Коротко


Подробно

Системное отключение

РАО "ЕЭС России" вступило в последнюю стадию своего существования. В повестке дня собрания акционеров энергохолдинга, состоявшегося 26 октября, стояла ликвидация его как такового. Компания, возглавляемая Анатолием Чубайсом, должна прекратить существование 1 июля 2008 года.


При реформировании РАО председатель правления компании Анатолий Чубайс столкнулся с итогами своей предыдущей работы во власти: электроэнергетикой господин Чубайс занимается вдвое больше, чем общеэкономическими и политическими реформами.

РАО "ЕЭС России", официально начавшее свою работу за сутки до начала 1993 года, просуществует 15 с половиной лет. Собрание акционеров компании в прошлую пятницу созывалось с одной целью — одобрить мероприятия, которые 1 июля 2008 года завершатся ликвидацией Российского акционерного общества энергетики и электрификации "ЕЭС России". Вряд ли кто-то помнит, отчего в названии РАО "энергетика" отделена от "электрификации". А в 1992 году, когда Минтопэнерго передавало на баланс новой компании, тогда еще со стопроцентным госучастием, все активы в области электроэнергетики, Анатолий Чубайс, тогда еще не главный, но один из главных "молодых реформаторов" в правительстве Егора Гайдара, знал, в чем тут тонкость. К лету 1994 года на чековых аукционах было продано 20% акций компании, и Анатолий Чубайс уже был тут вполне при чем. Но вряд ли он предвидел, что потратит десять лет жизни — вдвое больше, чем на всю остальную карьеру в российских властных структурах,— на рубильники, электростанции и прочее энергохозяйство. А вышло именно так.

Фундамент истории Анатолия Чубайса в РАО, однако, был заложен еще в 1992 году. Заместитель Минтопэнерго Анатолий Дьяков, профессиональный энергетик, 15 лет назад, как говорится, не котировался. Его нельзя было назвать ни "красным директором", ни "реформатором", он напоминал нынешнего главу ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова, и в принципе его должна была ждать примерно такая же судьба: приватизация, лавирование между Виктором Черномырдиным и его либеральными оппонентами в Белом доме, а под конец — крупный финансово-промышленный холдинг, базирующийся в энергетической отрасли и запустивший щупальца в направлении всех остальных. К этому и шло: уже к 1995 году РАО "ЕЭС России" было крупнейшим кредитором российской промышленности.

Если бы Анатолию Чубайсу удалось разглядеть что-то необычное в Анатолии Дьякове, история могла бы пойти иначе. Но господин Дьяков отказался от пути олигарха и пошел иной дорогой. В офисе созданной под его руководством группы ЕЭЭК он проводил едва ли не больше времени, нежели в "ЕЭС России". ЕЭЭК, по сути, стала эмитентом альтернативных денег — векселей структур ЕЭЭК, к 1996 году обеспечивавших более 40% расчетов в энергетике России. Во время кризиса неплатежей, вызванного опять же неудачами соратников Анатолия Чубайса в борьбе с оппонентами за трезвую финансовую политику, ЕЭЭК превратилась едва ли не во второй, альтернативный ЦБ России эмиссионный центр. В начале 1997 года к "энергоденьгам" господина Дьякова так привыкли, что звучали даже предложения о переводе расчетов в промышленности на "энергорубль".

Став вице-премьером правительства России, Анатолий Чубайс возглавил правительственную структуру, которая в рамках излюбленной им стратегии "бури и натиска" должна была решить проблему неплатежей, создав Всероссийскую чрезвычайную комиссию (ВЧК) по неплатежам. Вскоре выяснилось, что ВЧК мало что может. Тем временем перспективы "схлопывания" денежной системы ЕЭЭК стали отчетливы: в марте 1997 года господин Чубайс сделал первый шаг в энергетику. Пока не своими ногами — первый вице-премьер Борис Немцов рекомендовал, а его соратник Анатолий Чубайс протолкнул политическими методами назначение заместителем господина Дьякова нижегородского банкира Бориса Бревнова.

Теоретически все было правильно — не самому же Анатолию Чубайсу заниматься локальными проблемами, на это есть соратники. Уже к началу лета 1997 года Борис Бревнов показал себя с разных сторон. Война развернулась вокруг самой ЕЭЭК и расходования Бревновым денег компании на личные нужды. 17 января 1998 года начались открытые боевые действия: совет директоров РАО отправил Бревнова в отставку, глава Минтопэнерго Сергей Кириенко отменил это решение, в феврале господин Дьяков был исключен из совета директоров РАО, в марте собрание акционеров сорвалось, а в апреле Борис Бревнов сам подал в отставку. Система госвласти, создававшаяся при участии Анатолия Чубайса, не работала.

Не работало помимо прочего и РАО: 1997 год стал провальным для компании со всех точек зрения. 30 апреля Анатолий Чубайс вместо Анатолия Дьякова возглавил компанию, крах которой привел бы к потрясениям, сравнимым с теми, что испытывала вся экономика в начале 90-х.

Поначалу казалось, что Чубайс задержится в энергетике на два-три года. Вторую половину 1998 года РАО занималось ликвидацией последствий кризиса неплатежей и ЕЭЭК. Но работу по "расшивке" неплатежей затруднил августовский дефолт — к этому явлению приложили руку и Сергей Кириенко, ставший премьер-министром, и глава ЦБ Сергей Дубинин, ставший позже финдиректором РАО, и воспрявшие вечные оппоненты Чубайса, прежде всего новый премьер-министр Евгений Примаков. Позиционные войны продолжались полтора года. В декабре 1999 года, уже при новом премьер-министре Владимире Путине, РАО формирует группу по выработке концепции реформирования компании и отрасли в целом.

Казалось бы, все просто: по Чубайсу, отрасль должна быть приватизирована, в нее должны прийти частные инвесторы. За предыдущие годы деятельность Чубайса во властных структурах вполне, казалось бы, создавала систему, при которой реформы должны идти спокойно. 5 апреля 2000 года Александр Волошин, новый председатель совета директоров РАО, глава администрации президента Владимира Путина, проводит совет в Кремле. Реформа РАО, разработанная под руководством Чубайса, утверждена. И — отправлена на доработку.

Как выяснилось, у реформы уже есть и открытые (например, Андрей Илларионов, советник президента), и скрытые (например, подчиненные главы Минтопэнерго Виктора Христенко) противники. Предполагалось, что реформа завершится в 2002 году. Но лишь в июле 2001 года очередной премьер, вполне дружественный некогда Чубайсу Михаил Касьянов, подписал план реформы, разработанный в "ЕЭС России". Анатолий Чубайс побеждал всегда — победил он и на этот раз. Чего это стоило? Прежде всего времени и людей.

Согласование реформы все время сдвигало ее сроки. Реформирование региональных энергокомпаний началось лишь в 2003 году — вместо 2001-го, как это виделось в 1999-м. Первая оптовая генерирующая компания, ОГК-5, начала создаваться лишь в 2004 году. В 2005 году правительство Михаила Фрадкова, в котором реформаторы-коллеги Анатолия Чубайса были представлены лишь двумя фигурами — главами Минфина Алексеем Кудриным и МЭРТа Германом Грефом, которых уже мало кто считал либералами, приняло новый план реформы энергетики: завершение реформы было отложено на 2006 год. Но к концу 2005 года уже сам Анатолий Чубайс признал, что завершение реформы ранее 2007 года невозможно. К тому моменту реформа вышла на финальный этап, сопротивление ей также стало максимальным. В феврале 2006 года к продвижению реформы пришлось подключать Владимира Путина, который буквально наорал на кабинет Михаила Фрадкова за задержки в согласовании документов. Но и это не очень помогло — запуск новой модели конкурентного рынка электроэнергии НОРЭМ переносился несколько раз, а торговля мощностями на НОРЭМ не запущена и до сих пор.

За эти почти десять лет Анатолий Чубайс уже подрастерял имидж "главного приватизатора страны", став окончательно "главным энергетиком". Ваучер почти стерся из памяти народной, как стерлись и "веерные отключения" электроэнергии, и выбивание энергодолгов, и полемика с Илларионовым о стратегии реформы, и энергобитвы с руководителями Приморского края, которых Чубайс, разумеется, уволил, и создание новой менеджерской команды РАО "ЕЭС России", и ее медленное разрушение. Были десятки попыток Госдумы уволить Чубайса с его поста в РАО. Были сотни слухов о том, что это уже произошло. И было собрание акционеров, определившее дату, когда это точно произойдет.

Приватизация лишь одного АО, проект, еще 1997 году казавшийся рядовой задачей экономической реформы, в 2007 году подходит к завершению. На могиле РАО "ЕЭС России", предпоследнего перед "Газпромом" оплота советской власти в экономике, просто необходимо выбить эпитафию: "Создано Лениным, ликвидировано Чубайсом". Должно быть, задача того стоила, раз Анатолий Чубайс решал ее минимум в два раза дольше всех остальных задач.

ДМИТРИЙ БУТРИН


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение