Коротко


Подробно

A Dubious Diplomat

Сомнительный дипломат

By Peter Finn


Питер Финн

20 лет назад молодой летчик очертя голову влетел в историю холодной войны.


Одномоторная Cessna трижды облетела вокруг Красной площади на высоте всего десять ярдов. Ее пилот искал место для посадки. Но тем вечером на площади было много народу. Поэтому пилот чуть набрал высоту, облетел стены Кремля, приземлился на Москворецком мосту и подъехал к собору Василия Блаженного.

20 лет назад Матиас Руст, 19-летний мечтатель из Западной Германии, прорвал противовоздушную оборону СССР ради, казалось, безумной идеи воссоединить Запад и Восток. Однако благодаря этому событию, ставшему одной из ярких сносок к истории холодной войны, советский лидер Михаил Горбачев получил повод уволить министра обороны и ряд других старорежимных военачальников, выступавших против гласности, что стало важным шагом вперед к падению коммунизма.

"Оглядываясь назад, я в замешательстве по поводу того, что я сделал",— говорит Руст. Сейчас он — богатый инвестор, играющий по-крупному любитель покера, живущий на два дома — в Германии и Эстонии. "Я устроил себе кучу неприятностей, но такова была моя судьба, а от судьбы никуда не денешься".

В 1987 году Руст переживал по поводу противостояния СССР и США и неудачи встречи рейкьявикской встречи Горбачева и Рональда Рейгана. Лидеры находились накануне прорыва на переговорах по ядерному разоружению. Но в последний момент соглашение сорвалось. "Тогда я был полон надежд. Я верил, что возможно все,— сказал Руст в телефонном интервью из своей квартиры в Гамбурге.— Мой полет должен был создать воображаемый мост между Востоком и Западом".

28 мая был и остается Днем пограничника. 20 лет назад в Парке имени Горького в Москве пограничники наливались водкой и горланили песни. Но ботаник-тинейджер уже готовился всех отрезвить. Руст, ярый пилот-любитель, начал свое приключение в Хельсинки. Он заполнил заявку на полет до Стокгольма и поднялся в воздух, не будучи уверенным в том, что сможет осуществить свой план. Но уже через 20 минут он отключил связь и повернул на восток. Финские авиадиспетчеры подумали, что он разбился.

"Во время полета я был в каком-то трансе, я как бы находился вне тела,— говорит он.— Помню, как, пролетая над пляжем в Эстонии, я сказал себе: 'Вот я и в СССР'.".

Москва была в 400 милях, но череда счастливых совпадений помогла Русту продолжить полет. В воздух поднялся перехватчик МиГ-23. Он полетел так близко, что можно было увидеть кислородную маску и шлем пилота, красную звезду на фюзеляже.

"Мне тогда стало страшно, я же не знал, что они собираются делать,— говорит Руст.— Но с самого начала полета я не верил в то, что они меня собьют. Я думал, может быть, они заставят меня сесть где-то, что я недолечу до Москвы". В 1983 году Советы сбили Boeing 747 Korean Air Lines, убив 269 человек. Руст думал, что это событие, возмутившее весь мир, заставит советские ВВС быть более осторожными и не сбивать его самолет.

Пилот, приблизившийся к самолету Руста, сообщил, что заметил "спортивный самолет", летевший ниже облаков. Его командиры заспорили, возможно ли такое. В то время в СССР не было частных самолетов. К тому времени, как в воздух поднялись новые самолеты, Руст скрылся в облаках. Генералы на земле решили, что радар просто неисправен. "Решим, что это просто стая гусей",— заявил один из высокопоставленных военных сил ПВО, раз и навсегда отбросив аргументы тех, кто думал, что пилот МиГ не ошибался.

Еще в Германии Руст купил и изучил карту Москвы, рассмотрел изображения московских достопримечательностей. Но оказавшись в небе над столицей, Руст обнаружил, что Москва огромнее и запутаннее, чем он предполагал. Сначала он подлетел к небоскребу МИДа, затем увидел и башни Кремля, и гостиницу "Россия".

Он приземлился. "Вокруг меня собралось человек 200,— вспоминает он.— Когда они поняли, что я не говорю по-русски, кто-то начал говорить со мной по-английски, и я объяснил им о своей миротворческой миссии".

Руст провел на Красной площади около часа, прежде чем появились сотрудники КГБ. Обычные полицейские и солдаты, находившиеся на площади, казалось, не знали, что с ним делать. Сотрудники КГБ попросили его предъявить паспорт и поначалу были шокированы отсутствием визы, полагая, что, возможно, он нанял самолет где-то в России. "Я сказал им, что хочу встретиться с Горбачевым",— вспоминает Руст. Сотрудники КГБ отправили его в участок для допроса.

Позже Руста приговорили к четырем годам лагерей за незаконное пересечение границы и хулиганство. Он провел в Лефортовской тюрьме 14 месяцев и был освобожден досрочно. "Со мной обращались очень хорошо",— рассказывает он, вспоминая, как делил камеру с одним англоговорящим заключенным.

В течение нескольких лет после своего освобождения жизнь Руста была неровной. Он все еще боролся с ветряными мельницами и неоднократно вступал в конфликт с законом. Он говорит, что у него были психологические проблемы, связанные с содержанием под стражей.

В 1989 году он пять месяцев просидел в немецкой тюрьме за то, что пырнул ножом женщину, которая отвергла его ухаживания. А в начале этого десятилетия он был признан виновным в воровстве и мошенничестве. Его проект создания исследовательской группы, которая помогла бы решить палестино-израильский конфликт, закончился провалом.

Руст говорит, что деньги, которые он заработал на своей популярности, вложены в недвижимость и несколько компаний, что он финансово независим и богат. Вместе с партнером он владеет инвестиционной компанией в Эстонии. Он играет в покер, делая крупные ставки. Однажды, по его словам, он вышел из-за стола с $1 млн. Руст посетил Россию в 1994 году, пробыв там три недели. Но несмотря на все свои усилия, он так и не встретился с Горбачевым.

Бывший советский лидер, находившийся в Восточной Германии, когда Руст приземлился на Красной площади, назвал это событие "национальным позором". Горбачев быстро использовал ситуацию в своих интересах, выступив против министра обороны Сергея Соколова и командующего ПВО Александра Колдунова. "На вашем месте я бы немедленно подал в отставку",— по слухам сказал Горбачев Соколову на экстренном заседании политбюро, состоявшемся через день.

"Я сделал так, что в глазах всего мира они выглядели дураками, но я думаю, что в чем-то помог Горбачеву,— говорит Руст.— И я сделал это потому, что любил мир".

Перевел Иван Ъ-Никольский



Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 28.05.2007, стр. 12
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение