Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Конфликт МММ с налоговыми органами

МММ объясняет действия инспекторов происками конкурентов

       Вчера руководство АООТ "МММ" представило корреспондентам Ъ подробный отчет о своем конфликте с налоговой инспекцией и отвергло все претензии к МММ. Как уже сообщал Ъ, 22 июля Государственная налоговая служба России и Департамент налоговой полиции объявили, что в ходе своей проверки структур МММ они вскрыли "грубые нарушения налогового законодательства" и предписали взыскать в бюджет с одной из структур МММ — АО "Инвест-Консалтинг" — 49,9 млрд руб. Между тем, по объяснениям руководства МММ, эта фирма провела всего одну сделку и не получила прибыли, поэтому налогов платить было не с чего. Налоговики также объявили, что нашли "грубые нарушения законного порядка продажи и покупки ценных бумаг" в двух обменных пунктах распространения акций АО "МММ" в Оренбурге и Пскове. МММ считает эти нарушения незначительными.
       
       Помощник управляющего МММ по связям с общественностью Сергей Бриш сообщил корреспонденту Ъ, что фирма "Инвест-Консалтинг" была учреждена братьями Мавроди и, в свою очередь, являлась одним из учредителей Национального пенсионного банка. В марте 1994 г. ЧИФ "МММ-инвест" решил через "Инвест-Консалтинг" внести в уставный фонд этого банка 25 млрд руб., принадлежащих ЧИФу. Причем деньги перечислялись не напрямую, а через АО "МММ-фонды". В апреле 1994 года, по словам г-на Бриша, в ЧИФ "МММ-инвест" началась выплата дивидендов и фонду потребовались деньги; тогда он решил вернуть те же 25 млрд руб. из уставного фонда банка. Что и было осуществлено. При этом г-н Бриш объяснил, что отношения Национального пенсионного банка с "МММ-фондами" регулируются специальным договором. По его словам, этот договор является "взаимовыгодным", однако его содержание до сих пор остается коммерческой тайной. По словам г-на Мавроди, иных операций фирма "Инвест-Консалтинг" не проводила, а все налоги с 25 млрд руб. уплатил владелец этих денег — "МММ-инвест", к которому они в итоге и вернулись.
       Весной 1994 года должна была пройти плановая проверка финансовой деятельности "Инвест-Консалтинга". По данным МММ, все финансовые документы для проверки были подготовлены и сложены в инкассаторскую машину, которая стояла около здания АО. Однако, по данным г-на Мавроди, машина плохо охранялась и была угнана (факт, подтвержденный ГАИ). Г-н Мавроди считает, что преступники думали, что в автомобиле были деньги или акции. В пользу этой версии говорит тот факт, что машина была вскоре найдена со следами крови и с распиленной автогеном стенкой, но уже без документов. Г-н Мавроди полагает, что преступники взяли документы, так как они были упакованы в ящики, и не вскрыв их, нельзя было определить, что находится внутри. По данным г-на Бриша, версия о том, что МММ само инсценировало кражу, неправомерна, так как им проще было бы уничтожить документы или "угнать машину так, чтобы ее не нашли", а не резать стенку автогеном. 45-му отделению милиции Южного округа Москвы пока так и не удалось найти преступников.
       После угона МММ обратилась к налоговикам с просьбой дать им время, чтобы восстановить утраченную документацию. Но налоговики ждать не стали и решили, что 25 млрд руб., появившиеся на счете "Инвест-Консалтинга", являются прибылью, которая не облагалась налогами. Поэтому 13 июля 1994 года налоговые органы решили изъять у "Инвест-Консалтинга" спорную сумму и оштрафовать фирму еще на 25 млрд руб. Помощник управляющего Сергей Бриш рассказал, что г-н Мавроди сильно возмутился, узнав об этом штрафе, и написал в налоговую службу протокол разногласий с актом проверки "Инвест-Консалтинга", в котором он предложил налоговикам подумать о негативных последствиях для акционеров компании в случае изъятия средств из ее оборота.
       Однако в итоге на счете "Инвест-Консалтинга" не оказалось 49,9 млрд рублей, которые требовала налоговая инспекция, поэтому ничего взыскано не было.
       Г-н Мавроди также отвергает обвинения налоговиков в нарушении налогового законодательства пунктами МММ по распространению акций в Пскове и Оренбурге. В частности, по словам г-на Мавроди, обвинения в адрес псковского пункта сводятся к тому, что там не велся журнал регистрации сделок с акциями и отсутствовала кассовая книга. Относительно регистрации сделок МММ утверждает, что фирма не является инвестиционным институтом и, согласно инструкции Минфина "О правилах регистрации сделок с ценными бумагами", не имеет права официально регистрировать сделки с ценными бумаги. Хотя такая регистрация, по данным г-на Бриша, естественно, ведется, но не для предоставления в контролирующие органы. Кассовой же книги, по утверждению МММ, нет и быть не может, так как пункт не является юридическим лицом и не имеет собственной кассы. Приход и расход денег, по данным АО, фиксируется по первичным финансовым документам в кассе МММ.
       По данным руководства МММ, в оренбургском пункте обнаружились те же нарушения, что и в Пскове, а кроме того, выяснилось, что бланки акций пересылались в пункт ценными посылками, без вовремя оформленного приема-передачи. Г-н Мавроди утверждает, что это хотя и является "небольшим нарушением" упомянутой инструкции, но не оправдывает действий налоговой полиции. По данным МММ, 24 июня 1994 года полиция ворвалась в пункт, выдворила оттуда акционеров и произвела обыск, после которого изъяла некоторые документы, 19,2 млн руб. и наложила арест на имущество пункта. При этом, по данным г-на Мавроди, у полицейских не было постановлений о возбуждения уголовного дела, о производстве обыска, о производстве выемки и о наложении ареста на имущество. Все эти факты г-н Мавроди довел до сведения Генпрокуратуры России. После заявления в прокуратуру, по данным г-на Мавроди, налоговики даже косвенно признали свою ошибку, открыв псковский пункт через два дня после его закрытия.
       Кроме того АО "МММ" подало иск к финансовому управлению администрации Оренбургской области, КРУ Минфина России по Оренбургской области и областному управлению департамента налоговой полиции о признании неправомерными действий должностных лиц упомянутых организаций в отношении пункта АО. Слушания по этому делу пройдут в августе 1994 года. Помимо упомянутых нарушений, г-н Мавроди считает неправомерным распространение контролирующими финансовыми органами информации в mass media о закрытии пункта АО.
       Вообще же у г-на Мавроди нет достоверных данных о том, почему налоговики уделяют его организациям так много внимания. По одной из его версий, в дестабилизации деятельности МММ заинтересованы многие коммерческие банки, которые не в состоянии обеспечить своим вкладчикам такие высокие проценты, как МММ. А г-н Бриш заявил корреспонденту Ъ, что АО "МММ" считает себя в споре с налоговыми органами правым и сумеет отстоять свою правоту. Ъ будет возвращаться к теме по мере поступления информации.
       
       ОЛЕГ Ъ-СТУЛОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя