Коротко


Подробно

Цена вопроса

Борис Макаренко


первый заместитель гендиректора Центра политических технологий


Все-таки российская Конституция жестче обходится с президентами, чем американская. Наш президент обязан лично выступать с посланиями парламенту, а американский может послать — нет, не сам конгресс, а свое послание конгрессменам — в письменном виде. Так поступил в 1980 году Джимми Картер: уж больно ему не хотелось представать перед депутатами после бесславной попытки освободить заложников в Иране.

Джордж Буш такой возможностью не воспользовался и появился в конгрессе лично. Его речь менее всего похожа на политическое завещание, тем более на признание провалов. А вот чего в ней предостаточно, так это "работы над ошибками" и перечисления перспектив на будущее. Буш много говорит о том, что предстоит делать еще ему, чтобы не выглядеть "хромой уткой", и создает повестку дня для того пока неизвестного Республиканца, который будет бороться за Белый дом через десять месяцев.

Шедевр политического маневрирования — то, как Буш трактует отношения Белого дома с оппозиционным конгрессом. Бухгалтерски подробное разоблачение "маленьких хитростей" конгрессменов, протаскивающих финансирование лоббистских проектов,— и тут же обещание ветировать подобные законы вплоть до федерального бюджета. Многочисленные похвалы конгрессменам за нужные Америке законы — и ненавязчивые упоминания, что исходили-то они от исполнительной власти.

Нет разделения властей — есть вечное перетягивание каната. Буш тянет канат изо всех оставшихся у него сил, чтобы помочь своей партии на следующих выборах. В явно предвыборные тона окрашено все, что Буш говорил об образовании, здравоохранении, доступном жилье — чем-то знакомым повеяло с Капитолийского холма от этих американских нацпроектов.

Раз "работа над ошибками", то ничего удивительного, что пятая часть послания посвящена Ираку. Приготовлена хорошая новость: стрелять стали меньше, меньше жертв среди американцев и самих иракцев, а 20 тыс. военнослужащих в этом году вернутся домой. Правда, в прошлом году тот же главнокомандующий увеличил воинский контингент на 30 тыс. штыков, а сами американские стратеги признают: да, это увеличение позволило замирить Ирак, но сама иракская государственность пребывает в столь же плачевном состоянии. То есть после сокращения войск все может вернуться на круги своя.

Я с нетерпением ждал, похвастается Буш успехами демократии в Ираке и Афганистане или не будет позориться. Похвастался-таки. Правда, в конце длинного ряда более очевидных успехов демократизации. Ждал я и списка тираний: так вот, в нем есть Белоруссия (вместе с Бирмой, Кубой и Зимбабве), но нет России.

России вообще нет в послании. Потому что оно для Америки. Остаться полноценным президентом до конца, вопреки в целом справедливому замечанию Хиллари Клинтон, что американское общество почти консенсусно желает, чтобы правление Буша поскорее закончилось. Создать оптимальные условия преемнику, даже не зная его имени и имея немного возможности повлиять на выбор собственной партии,— вот замысел вчерашнего послания.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №13 от 30.01.2008, стр. 9

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение