Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от

 приватизация


Ваучерная приватизация приказала долго жить

       Сегодняшний обзор приватизации выглядит несколько необычно. Нет привычной таблицы по чековым аукционам, что и неудивительно — вчера ваучерная приватизация закончилась, а концепция постваучерной приватизации лишь в тот же день была в целом утверждена правительством России (см. стр. 2). Правда, завершение ваучерной приватизации нельзя считать полным — как известно, президент своим указом продлил срок действия приватизационного чека, используемого в оплату акций по закрытой подписке (см. Ъ от 29 июня). Как всегда, московское правительство не могло не подчеркнуть "особого статуса" Москвы, приняв проект постановления о продлении срока действия московских ваучеров до 1 января 1995 года. Правда, это будут уже совсем не те ваучеры, но сам факт, разумеется, является прецедентом.
       Как бы то ни было, ваучерная приватизация подходит к концу, и довольно успешно — по крайней мере, ее программу в целом можно считать выполненной. Сегодня мы попробуем вкратце проанализировать результаты.
       
Итоги чековой приватизации: экономический аспект
       Основные обвинения в адрес ваучерной приватизации сводились, как правило, к тому, что она ничего не дала в бюджет. Это утверждение, в частности, было любимым козырем Юрия Лужкова в борьбе с Анатолием Чубайсом. Между тем все почему-то забывают, что ваучерная приватизация является бесплатной и не ставит своей задачей привлечение бюджетных доходов.
       Другое популярное обвинение — разбазаривание имущества по бросовым ценам. Этот аргумент опять-таки часто приводился московским правительством — мол, безобразие, что предприятия уходят за несколько ваучеров. Комментировать тоже достаточно сложно: предприятия в нормальных условиях (то есть при должном оповещении о продаже, соответствующих условиях для подачи заявок и т.д.) стоили столько, сколько за них готовы были заплатить — и нет ничего страшного в том, что некоторые стоили дешево.
       Наконец, часто ваучерную приватизацию обвиняли в том, что она была повальной. Это правда, однако ничего плохого в продаже, скажем, оборонных предприятий не было — в конце концов, это никак не ухудшило их положения.
       Другой вопрос, что в ходе приватизации нередко проходило перепрофилирование предприятия. Особенно обладающих хорошим недвижимым имуществом — чаще всего научно-исследовательских институтов. Разумеется, нет ничего хорошего в том, что инвестор, купивший акции НИИ, мог изрядно потеснить трудовой коллектив, сдав помещения в аренду. И это разработчикам программы ваучерной приватизации надо было бы учитывать. Однако нельзя забывать, что в большинстве случаев работникам институтов достаются определенные доходы от арендаторов этих помещений, и при неспособности государства обеспечить достойную зарплату коллективам НИИ это представляет для них определенный выход из положения.
       Ну а для приватизированных предприятий ваучерная приватизация действительно не дала реальных доходов — что, повторим, неудивительно. Однако на этом этапе они зачастую получали крупных инвесторов, заинтересованных в развитии предприятия и участвующих в инвестиционных проектах.
       
Социально-политический аспект
       Если плюсы от приватизации для предприятий, а, значит, и для состояния экономики, были не столь ощутимы, то социальные и политические ее аспекты огромны.
       На одной из конференций Анатолий Чубайс сообщил, что главное достоинство ваучерной приватизации заключатся в том, что практически любая бабушка теперь знает, что такое дивиденд. Хотя пресса долго издевалась над этим высказыванием, на самом деле это действительно очень важно. Дело в том, что именно участвуя в ваучерной приватизации население в массовом порядке приобрело необходимые знания о рынке ценных бумаг и о функционировании рыночной экономики. А это является едва ли не главным условием на пути осуществления реформ: если население не понимает суть происходящих преобразований, никакой поддержки с его стороны реформы точно не получат. Это подтверждается и социологическими опросами ВЦИОМ. Если в прошлом году приватизацию поддерживало около 40% населения, то в этом — уже более 60%.
       К сожалению, приватизация не привела к изменениям психологии директорского корпуса и правительства. Директора приватизированных предприятий настолько привыкли требовать от государства субсидий, дотаций, льготных кредитов, и никак не могут осознать, что в период проведения приватизации это смехотворно. Но и правительство реагирует на подобные требования. Директора шантажируют кабинет министров забастовками, социальными взрывами, митингами, и правительство отступает, снова предоставляя льготные кредиты, налоговые льготы, субсидии.
       
Вторичный рынок акций приватизированных предприятий
       Надо отметить, что рынок акций приватизированных предприятий очень часто упрекали в отсутствии ликвидности. Сказывались и отсутствие депозитарной инфраструктуры, и нежелание самих предприятий поддерживать ликвидность своих акций, и многие другие причины.
       Неожиданно помощь пришла с Запада. Приблизительно с начала этого года интерес к акциям предприятий определенных отраслей стали проявлять зарубежные инвестиционные фонды. Это прежде всего предприятия нефтедобычи, телефонной и телеграфной связи, производства цемента, минеральных удобрений, а также ряд российских монополистов — РАО "Единые энергосистемы России", РАО "Норильский никель". Акции российских предприятий рассматривались как источник рискованных, но крайне высокодоходных вложений.
       Надо сказать, что эта стратегия полностью оправдалась. Доходность операций с акциями отдельных предприятий превышала 1000% годовых в валюте. Таким образом, зарубежные инвестиционные фонды, которые вышли на российский рынок первыми, получили просто неслыханные доходы. О доходах российских брокеров, которые вовремя включились в эту ситуацию, и говорить не приходится.
       Кроме того, оборот внебиржевого рынка по акциям этих предприятий достигал потрясающих для России размеров. По оценкам экспертов Ъ, оборот рынка наиболее ликвидных акций составляет около $200 млн в месяц, и это только по предприятиям вышеперечисленных отраслей. Таким образом, рынок акций приватизированных предприятий стал наиболее емким сегментом российского фондового рынка.
       Говоря о ситуации на рынке, можно вспомнить любопытную историю. В свое время, как известно, у гонконгских брокеров существовал некий символ "бычьего" рынка. Символом служил стеклянный цыпленок, которого брокеры продавали друг другу по все более высоким ценам. Последний брокер купил этого цыпленка за $1 млн, и после этого рынок рухнул и на нем возобладали "медвежьи" тенденции.
       Как сообщили корреспонденту Ъ в фирме "Акции России", несколько недель назад и у российских брокеров появился символ "бычьего" рынка. По некоторым сведениям, он появился с подачи некоторых английских фирм — активных участников рынка акций российских приватизированных предприятий, которые совершенно справедливо оценивают его сейчас как "бычий". Символ — белый плюшевый медвежонок, которого брокеры продают друг другу. На шее у медвежонка пришит мешочек с запиской, в которой перечисляются все владельцы медвежонка и цены, по которым они его приобрели. В частности, фирма "Акции России" приобрела его неделю назад за 130 тыс. руб. и продала через несколько дней за 300 тыс. руб., заключив параллельно опцион на покупку медвежонка за 500 тыс. руб. со сроком исполнения в июле. Медвежонок этот, на наш взгляд, служит предупреждением брокерам о том, что рынок не вечно будет "бычьим" и когда-нибудь может наступить его обвал.
       
Приток иностранных инвестиций в ходе приватизации
       Надо сказать, что иностранные инвестиции в ходе приватизации — один из самых интересных моментов. Дело в том, что иностранные компании имели уникальные возможности скупки акций приватизированных предприятий по довольно дешевым ценам. В самом деле, на протяжение долгого времени стоимость приватизационного чека составляла от $5 до $10. Тем самым все имущество России, предназначенное к приватизации, казалось бы, можно было скупить за $750 млн. Конечно, если бы кто из иностранцев и предпринял бы такую попытку, то курс чека в долларах заметно бы вырос — и российское имущество было бы получить не так уж легко.
       Можно привести более конкретные примеры. В частности, по результатам чековых аукционов примерно такое крупное нефтяное предприятие, как "Сургутнефтегаз", было оценено приблизительно в $16 млн, вся система электростанций отдельных регионов (в частности, столь мощных электростанций, как в Красноярском крае или Иркутской области) — приблизительно в $20 млн.
       Однако массового притока иностранных инвестиций в ходе чековой приватизации так и не было отмечено. Связано это, разумеется, с большой политической нестабильностью и отсутствием должных гарантий. Лишь под конец ваучерной приватизации иностранцы поняли, что политическая нестабильность — самое стабильное, что есть в России, и начали участвовать в скупке акций отечественных предприятий.
       Все же российская приватизация ознаменовалась несколькими фактами приобретения иностранными инвесторами предприятий ряда отраслей. Помимо перечисленных выше предприятий, акции которых высоколиквидны, существует еще целый ряд объектов, которые интересовали иностранных инвесторов. К ним относятся прежде всего табачные и кондитерские фабрики, пивные заводы, предприятия фармацевтической промышленности и прочие предприятия по производству продукции потребительского спроса. Как неоднократно писал Ъ, американская корпорация Philip Morris стала обладателем контрольного пакета акций Краснодарской табачной фабрики. Корпорация Reynolds Tobacco приобрела контрольный пакет акций Елецкой табачной фабрики (Липецкая область). Корпорация British & American Tobacco приобрела крупный пакет акций фабрики "Ява" (Москва) и контрольный пакет акций Саратовской табачной фабрики.
       Что касается пивных заводов, то порядка 6% акций завода "Степан Разин" находится в собственности фирмы Holsten, контрольный пакет предприятия "Балтика" принадлежит фирме шведской фирме Beverage Holding. В качестве примеров приобретения иностранцами акций кондитерских фабрик отметим участие иностранных фирм в капитале фабрики "Большевик" и фабрики им. Бабаева (Москва).
       Таким образом, в основном в ходе чековой приватизации иностранцы приобретали предприятия по производству продукции потребительского спроса, видимо, исходя из огромной емкости российского рынка потребительских товаров. Менее активно покупались акции предприятий машиностроения и металлообработки. Скорее всего, серьезные инвесторы заинтересуются их акциями на этапе приватизации денежной.
       
       АЛЕКСАНДР Ъ-КОВАЛЕВ
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       

Комментарии
Профиль пользователя