Коротко

Новости

Подробно

"Подсудимые нанесли вред репутации армии"

Прокуратура потребовала посадить разведчиков Эдуарда Ульмана на 83 года

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Вчера в Северо-Кавказском окружном военном суде на процессе по делу четырех спецназовцев ГРУ, обвиняемых в убийстве шести мирных жителей Чечни в январе 2002 года, начались прения сторон. Обвинение, заявив, что вина подсудимых в этом преступлении полностью доказана, потребовало приговорить командира разведгруппы Эдуарда Ульмана к 23 годам лишения свободы. Если суд удовлетворит требование прокуратуры, все вместе спецназовцы отсидят 83 года.


Перед началом заседания в зал прибыла группа поддержки потерпевших, состоявшая из полутора десятков чеченцев — студентов Ростовской экономической академии. Они заняли задние ряды в зале, но уже минут через двадцать дружно задремали под выступление гособвинителя Николая Титова. Группа поддержки подсудимых, состоявшая из пенсионеров, продержалась дольше. Минут сорок ее участники сопровождали речь прокурора неодобрительным гулом, тихими возгласами "чушь" и "бред", но потом утихомирились.

Сам полковник Титов через полчаса доклада осип и после каждого своего аргумента в пользу виновности подсудимых пил минералку. Он выразил уверенность в том, что вина подсудимых была доказана по всем эпизодам уголовного дела и они понесут заслуженное наказание.

Согласно материалам дела, в январе 2002 года разведка проводила спецоперацию по нейтрализации полевого командира Хаттаба у селения Дай. Группа Эдуарда Ульмана находилась на дороге, ведущей в село, и должна была досматривать проезжавшие по ней машины. Один "уазик" проехал без досмотра, и, как заявил обвинитель, капитан Ульман, "стремясь избежать нареканий командования" за пропущенную машину, приказал своим подчиненным открыть огонь на поражение. А потом, "осознав, что может быть привлечен к ответственности" за убийство находившегося в машине директора Нохчу-Килойской школы Саида Аласханова и ранение двух других пассажиров "уазика", отдал приказ расстрелять всех шестерых задержанных. По словам полковника Титова, разведчики могли стрелять по машине, только если были абсолютно уверены, что в ней едут боевики. По версии гособвинителя, "подстрекатель и пособник в убийстве" майор Алексей Перелевский (он осуществлял связь между разведчиками и командованием спецоперации), "пытаясь скрыть вину подчиненного Ульмана", переложил вину за преступный приказ на руководство спецоперацией. Полковник Титов отметил: в ст. 40 устава внутренней службы сказано, что офицеры "должны руководствоваться своей гражданской совестью и нести ответственность за исполненные преступные приказы".

Прокурор попросил суд исключить из состава предъявленного спецназовцам обвинения термин "неоднократность совершенных преступлений" и согласился с доводами защиты об исключении из дела эпизода с подрывом расстрелянного автомобиля, оставив в обвинении только его поджог с целью сокрытия следов ранее совершенного преступления.

"Чтобы снять с себя вину,— отметил полковник Титов,— подсудимые готовы даже искалечить еще одну судьбу — командира спецоперации". Давая показания в суде, Эдуард Ульман неоднократно заявлял, что приказ об уничтожении чеченцев поступил к нему по рации от руководившего спецназом полковника Плотникова.

В то же время господин Титов признал, что у разведчиков для "работы блокпостом" не было ни бронежилетов, ни касок, ни шлагбаума, ни БТР, так что задача на блокирование ими дороги была поставлена не совсем корректно. "Но если бы Ульман вовремя остановился,— быстро поправился гособвинитель,— и не вступил в преступный сговор с другими подсудимыми — Алексеем Перелевским, Владимиром Воеводиным и Александром Калаганским,— то его вина была бы совсем другой". "Подсудимые клялись защищать отечество и его граждан,— восклицал господин Титов,— но в итоге погубили жителей и нанесли вред репутации армии".

Обвинитель потребовал лишить подсудимых званий и наград, приговорив главных, с его точки зрения, виновников трагедии — капитана Ульмана и майора Перелевского — к 23 годам лишения свободы, прапорщика Владимира Воеводина к 19 годам, а старшего лейтенанта Александра Калаганского к 18 годам с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

При этом прокурор предложил вынести частное определение в адрес начальника ГРУ Минобороны РФ за то, что командование части, в которой служили спецназовцы, не только не возместило ущерб семьям погибших и не провело внутреннее расследование ЧП, но и пыталось скрыть вину своих подчиненных.

Вчерашняя речь прокурора немногим отличалась от выступлений обвинителей на двух предыдущих процессах по делу группы капитана Ульмана. Те процессы, напомним, проходили с участием присяжных и завершились полным оправданием подсудимых. На этот раз дело рассматривается судебной тройкой.

Ожидается, что сегодня в прениях выступят потерпевшие и их представители, а затем в ходе процесса будет объявлен перерыв, чтобы к прениям смогли подготовиться адвокаты подсудимых.

Сергей Ъ-Кисин, Ростов-на-Дону



Комментарии
Профиль пользователя