Коротко

Новости

Подробно

Как это сделалось

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 29

Весной 1996 года Ельцин после многих месяцев пассивности вновь ощутил себя политическим бойцом и начал отвоевывать у левых улицы (на фото — Белгород, 4 апреля)

Фото: Alexander Zemlianichenko, AP

"Коммерсантъ", 09.07.96, N25

Иные циники считают, что ход предвыборной кампании определяется не столько явной борьбой между кандидатами, сколько борьбой скрытой — между их штабами. Эти же циники считают, что деньги в предвыборной кампании не главное. Они цинично считают, что деньги нужны, но главное — это мозги. А еще нужно уметь все — и деньги, и мозги — правильно организовать. У кого получилось, тот и победил. В ночь с 3-го на 4-е "Ъ" решил попробовать поверить циникам. Победителем в таком случае оказывался штаб Ельцина. Туда и отправился наш корреспондент.


Шампанское и загадочные улыбки. Эти слова полностью описывают обстановку в штабе. Шампанское было на столах, а загадочные улыбки — на лицах штабистов.

"Избирательная кампания — это искусство использовать ограниченное количество средств в условиях неограниченных возможностей",— неизменно отвечал на все вопросы руководитель пресс-службы и аналитической группы Общероссийского движения общественной поддержки президента (ОДОП) Вячеслав Никонов. Заметив, что тема здоровья президента оказалась последней картой коммунистов, он удовлетворенно подытожил: "Но мы сделали все, чтобы это не сработало". Он не мог скрыть своего удовлетворения работой президентского штаба.

И не он один. Довольными собой выглядели все штабисты. И довольство, и загадочные улыбки явно говорили о том, что все выборные know how уж им-то известны. Наверное, так оно и есть — победили все-таки. Однако я помню их лица совсем другими.

Неокончательная капитуляция


Шесть месяцев назад никто бы не поверил, что финал будет именно таким. Пожалуй, минувший Новый год был самым тяжелым моментом в жизни президента и его окружения за последние почти три года. Триумф коммунистов на парламентских выборах, казалось, служил предвестием гораздо более страшного — их победы в начинавшейся уже тогда президентской гонке. Самым актуальным в начале года был вопрос о том, станет ли вообще нынешний президент вести избирательную кампанию.

В одном из своих предвыборных интервью Борис Ельцин признался, что тогда его постоянно терзала мысль: а не бросить ли все на самотек, устранившись от борьбы за власть? Вероятно, мы так и не узнаем, что же послужило для него толчком к тому, чтобы вновь вернуться в публичную политику. Как отмечает главный специалист избирательного штаба Владимир Жарихин, Ельцину надо было сделать над собой огромное усилие, чтобы снова ощутить себя политическим бойцом после многомесячной пассивности: "Пропустив двое выборов, он как бы был за пределами политического поля".

"Одним из главных просчетов кампании Ельцина стало опоздание с ее началом на два месяца. Не успели дойти в первом и даже во втором туре до масс, поговорить с человеком",— считает член президентского совета Сергей Караганов. А вот у зюгановцев это получилось почти сразу. Они с самого начала очень эффективно общались с народом.

Ельцинским же зимой уж точно было не до этого. Свою предвыборную кампанию Борис Ельцин начал в середине января резкими и шокировавшими многих заявлениями о необходимости корректировки экономической политики. Развернутая затем президентом ожесточенная борьба за погашение задолженности по выплате заработной платы и пенсий стала на протяжении первых трех месяцев негласной избирательной борьбы ее единственным видимым проявлением с президентской стороны. Тем временем, однако, шло организационное формирование структур, которым и предстояло в конечном счете нанести поражение зюгановскому штабу.

Заградотряды


— Как все-таки был устроен избирательный штаб президента? Кто конкретно за что отвечал? — спрашиваю я главного специалиста Общероссийского движения общественной поддержки президента Валерия Хомякова.

— Ну, сейчас как-то уже неохота об этом... В общем, сначала все было примерно так. Штаб Юрия Ярова — организационные функции. Штаб Сергея Филатова занимался в основном связями с общественностью и общественными организациями. Структура Игоря Малашенко отвечала за кампанию в СМИ. Финансисты во главе с Анатолием Чубайсом, они несколько сбоку. В конце концов возник единый организм, и, слава Богу, возник где-то месяца за полтора до первого тура, а не как это обычно бывает — через неделю после выборов.

— Кто непосредственно принимал стратегические решения на базе полученной информации?

— Так трудно сказать. Да, было, наверное, какое-то ближайшее окружение, которое советовало президенту. Он сам назначал участников этого совета. Но у меня создается впечатление, что это в первую очередь — дочь Татьяна (Дьяченко), Виктор Илюшин, Сергей Филатов, Георгий Сатаров, Сергей Шахрай...

В конце концов удалось добиться того, что у людей, которые должны принимать ответственные решения, была объективная информация о ситуации в регионах. Была одна информация от властных структур и другая (где-то они совпадали, где-то нет) от общественных организаций. Сотрудники президентского штаба считают организацию двухканального потока информации из регионов своим важнейшим успехом. Кто владеет информацией, тот владеет ситуацией.

Важнейшую роль играла администрация президента, возглавлявшаяся Николаем Егоровым. Главное программно-аналитическое управление и было той структурой, которой впервые в истории страны удалось создать математическую модель выборов и дать удивительно точный прогноз линейной зависимости итогов голосования во втором туре в зависимости от явки избирателей.

Уже в конце апреля стало ясно, что если коммунистам, бывшим до тех пор фаворитами предвыборной гонки, и удастся выиграть, то эта победа будет очень трудной. Команда Ельцина шла практически без серьезных ошибок, в то время как избирательная тактика Геннадия Зюганова стала давать сбои.

Ошибки противника


«Понимаете, когда начинаешь „играть“ за коммунистов, то просто дурно становится. Сколько же упущенных возможностей было!» — удивлялись политтехнологи из ельцинского штаба

Фото: Эдди Опп, Коммерсантъ

"Если бы Зюганов встал под российский флаг и герб, то его было бы очень трудно победить", — считает Сергей Караганов. По его мнению, главная ошибка Зюганова такова: он возглавил коммунистическую партию. "Если бы он стоял во главе другой партии, он бы выиграл. Все деньги и мозги были бы за него, а так все деньги и почти все мозги были против".

"А еще коммунисты очень промахнулись с традиционной рекламой. Это вранье, что денег у них не было. Денег у них достаточно — тратили неправильно: сделали огромное количество макулатуры, а телевидением пренебрегли", — это уже и Караганов, и Никонов вместе говорят.

"Ошибкой было не делать оптимистических клипов, — считает Валерий Хомяков.— Во всех их клипах шло огромное количество людей с красными флагами, и позитива особого в этом не чувствовалось. Да и имидж у Зюганова был несколько странный, на мой взгляд. Он как-то вроде бы нормальный, не с рогами, вроде человечный и хорошо говорит... Но несколько странный".

В разговор вступает Владимир Жарихин:

— Понимаете, когда начинаешь пытаться "играть" за коммунистов, то просто вот как-то дурно становится. Сколько же упущенных возможностей было!

— Вы просчитывали эти возможности?

— Конечно. Взять, например, их народно-патриотический блок. Мы насчитали 31 полноценную организацию — этого вполне достаточно. Зачем тянуть было все эти мифические организации и говорить: вот у нас 200? Но при этом сами эти организации не работали. Не использован был потенциал Руцкого, а он все-таки не на нуле; потенциал Бабурина, а он отнюдь не на нуле. С коалиционным правительством технологически все неправильно было построено. И вообще-то вот эти разговоры о том, что пресса их мало освещает — это разговор людей, которые не понимают, что такое информационные поводы. Когда Зюганов говорил какие-то внятные, интересные слова, его тут же показывали. Но он говорил их очень редко, они не использовали конструирование информационных поводов. И вообще плохо работали с Зюгановым. Человек приходит к Киселеву на интервью, все вопросы уже заранее можно запросто просчитать — и все они при этом для него оказываются неожиданными.

Сталинград


На вопрос, когда Борис Ельцин стал лидером предвыборной борьбы, все эксперты президентского штаба отвечают одинаково. Это произошло во время его неожиданного выступления 9 мая перед многотысячной аудиторией в Волгограде, городе — оплоте КПРФ. Оно было прекрасно срежиссировано и показало, что Ельцин начинает отвоевывать у левых улицы, напомнило о массовых выступлениях в его поддержку в 1990-1991 годах. С этого момента, считает Хомяков, эйфория от декабрьской победы в штабе коммунистов развеялась окончательно. Владимир Жарихин считает, что "с середины мая у левых уже началась какая-то истерика".

Из душевного равновесия коммунистов вывело и применение ельцинским штабом их же оружия — пикетов в поддержку кандидата, добавив к ним антизюгановские пикеты. Ельцин забрал обратно улицу, и в каждой поездке по регионам его соперника встречали группы протестующих. "Задача была не только чисто внешняя: за кого-то сагитировать,— говорит Валерий Хомяков.— Был элемент и большой политической борьбы — вывести одних из душевного равновесия, а другим этого душевного равновесия добавить".

Главнокомандующий


Впрочем, от 70 до 90 процентов успеха избирательной кампании, отмечают и в президентской администрации, и в президентском штабе, принадлежат самому кандидату. Именно Ельцин является автором идеи предвыборного маневра, о котором образно рассказывает сотрудник администрации президента:

— Президент продемонстрировал нам, что такое не вымученное, а интуитивное понимание процесса избирательной кампании. Вы помните, он грубо сказал: "Демократы никуда не денутся". И устремился в центр. Зюганов должен был бы сделать то же самое — сказать "анпиловцы никуда не денутся" и устремиться в центр. Они бы пообижались-пообижались, как наш Гайдар в свое время, и вернулись бы. А он к нашему счастью за них держался и сделал все с точностью до наоборот. Отрезал вначале путь в центр, а потом, когда устремился в центр, оторвался от радикалов.

Возможно, такие вот неожиданные экспромты, основывающиеся не столько на анализе, сколько на интуиции, и являются показателем уровня политика и его подлинного потенциала. Как лидер своей команды Борис Ельцин имеет все основания отнести прежде всего на свой счет слова, сказанные в ночь с 3 на 4 июля Эмилем Паиным: "Профессионализм действующей команды год от года растет. Эти выборы были подготовлены лучше, чем все кампании, в которых я ранее участвовал. Уровень и умение возросли".

БОРИС БОЙКО


Комментарии
Профиль пользователя