Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Ситуация вокруг АО "МММ"

       Одна из претензий Минфина к АО "МММ" — общество не имеет права осуществлять куплю-продажу ценных бумаг от своего имени и за свой счет, так как не является инвестиционным институтом и не имеет соответствующей лицензии министерства. Действительно, в положении "О выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР" от 28 декабря 1991 г. сказано, что такие операции могут проводить инвестиционные компании. Однако нигде не запрещено проводить их иным лицам. Это ограничение было бы абсурдно. Без лицензии запрещено только "осуществлять деятельность на рынке ценных бумаг за счет привлеченных средств или по поручению третьих лиц". Но "МММ" покупает акции за счет своих средств и в своих целях.
       Публичная котировка акций также не может быть поставлена в вину "МММ", поскольку любое лицо вправе объявить сумму, которую оно готово заплатить за тот или иной товар. Из этого вытекает и слабость обвинений Минфина и ГКАП в том, что объявление заранее цены скупки и продажи акций нарушает указ президента "О защите потребителей от недобросовестной рекламы". Ведь здесь имеет место, по-сути, не реклама, а публичная оферта (предложение к заключению контракта).
       После объявления цены (например, покупки) становятся урегулированы все существенные моменты договора: контрагент знает, что продается, на каких условиях и почем. Чтобы договор был заключен, достаточно лишь акцептовать предложение — то есть сказать "да". Нарушение есть только в рекламном ролике, где речь идет о гарантированном росте курса акций — указ прямо запрещает подобные действия.
       Гораздо сложнее вопрос: что же, собственно, выпускает "МММ"? Специалисты Минфина считают "билеты 'МММ'" "непонятно чем". В типографском заказе они вообще именуются "рекламной продукцией". Можно только утверждать, что это не акции, не облигации и не их производные. Иными словами, это не ценные бумаги. Поскольку "билеты" теоретически можно обменять на акции, можно считать их аналогом сертификатов акций. Тогда возможны два объяснения их природы. С одной стороны, "билет" выступает дробной составляющей сертификата. Ни один нормативный акт не ограничивает дробление сертификатов.
       Возможно и иное объяснение. Не исключено, что МММ выпускало "билеты" не под уже выпущенные акции, а под те, что будут выпущены в будущем. Тогда понятно желание АО зарегистрировать новый размер уставного капитала — 1 трлн руб. Ведь акционеров на эти акции компания уже имела. В этом случае "билет" становится еще и форвардным контрактом на покупку акций АО "МММ". Такой контракт предусматривает, что покупатель платит сегодня за товар, который получит завтра: сегодняшний "билет" обменивается завтра на акцию. На товарном рынке купля-продажа еще не созданного товара достаточно распространена. Но вот для фондового рынка это прецедент. Учитывая, что МММ и впрямь собиралось зарегистрировать крупнейшую эмиссию акций, обвинить ее в мошенничестве на этом основании затруднительно.
       Этот вариант предполагает, что после обмена "билета" на акцию форвардный контракт становится исполнен. Новоиспеченный акционер выступает сособственником "МММ". И понятно, почему он лишается права участвовать в дальнейшем игре на повышение. Однако остается без ответа другой вопрос: сособственником чего становится акционер? АО "МММ" до сих пор не раскрыло состава своих активов, и ГКАП вообще не знает, на каком же рынке работает компания. Законодательство однозначно отсылает любознательных акционеров к уставу компании. При этом им следует учитывать: чтобы принудить к чему-либо руководство компании, необходимо собрать большинство голосов от 991 000 официально зарегистрированных акций МММ.
       Если предположение о "билетах"-сертификатах верно, то МММ — в тупике. С одной стороны, чтобы выполнить обязательства перед покупателями "билетов", нужно зарегистрировать проспект эмиссии,. С другой — для этого надо открыть активы, чего АО не желает. Результат — всеобщая паника (об очередном этапе конфликта МММ с властями Ъ пишет на стр. 14). В общем, Сергей Мавроди и АО "МММ" не вынесли непосильной ноши.
       Пока ситуация развивается в соответствии со сценарием, уже известным по опыту прежних конфликтов частного бизнеса с властью. Все традиционно: активно действующая коммерческая структура сталкивается в какой-то момент с тем, что ее успех начинают рассматривать как определенного рода вызов — государственным устоям, общественной морали, экономической безопасности страны, корпоративному этикету и т. п. При этом отказ компании принять неформально установленные на данный момент правила игры неизбежно приводят к конфликту со всей системой власти, в ходе которого ведомства демонстрируют поразительную и не свойственную им солидарность. При этом до последнего времени все попытки бизнесменов привлечь на свою сторону общественное мнение не срабатывали.
       Исходы подобных конфликтов, на первый взгляд, разочаровывают: концерн "АНТ" перенес штаб-квартиру в Будапешт, но остался непобежденным; мифические миллионы Артема Тарасова так и не найдены. Возможно, Тарасов был ближе всего к пониманию подлинных причин этих странных и регулярных конфликтов, когда в конце 1990 года на первом съезде Научно-промышленного союза (позднее — РСПП) заявил о наступлении эры "номенклатурного предпринимательства". Ее законы, как свидетельствует пример Тарасова, суровы: бизнесмену пришлось временно эмигрировать.
       И еще один вопрос остается открытым: насколько отвечает поведение руководства МММ признанным среди представителей национального бизнеса этическим нормам? Вопреки бытующим представлениям о всеобщем падении их нравов большинство опрошенных Ъ бизнесменов осудили руководство МММ именно за безнравственность. Правда, опыт развитых стран говорит, что в рабочей атмосфере капитаны бизнеса смотрят на мир совсем иными глазами.
       
       ОТДЕЛ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ
       
Комментарии
Профиль пользователя