Коротко

Новости

Подробно

Тьма с вариациями

Дженни Хольцер в венском музее МАК

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

выставка видеоарт

В венском музее прикладного искусства МАК открыта выставка знаменитой американской художницы Дженни Хольцер. Той самой, чьи работы так и не увидели в Петербурге посетители открывшейся в понедельник ретроспективы Павла Филонова в Русском музее. Комментирует АЛЕКСЕЙ Ъ-ТАРХАНОВ.


В качестве бонуса к и без того шумной выставке "Павел Филонов — очевидец незримого" (см. Ъ от 18 июля) Русский музей решил показать инсталляции двух современных художников. Работа Вадима Захарова — голубой лев, изъясняющий словами Филонова его "аналитический метод",— удачно разбавила патетику основной экспозиции трогательной иронией. Вторым приглашенным гостем должна была стать 56-летняя американка Дженни Хольцер, прославившаяся своими абсурдистскими "бегущими строками", помещенными на манер рекламных анонсов на фасадах исторических зданий и в музейных залах. Она намеревалась таким же образом поработать с дневниками Павла Филонова, спроецировав их строки на фасад Русского музея.

Выставок Дженни Хольцер в России еще не было, хотя мало какой крупный европейский и американский город обошелся без ее инсталляций. Последняя по времени работа американки под названием "ХХ" открылась в австрийском Museum fur Angewandte Kunst (МАК). Так что до 17 сентября ближайший пункт для знакомства с Дженни Хольцер — Вена.

Дженни Хольцер не первый раз гостит в МАК. 13 лет назад она участвовала в создании постоянной экспозиции, когда директор знаменитого венского музея, друг всех великих архитекторов и художников Питер Ноевер, каждый зал своего музея поручил какой-нибудь звезде современного искусства класса Хольцер или Дональда Джадда. Дженни Хольцер сделала тогда экспозицию мебели бидермайера с алюминиевой копией массивного великолепного супермещанского дивана и маленькими сентенциями, бегущими по фризу, опоясывающему зал.

Нынешняя выставка гораздо более проста. Всего два зала, в первом крутят видеозаписи разных знаменитых проектов американки, второй зал отдан собственно инсталляции. Световые проекторы держат под перекрестным огнем темную комнату, в которой разбросаны алюминиевые подушки, словно снятые с того самого бидермайеровского дивана. По стенам бегут тексты нобелевской лауреатки 2004 года, австриячки-феминистки Эльфриды Елинек — в том числе строки знакомых нашим читателям "Любовниц".

Экспозиции видеоарта — неплохая тема для искусствоведческой зауми. Но далеко не всегда они относятся к настоящим произведениям искусства, критерием которого для меня остается непосредственное, неразумное, физическое и психологическое воздействие. В этом смысле работа Дженни Хольцер совершенно эталонна. В ее темном зале чувствуешь себя подопытным кроликом, которого испытывают светом, молчанием и словом. По полу разбросаны подушки, но попробуй на них посидеть, по стенам идут тексты, но попробуй прочти и вылови из них связную фразу. Ну а когда под ногами скользит и неумолимо надвигается на тебя какое-то гигантское монументальное the, становится просто страшно. Вспоминаешь, что Елинек не только нобелевская лауреатка, но и лауреатка премии Кафки.

Так что жаль, что она не доехала до Санкт-Петербурга и проект с Русским музеем сорвался. Некоторые музейные работники Русского говорят, что не сошлись в цене. Некоторые западные — что не сошлись в авторских правах. Но я-то думаю, что дело не совсем в аппетитах Дженни Хольцер. Видимо, устроителям выставки представилась страшная картина. Владимир Владимирович Путин с зарубежными коллегами стоит пред Русским музеем и, шевеля губами, читает филоновскую поэму "Пропевень о проросли мiровой", начертанную огненными буквами на фасаде бывшего музея Александра I, как "мене, текел, перес" на валтасаровом пиру. В музее явно решили — словами не бросаться.


Комментарии
Профиль пользователя