Коротко

Новости

Подробно

Вариации на западную тему

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 165

Российское бизнес-образование не ругает разве что ленивый: любое сравнение достижений отечественных бизнес-школ с западными оказывается не в пользу наших. И все же, если сделать скидку на юный возраст, российским школам МВА есть чем гордиться. Востребованность этого вида образования с каждым годом растет, программы постоянно совершенствуются. Впрочем, руководители многих бизнес-школ уверены, что среди их задач на данном этапе конкуренция с Западом вовсе не главная.


Полезные ориентиры


Любое сравнение западной и российской систем бизнес-образования будет некорректным хотя бы в силу молодости отечественных бизнес-школ. В конце концов, сама идея была позаимствована нами на Западе. Тем не менее некоторые амбициозные проекты по созданию российских бизнес-школ одной из главных целей ставят перед собой задачу получить мировое признание и на равных конкурировать с ведущими западными школами МВА. Идеи, воплощение которых позволило бы получить школе мировое признание, не новы: уход от академизма, крен в сторону практики, инновационные методы обучения, привлечение иностранных преподавателей и студентов, тщательный отбор слушателей. Лучшим подтверждением того, что школа достигла успеха на мировой арене, было бы, конечно, ее упоминание в мировых рейтингах бизнес-школ, но, увы, до этого еще далеко. А вот привлечение иностранных преподавателей и студентов — вполне осуществимая задача. По мнению Вилфрида Ванхонакера, профессора, декана Московской школы управления "Сколково", важно прежде всего ответить на вопрос, какую именно школу хочется создать, к какому уровню и образцу школа стремится. "Можно взять за образец любую школу, например Гарвард, и предложить аналогичный по качеству продукт,— говорит господин Ванхонакер.— Но если идти по пути копирования, необходимо помнить, что превзойти оригинал практически невозможно. Таким образом, чтобы стать конкурентной на мировом уровне, школа не только должна соответствовать самым высоким стандартам качества, но и быть уникальной. Мы очень четко представляем себе, какой школой хотим быть. Это акцент на лидерство и предпринимательство; фокус на рынки с быстрорастущей экономикой; и, наконец, активное обучение. Так, например, мы видим, что в ближайшем будущем такие страны, как Россия, Китай и Индия, будут играть важную, если не ключевую, роль в росте мировой экономики. Пока ни одна из бизнес-школ мира не фокусируется на этих рынках".

Сегодня российские школы бизнеса конкурировать могут только между собой, даже в тех случаях, когда их программы "пересажены" с Запада. Основная причина заключается в том, что российское бизнес-образование уже заняло определенную нишу на рынке образовательных услуг, к тому же наше "прочтение" МВА оказалось настолько специфическим, что оказалось попросту вне конкуренции с западным.

Как считает Дмитрий Павлов, проректор по развитию и внешним связям санкт-петербургского Международного института менеджмента, "Россия не конкурирует с западными школами бизнеса и не будет конкурировать в ближайшей перспективе. В России огромный растущий внутренний спрос, который удовлетворяется внутренним предложением. Мы, если можно так сказать, существуем в другой нише, работаем на внутреннего клиента".

Леонид Барон, директор Института социально-экономического и инвестиционного проектирования (ИСЭИП), кандидат экономических наук, выпускник программы МВА INSEAD, полагает, что сравнивать отечественное и западное бизнес-образование бессмысленно: "Никому же не приходит в голову сравнивать отечественную "Ладу" и, скажем, Mercedes Benz. Западные бизнес-школы учат тому, что востребовано Западом. У нас в стране нормальная бизнес-среда еще не сформировалась, поэтому и навыки, которые важны для западных управленцев, у нас пока очень слабо востребованы. Там огромное значение уделяют корпоративной культуре, прозрачности корпоративного управления, ориентации на увеличение финансовых показателей компании, публичное раскрытие информации для огромного числа акционеров. Все эти вещи у нас не являются решающими факторами для успеха корпораций. Наоборот, чрезмерное увлечение этими корпоративными процедурами способно, по мнению некоторых собственников, помешать максимизации прибыли. Вместе с тем ключевыми факторами успеха для современных российских компаний является умение эффективно выстраивать взаимодействие с государством, а не затратные мероприятия по улучшению имиджа и репутации компании, способные увеличить доходность лишь в долгосрочной перспективе".

Формальный подход


Хотя наши школы бизнеса и не конкурируют с западными, стоимость обучения в некоторых из них — их пока, впрочем, в России единицы — уже достигла мирового уровня, более 700 тыс. руб. ($40-150 тыс. в ведущих западных бизнес-школах за годовое обучение c учетом дополнительных расходов на проживание, питание, покупку учебных материалов).

При этом единственное условие, соблюдение которого могло бы, по крайней мере, позволить проводить параллели между российскими и западными школами МВА и даже приблизить наши школы к западным стандартам,— это наличие зарубежной аккредитации. Соответствие определенным критериям позволяет в каком-то смысле уравнять шансы. Аккредитацией во всем мире занимаются три международные ассоциации: AACSB (Американская ассоциация университетских школ бизнеса), EFMD (Европейский фонд развития менеджмента — программа EQUIS) и АМВА — Ассоциация МВА. Майк Грин, директор по работе с партнерами Школы бизнеса Открытого университета Великобритании: "Чтобы конкурировать, школа должна иметь хотя бы одну международную аккредитацию. Я уже не говорю о трех сразу, которыми в мире обладают только 20 бизнес-школ. Имея три аккредитации, школа может давать абсолютные гарантии содержания программ, преподавательского состава и даже соседей по парте. Пусть будет хотя бы аккредитация АМВА — это всемирно известный знак качества, под которым на сегодняшний день работают всего 100 школ в мире".

Сергей Щенников, ректор Международного института менеджмента ЛИНК добавляет: "Очень важен критерий наличия собственной научной базы: недостаточно разработать программу, необходимо каждый год вносить в нее изменения и дополнения. Затем критерий наличия современной образовательной технологии. Очевидно, что образование для детей и для взрослых, тем более для успешных бизнесменов, должно быть различным. Поэтому форма обучения в бизнес-школе не должна быть лекторной, когда слушателю в одностороннем порядке в уши закладывается информация. Это должны быть активные практико-ориентированные формы обучения, неотъемлемой частью которых является преподаватель-практик (тьютор). Как следствие этого критерия — система подготовки персонала и система управления качеством. В одночасье обзавестись этим набором невозможно".

Среди критериев, на которые принято обращать внимание при выборе бизнес-школы, можно назвать следующие: имидж школы, ее авторитет на рынке и в академических кругах; уровень профессорско-преподавательского состава и академических результатов деятельности; объем методической работы, проводимой школой, разнообразие ее деятельности; охват различных направлений бизнеса и наличие специализации; наличие тесной связи с бизнес-сообществом и внешние связи; контингент учащихся; конечные результаты обучения, трудоустройство и заработная плата выпускников.

Однако использовать эти критерии при выборе российской бизнес-школы, даже при наличии у нее зарубежной аккредитации, следует осторожно, с поправкой на российскую действительность.

Объективная реальность


В ряде случаев сравнение с западными бизнес-школами представляется совсем неуместным хотя бы потому, что в российском бизнес-образовании уже появились собственные традиции. Например, в отличие от Запада, у нас в стране пока не прижилась такая форма обучения по программам МВА, как full-time. Многие слушатели российских бизнес-школ не могут себе позволить оставить на год-другой работу и остаться на это время без заработной платы. Или другой пример: вместо практических занятий и большого объема самостоятельной работы, как на Западе, слушателей у нас "грузят" большим объемом теории на лекционных занятиях. Как показала практика, российский менталитет оказался неспособен быстро адаптироваться к новым стандартам обучения. Самостоятельная работа в отсутствие лекций зачастую воспринимается как нежелание преподавателя выполнять свои обязанности. А поскольку у нас нет такого строгого подхода при наборе, как в западных бизнес-школах, слушатели в группах могут иметь такой разноплановый опыт работы, что научить друг друга чему-то стоящему или поделиться опытом они просто не в состоянии.

Качественная оценка обучения со стороны выпускников в большинстве случаев весьма субъективна. Так, пытаясь обрисовать удовлетворенность слушателей обучением, компания Begin Group приводит обобщенные оценки (в опросе приняли участие 500 слушателей программ МВА московских бизнес-школ), которые порой полностью противоречат друг другу. Поэтому попытка охарактеризовать российское бизнес-образование в целом дает чрезвычайно путаную картину. Так, некоторые слушатели отмечали высококвалифицированных преподавателей, тогда как другие обращали внимание на низкий уровень тьюторов. Одним учебные материалы нравились, другим казался очевидным факт расхождения теории с практикой и неприменимость западных кейсов к российской действительности.

Российское бизнес-образование — явление хоть и противоречивое, но динамичное, прогрессирующее. Качество программ постепенно улучшается, и сами бизнес-школы все реже жалуются на тотальный дефицит преподавателей-практиков, хотя, конечно, их по-прежнему не хватает. Востребованность этого вида дополнительного образования в России с каждым годом растет, к тому же в будущем за потенциального слушателя может развернуться настоящая борьба. На российском рынке бизнес-образования конкуренция может развернуться не только между отечественными бизнес-школами, на наш рынок выходят заслуженные западные школы бизнеса.

Активные поиски новых возможностей в образовании способствуют появлению новых, уникальных и дорогостоящих программ, в частности, это относится к программам Executive MBA (МВА для первых лиц). По мнению профессора Владимира Морыженкова, научного руководителя программы Executive MBA LWB Государственного университета управления, российские стандарты должны коррелировать с западными, чтобы российские бизнесмены не выглядели там как белые вороны. Поэтому кроме основных блоков дисциплин, присутствующих во многих школах, таких как маркетинг, стратегия, финансы, в школе решили запустить программу развития лидерского потенциала. "Успешный человек должен быть успешным всегда",— считает Владимир Морыженков. Слушателям предоставляется возможность приобрести такие полезные в бизнесе навыки, как, например, пилотирование легкого самолета и управление яхтой. В числе других полезных предметов в бизнес-школе преподают деловой этикет, обучают игре в гольф и бальным танцам, а также учат разбираться в винах и сырах.

ЕЛЕНА АЛЕЕВА


Комментарии
Профиль пользователя