Дети режиссера Шмида

Ретроспектива Ганса Кристиана Шмида

показы кино

В Санкт-Петербурге открылась ретроспектива режиссера Ганса Кристиана Шмида, считающегося одной из главных фигур молодого немецкого кино. Комментирует МИХАИЛ Ъ-ТРОФИМЕНКОВ.

Ретроспектива, подготовленная Гете-институтом в рамках программы "FilmForum: кинопоказы, доклады, дискуссии", озаглавлена патетически "Быть молодым". Так и хочется переименовать ее на перестроечный лад "Легко ли быть молодым". Ганс Кристиан Шмид пишет историю Германии, сначала Западной, затем объединенной — как историю неврозов, обуревавших юных немцев.

Документалист из Мюнхена обратился к игровому кино в середине 90-х годов, когда ему стукнуло 30 лет, а немецкое кино пребывало в коме. Фильмы, даже лучшие из них, снимались в камерном, "телевизионном" формате, которому Шмид до недавнего времени оставался верен. Впрочем, у этого формата есть свое преимущество — он позволяет вплотную приблизить зрителя к персонажам: фильмы Шмида — портретная галерея испуганных людей. Но Шмид почти никогда не впадает в патетику, сохраняет здоровую приземленность интонации и чувство юмора.

Самые колоритные из его героев — Карл Кох из фильма "23" (1998) и Михаэла из "Реквиема" (Requiem, 2006). Но при всей неправдоподобности того, что с ними происходит на экране, именно эти два фильма основаны на реальных событиях. Правда жизни оказывается невероятнее правды искусства.

Карл Кох вкладывает полученное им наследство в покупку квартиры и новейших компьютеров. Быстро становится крутым хакером, бредящим конспирологией, и через каких-то, совсем не похожих на персонажей шпионского действа, людей выходит-таки на советскую разведку, по заказу которой взламывает коды военных баз и атомных электростанций. Гонорары спускает на кокаин, а после падения Берлинской стены погибает при невнятных обстоятельствах. Михаэла желает жить как все, учиться в университете. Но то, что она страдает от эпилепсии,— неглавная ее проблема. Гораздо тревожнее голоса, которые она слышит, что твоя Жанна Д`Арк, и галлюцинации. Единственным выходом оказывается возрождение в просвещенном Западном Берлине практики средневекового экзорцизма.

Главные фильмы Шмида складываются в трилогию. Если "Реквием" это слепок состояния умов в Германии "свинцовых", как их называют, 70-х, а "23" — 80-х с их страхом перед ядерной войной, то "Дальний свет" (Lichter, 2003) посвящен рубежу ХХ и XXI столетий и рубежу как таковому. Действие происходит на границе между Франкфуртом и польским городом Слубицы. Беглецы из Восточной Европы стараются перейти границу. Впрочем, только ленивый европейский режиссер не снял фильма о незаконных иммигрантах с Востока, так что "Дальний свет" рискует показаться запоздавшим и банальным.

Столь же предсказуемы в общем и фильмы Шмида об обычных тинейджерских проблемах: "После пяти в джунглях" (Nach Funf im Urwald, 1995) и "Crazy" (2000). Вообще, для того чтобы снять что-то неожиданное на заезженную подростковую тему, надо обладать талантом Франсуа Трюффо или Динары Асановой. Но именно своим дебютом "После пяти в джунглях" Шмид уже обеспечил себе место в истории немецкого кино, пригласив на роль беглянки из родительского дома никому тогда не известную 20-летнюю Франку Потенте, спустя три года ставшую знаменитой "бегущей Лолой".

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...