Коротко


Подробно

Марочная вина

Фото: GETTY IMAGES


Марочная вина

        После первой мировой войны финансовое положение многих стран мира заметно пошатнулось. На фоне галопирующей инфляции и обесценения валют в Европе хитроумный итальянский эмигрант построил в США одну из самых оригинальных в истории финансовых пирамид, получившую название "схема Понци". Чарльз Понци обещал инвесторам баснословные доходы от международных арбитражных операций с почтовыми марками, но использовал привлеченные суммы на выплаты желающим прекратить инвестиции.


        Чарльз Понци родился 3 марта 1882 годf в городе Луга недалеко от Равенны, на севере Италии. Сведения о детстве и юношестве будущего пирамидостроителя чрезвычайно противоречивы. В интервью газете The New York Times на пике славы Понци рассказывал чудесные сказки о своем детстве: что родился он в обеспеченной семье, никогда ни в чем не нуждался, получил прекрасное образование... В Италии он не работал, учился в Римском университете, кутил в барах, посещал оперу. Но когда Понци прибыл в США, в трудовой книжке значилось: профессия — клерк. В этом же интервью Понци признался: "Мне казалось, что трата денег — самое интересное занятие в жизни. Однако эта игра — как воздушный шар: сколько бы ни взмывал он ввысь, рано или поздно ему придется опуститься на землю". Понци словно предвидел свое будущее. Как бы то ни было, в 1903 году Понци бросил учебу в университете и отправился за океан. При этом по дороге он так увлекся игрой в карты, что оставил попутчикам почти все свои деньги и въехал в страну с $2,5 в кармане.
       Однако Понци не унывал. Он быстро научился говорить и читать по-английски. Работал он мойщиком посуды в ресторане, спал тут же на полу, не имея другого жилья. Со временем он дослужился до официанта, но долго в этой должности не продержался. Он обсчитывал клиентов, мудрил со счетами, и вскоре его уволили. В 1909 году его осудили за подлог уже в Канаде на три года лишения свободы. В письме матери он сообщал, что нашел работу "специального помощника" тюремного надсмотрщика. За примерное поведение его выпустили уже через 20 месяцев. Освободившись, он возвращается в США.
       Не прошло и десяти дней, как Понци снова арестовывают за попытку незаконно переправить через границу своих соотечественников. Его осудили и на два года отправили в тюрьму Атланты. Здесь судьба свела его с заключенным Чарльзом Морисом, который убедил докторов, что умирает от того, что наелся мыльных стружек, и его освободили раньше времени. Наблюдая за изворотливым и находчивым Морисом, Понци дает себе слово найти способ разбогатеть.
       

Желтые расписки


       Однако все попытки Понци сколотить состояние долгое время заканчивались фиаско. Судьба улыбнулась Понци совершенно неожиданно. В августе 1919 года Понци пролистывал журнал и вдруг загорелся идеей выпуска международного издания. Он написал письмо в испанскую фирму с предложением о сотрудничестве. В ответное письмо представитель испанской фирмы вложил международные обменные купоны, которые Понци мог обменять на американской почте на марки, чтобы отсылать в Испанию номера своего журнала.
       При этом оказалось, что в Испании обменный марочный купон стоит около одного цента, а в США на него выдали марок на шесть центов. 26 мая 1906 года США и еще 60 стран подписали Универсальную почтовую конвенцию, которая облегчала обмен почтовыми отправлениями между странами-участницами. Для Понци был важен 11-й пункт соглашения: "Марочные купоны подлежат обмену во всех почтовых ведомствах стран, подписавших настоящее соглашение. Минимальная цена купона — 28 сантимов либо эквивалент этой суммы в валюте страны, печатающей купоны. Купоны подлежат обмену на почтовые марки с номиналом 25 сантимов либо эквивалент этой суммы в валюте страны, в которой происходит обмен". 3 сантима компенсировали почтовые расходы при возвратном отправлении: получатель возвратного марочного купона мог обменять его на марки своей страны, которые не продавались в стране отправителя. Так родилась "схема Понци" — своего рода денежный арбитраж.
       Понци сыграла на руку и финансовая обстановка в мире. После мировой войны во многих странах была серьезная инфляция, валюты обесценились, но почтовый обменный курс оставался прежним. Понци изучил обменные курсы в других странах. Первым делом Понци решил конвертировать свои доллары в итальянские лиры (или в другую валюту страны, где обменный курс был благоприятным). На эти деньги иностранные агенты Понци должны были накупить международных марочных купонов в странах со слабой экономикой. Потом марочные купоны отправлялись в США и менялись на деньги. Чистая прибыль от этих операций превышала 400%.
       В декабре 1919 года в муниципалитете Бостона Понци зарегистрировал Компанию по обмену ценных бумаг (The Securities Exchange Company), весь штат которой состоял из одного человека — Понци. Он выдавал своим инвесторам долговые расписки, в которых обещал выплатить определенную сумму. Долговая расписка гласила: "Компания по обмену ценных бумаг обязуется уплатить за полученную сумму в размере $1000 г-ну имярек по предъявлении настоящего ваучера по истечении 45 дней с указанной даты ровно $1500 в офисе компании по адресу Скул-стрит, 27, комната 227 или в любом банке".
       Таким образом, Понци обещал увеличить начальный капитал вкладчиков на 50% за 45 дней и удвоить за 90 дней. На самом же деле операции с марками он прокручивал только на первых порах. Потом он выплачивал деньги из вкладов последующих инвесторов. В интервью все той же The New York Times Понци самозабвенно врал, что у него есть стартовая сумма для открытия компании. В действительности в декабре 1919 года Понци одолжил $200 у мебельного торговца Дэниелса. На эти деньги он купил стол, стулья и шкаф для будущего офиса и пообедал. Тогда Понци не мог и предположить, что совершает роковую ошибку, которая будет стоить ему бизнеса.
       Схема заработала. Первыми клиентами Понци были его соотечественники, но американцы тоже не смогли удержаться от соблазна быстро разбогатеть и попались на удочку. Сначала долговые расписки были разноцветными — в зависимости от первоначального вклада. Однако потом из-за большого потока клиентов все они стали желтыми.
       

Дюжина тростей с золотым набалдашником


       Весной 1920 года Понци передал управление компании в руки 18-летней Люси Мартелли. Штат компании постепенно увеличивался и достиг 30 человек. 20 мая 1920 года Понци открыл депозитарный счет в Ганноверской трастовой компании (Hannover Trust Company, HTC) и большую часть денег переводил туда. HTC явно благоволила Понци. Во-первых, Понци и HTC заключили договор, по которому компания сначала принимала долговые расписки с подписью Понци, а потом дебетовала его счета задним числом. Во-вторых, в обмен на долговые расписки Понци HTC выпустила депозитный сертификат на $1,5 млн, который служил залогом стабильности компании. Благодаря этим маневрам HTC помогала компании Понци избежать овердрафта.
       28 мая 1920 года Понци получил то, ради чего все и затевал. За $35 тыс. он приобрел 22-комнатный особняк в банкирском квартале Лексингтон. Понци зажил той жизнью, о которой мечтал с детства. Наконец-то он мог тратить столько денег, сколько хочется. Понци одевался у лучших портных, имел в запасе дюжину тростей с золотым набалдашником. Американцы восхищались Понци, прочили ему будущее в политике. Газеты вовсю описывали "схему Понци", как они прозвали его финансовую пирамиду.
       

Крах под кофе с хот-догами


       К июлю 1920 года Компания по обмену ценных бумаг принимала от населения около $1 млн в неделю. 15 июля HTC увеличила свой уставный капитал с $200 тыс. до $400 тыс. А Понци, в свою очередь, приобрел пакет акций компании стоимостью $150 тыс., что составляло 38% всего банковского капитала. Джозеф Аллен, федеральный уполномоченный по банкам Массачусетса, почуял неладное и начал внимательно присматриваться к действиям Понци. Однако пока придраться было не к чему. И тут вдруг не выдержал мебельный торговец Дэниелс. Наблюдая за роскошью, в которой жил Понци, он позавидовал его стремительному успеху.
       Хотя Понци давным-давно расплатился с Дэниелсом, тот решил предъявить ему претензии. Он явился к цветущему Понци и в присутствии своего адвоката заявил, что условием для предоставления кредита была половина будущей прибыли компании. Понци попытался отделаться от неожиданного компаньона, однако Дэниелс одержал верх. По закону на время разбирательства исков по имущественным претензиям активы ответчика замораживались. В результате более $500 тыс. Понци оказались замороженными. В этом случае лучшим выходом для Понци было собрать остатки денег и бежать. Однако Понци остался и продолжал мечтать. Он планировал основать новый вид банка, где прибыль распределялась бы поровну между акционерами и вкладчиками. Он также предполагал открыть свою компанию под новым именем — Компания Чарльза Понци, главной целью которой стало бы вложение денег в ведущие промышленные предприятия по всему миру.
       Каким-то чудом прокурор штата Джозеф Пеллтиер уговорил Понци на время приостановить прием вкладов от населения и разрешить аудиторскую проверку своей компании. Вкладчики, вдруг сообразившие, что могут лишиться своих денег, впали в бешенство. Они выстраивались в очередь перед офисом компании Понци и требовали свои деньги. Понци встречал их уверенной улыбкой и уверениями в непременной выплате денег. Однажды он усыпил бдительность вкладчиков, вынеся им кофе и хот-доги. Растроганные инвесторы разошлись по домам. Кроме того, он все же оплатил около 1000 требований.
       Дальше события развивались молниеносно. Понци вдруг объявил о создании нового предприятия с капиталом $100 млн. Несмотря на старания HTC, овердрафт на счете Понци все же наступил. HTC разбила полуторамиллионный сертификат на три части (по 500 тыс. каждая) и компенсировала перерасход в $441 тыс. Наблюдавшая за марочным помешательством почтовая администрация 11 августа 1920 года объявила о пересмотре обменного курса для возвратных купонов — впервые с 1906 года. А 12 августа Понци арестовали. Обязательства компании Понци составили $7 млн, в активы попало $4 млн, дефицит достигал $3 млн. Началась охота за тайными активами Понци. Обыскивали его дом, дом мисс Мартелли. $9926 нашлось в банковском сейфе, еще $1155 сдал один из агентов компании. $40 тыс., которые Понци перевел на счет Дэниелса, конфисковали для распределения между инвесторами.
       25 октября Понци признали банкротом. Суд приговорил Понци к пяти годам лишения свободы, констатировав: "Мистер Понци получил от вкладчиков $10 млн и выплатил обратно $8 млн. Недостача составила $2 млн".
       Однако страсть к незаконным операциям была у Понци в крови. Выйдя из тюрьмы, он пускается в мелкие махинации, и в 1934 году его депортируют на родину. Вернувшись в Рим, он становится переводчиком с английского. В 1939-1942 годах Понци служил представителем "Итальянских авиалиний" в Рио-де-Жанейро.
       От наметанного глаза развенчанного финансового короля не укрылось, что некоторые чиновники "Итальянских авиалиний" используют служебное положение для контрабанды валюты. Понци потребовал доли в бизнесе и после отказа сообщил обо всем бразильскому правительству. С началом второй мировой войны Понци вновь пополнил ряды безработных. Он сдает квартиры внаем, дает уроки английского языка... Умер он в январе 1949 года в благотворительном отделении больницы в Рио-де-Жанейро, оставив на свои похороны $75.
ЮЛИЯ ПОГОРЕЛОВА
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение