон о приватизации не предусматривает такой формы — приватизация как выкуп имущества, не находящегося в аренде. В общем, "Гарант" избрал способ приватизации, не соответствующий российскому закону о ней. Суд иск прокуратуры удовлетворил, а кассационная инстанция оставила это решение в силе. Дело перешло в надзорную коллегию Высшего арбитражного суда.
       Там адвокат Дащинский доказывал, что на момент оспариваемой приватизации власти Москвы получили от президента России дополнительные полномочия как раз по части приватизации предприятий быта, торговли и общественного питания. То есть тогда в городе можно было устанавливать собственные правила и сроки.
       Правда, оговорился адвокат, в апреле 1993 г. Конституционный суд России признал Указ президента об этих дополнительных полномочиях неконституционным (противоречащим российскому закону о приватизации). Однако Конституционный суд не распространил действие своего постановления на те приватизации, которые уже осуществились в соответствии с указом. То есть признал их правомерными. А с "Гранатом" как раз так и получилось: по указу и вовремя. Надзорная коллегия Высшего арбитражного суда России согласилась с доводами адвоката, признав приватизацию законной и отменив все предыдущие решения по этому делу. Московской прокуратуре в иске было отказано.
       Г-н Дащинский особо отметил, что аналогичные проблемы с приватизацией затронули свыше 3 тыс. московских предприятий. В июле 1994 г. московское правительство приняло постановление, которым признало законной всю приватизацию, проведенную в городе до апреля 1993 г. без нарушений действующих на тот момент нормативных актов. По словам адвоката, теперь, помимо постановления, есть и арбитражный прецедент на ту же тему.
       
Обвиняемый сидит по статье, которой уже нет
       Пресса (в том числе и Ъ) уже достаточно много писала про ситуацию с инвестиционным фондом "Нефть-Алмаз-Инвест". Однако любопытно, что в настоящее время один из руководителей фонда, гражданин Эфиопии Синтайе Тэсфайе (с марта этого года находящийся под стражей), обвиняется по статье 931 УК России, которая месяц назад была отменена. Кстати, с деятельностью самого фонда обвинение не связано. Адвокат арестованного Борис Белык на минувшей неделе направил в Хамовнический суд Москвы заявление о том, что суд в нарушение закона уже больше месяца не рассматривает жалобу адвоката на незаконное содержание его подзащитного под стражей (решение должно приниматься судом в трехдневный срок). Сам Тесфайе в знак протеста против этого два дня назад объявил голодовку.
       
       Борис Белык рассказал корреспонденту Ъ, что 23 марта этого года его подзащитный был арестован и с тех пор содержится под стражей. 1 апреля ему было предъявлено обвинение по ст. 931 УК России (хищение общественного имущества в особо крупных размерах, до 15 лет). Однако, по мнению адвоката, обвинение предъявлено безосновательно, поскольку ни одного факта личного присвоения чужих денег не доказано. Более того: уголовное дело основано исключительно на арбитражных конфликтах возглавляемой Тэсфайе фирмы "Союзпродимпорт". Есть и забавные моменты. Так, бизнесмену вменяется присвоение 61,8 млн руб., полученных от Краснодарского оптторга, хотя деньги были возвращены еще за полтора месяца до возбуждения уголовного дела. Из 80 партнеров "Союзпродимпорта" с 70-ю Тэсфайе полностью рассчитался, а конфликты с остальными возникли после резкого "падения" рубля — полученные с задержкой деньги можно было конвертировать в меньшую сумму валюты (а значит, и товара за рубежом меньше купить). Однако, считает адвокат, эти конфликты — в компетенции исключительно арбитражного суда.
       Помимо этого, заметил г-н Белык, в деле Тэсфайе грубо нарушаются его права. Урожденному эфиопу (гражданство Тэсфайе официально подтверждено посольством) не было обеспечено право давать показания на родном языке — абхарском (амарыння), а следственные документы, как того требует закон, на тот же язык переведены не были. Борис Белык утверждает: "Да, он знает русский, однако в правовых тонкостях предпочел бы родной язык. Тем более, что ни одного следственного действия в присутствии адвокатов проведено не было" (нарушение права на защиту). Кроме того, ни г-ну Белыку, ни второму адвокату — Александру Клигману — следственные материалы в полном объеме так и не были представлены.
       Тэсфайе официально заявлял о том, что он был избит оперативными работниками. По словам адвоката, никакого разбирательства по этому заявлению проведено не было.
       Г-н Белык считает, что никакими интересами следствия содержание его подзащитного под стражей не вызвано. Будучи освобожден, Тэсфайе никак не сможет помешать установлению истины, поскольку вся документация фирмы конфискована (кстати, без составления надлежащей описи). Скрываться он тоже вряд ли станет — в Москве у него жена и малолетняя дочь. Адвокат вынужден предположить, что суд потому не рассматривает его ходатайство по изменению меры пресечения, что аргументация защиты вынудит выпустить Тэсфайе на свободу. Чего следствию, по словам адвоката, не хочется "из политических соображений".
       
В Адыгее для адвокатов работа есть всегда
       10 августа московский адвокат Оксана Гонцова добилась в надзорной коллегии Высшего арбитражного суда России отмены решения арбитражного суда Адыгейской республики по поводу "незаконной приватизации". Высший суд России уже второй раз принимает такое решение по этому делу.
       
       10 ноября 1993 г. Ъ уже сообщал о том, что адвокат Оксана Гонцова отстояла в Высшем арбитражном суде России интересы майкопской фирмы "Адыгеяинтерсвязь". Тогда Комитет по управлению имуществом Адыгеи добивался признания незаконной приватизации ответчиком трехэтажного здания "Роспечати" в центре Майкопа и газетных киосков. И хотя местный арбитражный суд удовлетворил иск комитета, адвокат добилась в Москве отмены этого решения. Однако история вышла на второй круг.
       Теперь Комитет по управлению имуществом утверждает, что между тремя претендентами на конкурсную покупку "Роспечати" был сговор, по которому "Адыгеяинтерсвязь" и стала собственником здания. Арбитражный суд Адыгеи иск удовлетворил. Г-жа Гонцова вновь обратилась в надзорную коллегию Высшего арбитражного суда России.
       Там адвокат заявила, что адыгейская прокуратура факта сговора между участниками конкурса не нашла, к тому же у конкурентов "Адыгеяинтерсвязи" на счетах было слишком мало денег (не больше 2 млн руб.), и потому они не являлись реальными конкурентами, с которыми следовало сговариваться. Кроме того, по мнению г-жи Гонцовой, Арбитражный суд Адыгеи, удовлетворив иск, превысил свои полномочия — вопрос о "сговоре" должен решаться правоохранительными органами. Надзорная коллегия Высшего арбитражного суда России полностью согласилась с доводами адвоката, отменив решение Арбитражного суда Адыгеи.
       Корреспонденту Ъ Оксана Гонцова рассказала, что в Адыгейской республике оказалось крайне сложно отстаивать права собственника, поскольку у местной власти "свои отношения с законами" — решение местного суда еще не вступило в силу, а адыгейские власти уже выселили фирму "Адыгеяинтерсвязь" из здания (являющегося ее собственностью) сдали его в аренду и получают арендную плату. Кроме того, теперь г-жа Гонцова уверена, что в Адыгее для адвокатов есть шансы неоднократно выигрывать одни и те же дела.
       
Директору музея выговаривали не те, кому положено
       На минувшей неделе директор 1-го адвокатского бюро Мосгорколлегии адвокатов Борис Абушахмин в Таганском межмуниципальном суде добился признания незаконными двух выговоров, наложенных Министерством культуры на генерального директора Музея Востока Владимира Набатчикова. В ходе слушаний адвокат доказал, что Министерство культуры вообще не имело права выносить взыскания г-ну Набатчикову, так как и наказывать, и поощрять его могло только правительство России.
       
       Как рассказал корреспонденту Ъ адвокат Борис Абушахмин, первый выговор был объявлен его клиенту 10 августа 1993 года по итогам проведенной Министерством культуры ревизии Музея Востока (выявились нарушения в финансово-хозяйственной деятельности). Второе взыскание — 13 января 1994 года — последовало за перевод сотрудника музея на другую должность без его письменного согласия. После этих двух выговоров Набатчиков приуныл, полагая, что они являются прелюдией к увольнению. В конце января он познакомился с Борисом Абушахминым и рассказал ему о своих бедах. Адвокат предложил обжаловать министерские выговоры в судебном порядке.
       Дело слушалось в Таганском нарсуде. По словам адвоката, в процессе разбирательства он первым делом поставил вопрос: имело ли вообще право Министерство культуры накладывать взыскания на директора музея. Сам адвокат полагал, что не имело. В обоснование своей позиции он сослался на Указ президента "Об особо ценных объектах национального достояния России" от 18 декабря 1991 г., по которому правительство в феврале 1992 года признало особо ценными 26 объектов культуры, в том числе и Музей Востока. Тогда же, по решению правительства, гендиректором музея был назначен Набатчиков.
       Окончательно статус музея был оформлен 30 ноября 1992 года Указом президента "Об утверждении положения об особо ценных объектах национального достояния России". Теперь финансирование этих объектов осуществляется напрямую из бюджета. При этом самому Министерству культуры указ отвел роль депозитария (хранителя) особо важных объектов. В тот же день правительство издало постановление "Об особо ценных объектах культурного наследия народов России", согласно которому назначение руководителей таких объектов находится в исключительном ведении Совета Министров.
       Рассказав суду и представителю Министерства культуры о борьбе государства за сохранение культурного наследия, адвокат Абушахмин заявил: если Министерство культуры не финансирует Музей Востока и не назначает его руководителей, то оно не вправе снимать их с должности или налагать взыскания. Суд согласился с адвокатом, отменив оба выговора.
       
Пожилой адвокат возглавит колонну выселителей
       На минувшей неделе известный московский адвокат Аркадий Трескунов в ходе имущественного спора из-за зданий ПТУ-196 (общей площадью 6,8 тыс. м2) между самим ПТУ и милицейским колледжем #2 добился вынесения судом определения о выселении милиционеров. А за несколько дней до этого в кассационной инстанции Мосгорсуда усилиями адвоката была отклонена частная жалоба начальника Южного окружного управления Московского департамента образования, требовавшего отменить прежнее судебное определение, запрещавшее "передачу и прием помещений, занимаемых ПТУ" до окончания судебного разбирательства (об этом Ъ рассказывал 22 июля). В общем, адвокат дважды отстоял здания ПТУ.
       
       Адвокат Аркадий Трескунов рассказал корреспонденту Ъ, что спор из-за зданий, принадлежащих ПТУ-196, возник после того, как в апреле этого года правительство Москвы распорядилось ликвидировать училище (мол, заказов на выпускников ПТУ нет) и передать его здания милицейскому колледжу #2. Адвокат счел, что и ликвидация ПТУ, и передача его зданий милиционерам — необоснованны.
       Прежде всего г-н Трескунов заметил, что руководство ПТУ еще в начале года сообщило в Департамент образования: договоры с предприятиями-заказчиками заключены и произведен набор учеников (420 человек). Департамент образования также знал, что в нынешнем году на базе ПТУ-196 предполагалось создать учебный центр "Орехово-Борисово" по подготовке банковских работников для Росметбанка, техперсонала для частной авиакомпании "Сокол" и сотрудников охранной школы "Русский медведь". Как отметил адвокат, к моменту насильственного выселения, предприятия-заказчики уже вложили в создание учебного центра около 250 млн руб.
       В июне Управление департамента образования Южного округа издало приказ о ликвидации училища и передаче помещений милицейскому колледжу — все по решению правительства Москвы. Однако, по словам адвоката, это решение было незаконным, поскольку московское правительство не имело права ликвидировать ПТУ — этот вопрос находится в компетенции Министерства образования (здание ПТУ находится в распоряжении федеральных властей).
       Училище обратилось в Высший арбитражный суд, требуя отменить постановление правительства Москвы. Одновременно в Нагатинский нарсуд была подана жалоба на неправомерные действия Управления департамента образования, а также на действия директора Департамента образования Москвы и ГУВД. 7 июля Нагатинский нарсуд запретил передачу помещений милиционерам. Однако те насильственно вселились туда, выставив за дверь преподавателей и сотрудников авиакомпании "Сокол" (арендовавшей в училище помещения). Здание было окружено сотрудниками УВД Южного округа.
       15 июля начальник Южного окружного управления департамента образования Галина Минько подала в Мосгорсуд частную жалобу, потребовав отмены определения суда насчет запрещения передавать помещения и ценности ПТУ-196 (хотя фактически милиционеры уже присвоили и то, и другое). Мотив: она, мол, выполняла решение правительства Москвы и Департамента образования.
       Однако Мосгорсуд 8 августа жалобу департамента отклонил, согласившись с адвокатом, что суд был прав — не надо передавать здания, пока конфликт не исчерпан. Адвокат Трескунов привел и такой аргумент: будет бесполезно вообще судиться, если училище по ходу разбирательства фактически ликвидируют. К тому же в помещении остались оборудование и материальные ценности (в том числе закупленные на средства заказчиков), которыми фактически овладел милицейский колледж.
       А через два дня после решения Мосгорсуда по ходатайству г-на Трескунова Нагатинский нарсуд вынес дополнительное определение о выселении милицейского колледжа из захваченных помещений и о возвращении туда училища. При этом руководству ПТУ предоставлено право распоряжаться помещениями. То есть, по словам адвоката, арендатор — авиакомпания "Сокол" — может продолжать там работу.
       Одновременно с этим адвокат, как доверенное лицо училища, направил обращения мэру столицы Лужкову, председателю Госкомимущества Анатолию Чубайсу и премьеру Виктору Черномырдину, где обратил внимание высших должностных лиц на творимый в Москве произвол.
       Судебное определение есть, однако милицейский колледж по-прежнему занимает здания ПТУ. По словам г-на Трескунова, несмотря на свой солидный возраст (скоро ему исполнится 69 лет) и инвалидность (адвокат — участник Великой Отечественной войны), он намерен 16 августа лично возглавить колонну из преподавателей и учащихся ПТУ, работников охранного бюро "Русский медведь" и представителей авиакомпании "Сокол", которая собирается пойти к захваченным зданиям ПТУ, дабы выселить оттуда милиционеров.
       ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ
       

Комментарии
Профиль пользователя