Коротко

Новости

Подробно

Товарищ по партии

Владимир Путин дебютировал в роли генсека

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

вождизм

В прошедшую субботу президент России Владимир Путин встретился с членами фракции партии "Единая Россия" и выступил перед ними с продолжительной речью. Специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ считает, что это была речь их товарища по партии.


Члены фракции приехали в пансионат "Лесные дали" организованно, на нескольких автобусах. За стеклом каждого автобуса была табличка: "Группа Катренко", "Группа Морозова", "Группа Пехтина"... Неизвестно, означает ли это, что внутри фракции "Единой России" есть группы депутатов, ведущие друг с другом бурные внутрипартийные дискуссии, зашедшие так далеко, что члены этих групп принципиально ездят в разных автобусах, или просто руководство фракции определило ответственных за депутатскую явку, ибо слишком хорошо понимало, что по своей инициативе депутаты "Единой России" ранним утром в субботу добровольно не придут на встречу не то что с Владимиром Путиным, а и с Господом Богом.

Жители пансионата с трепетом наблюдали за десантированием в непосредственной близости от них нескольких сотен панически похожих друг на друга людей в одинаковых черных и серых костюмах и инстинктивно прятали за спинами своих детей и успокаивали их как могли: "Ничего, Витя, ничего, мой мальчик, они скоро уйдут". Какой-то ребенок, конечно, все-таки заплакал. У меня и у самого было полное впечатление: ввели войска.

Депутаты надолго остановились возле корпуса, в котором есть большой холл, где поставили длинный стол и стулья. Многие депутаты, впрочем, не стремились как можно скорее попасть внутрь. Им, кажется, нравилось, стоя на площади перед входом, ощущать себя мрачной, величественной силой, способной в любой момент — вот хоть тут, на улице — принять сразу во всех чтениях какой-нибудь федеральный закон, в очередной раз переворачивающий человеческие представления о прекрасном. Они стояли и, как в перерыве пленарного заседания, о чем-то вполголоса переговаривались, разбившись снова на группы по интересам (надеюсь, что государственным).

Так продолжалось до тех пор, пока прямо ко входу не подъехала машина замглавы президентской администрации Владислава Суркова и из нее не вышел сам замглавы. Господин Сурков витиевато улыбался и закуривал, стоя на крыльце у самого входа. Он, надо признать, занял убедительную позицию, и последовавшие события подтвердили это. Тут же с депутатами на улице произошло что-то невероятное. Они, толкаясь, быстро двинулись ко входу с рамками металлоискателей (сразу образовалась жизнерадостная давка), и целью этого движения было только одно: кивнуть господину Суркову. Бонусом, на который каждый из них в душе не рассчитывал, было получить кивок в ответ.

Через полчаса могучий холл впитал в себя всю депутатскую фракцию без остатка. Еще через полчаса появился президент страны. Он начал говорить, но кто-то мужественно перебил его: "Ничего не слышно". В холле первые несколько минут и правда была проблема с динамиками.

Господину Путину на первый взгляд понравилось, что депутаты "Единой России" делают ему замечания.

— Буду говорить громче,— кивнул он.

Возможно, президент вообразил, что эти люди и в самом деле ощущают себя правящей партией. Впрочем, господин Путин поискал глазами человека, перебившего его, и потом внимательно смотрел на него, словно запоминая. Не хотел бы я, чтобы на меня кто-нибудь так смотрел. У меня и так проблем хватает.

Речь президента была длинной, и он время от времени отвлекался от ее текста. Господин Путин перечислил депутатам их основные достижения. В этой аудитории не нужно было никому даже объяснять, что все эти достижения — отмена налога на наследство, упрощение порядка оформления недвижимости ("Его уже окрестили 'дачной амнистией', и по-моему, совершенно справедливо",— заявил президент), начало работы Общественной палаты, принятие Водного кодекса, упрощение порядка оформления и распоряжения землями сельхозназначения, сокращение срока давности по приватизационным сделкам — были выстраданы и предложены для обсуждения в Госдуме самим господином Путиным. То есть он благодарил их за то, что они справились с его поручениями во всех трех чтениях.

После этого господин Путин начал ставить перед депутатами новые задачи, и я с некоторой оторопью понимал, что чем дольше он говорит, тем очевиднее, что он выступает как полноценный лидер этой партии.

— Во-первых, партия может участвовать в подготовке специалистов для государственной службы и местного самоуправления,— заявил президент.— Кадровым резервом партии, конечно же, является молодежь. Однако в региональных законодательных собраниях из более чем двух тысяч депутатов "Единой России", там, если не ошибаюсь, лишь девять человек в возрасте до 30 лет. В самой Государственной думе из такого большого отряда депутатов, которые представлены здесь, 310 депутатов фракции, только шесть человек на момент избрания были моложе тридцати!..

Президент страны был очень озабочен кадровыми проблемами "Единой России" и не скрывал этого.

— И, конечно, я считаю обоснованным последнее решение "Единой России" о предоставлении молодежи 20% мест в избирательных списках. Конечно, мы с вами понимаем: квотирование по возрастному признаку, по половому признаку — это спорное решение вопроса. Я это тоже понимаю и согласен с этими соображениями, с этими сомнениями. Но тот факт, что некоторые другие партии приняли аналогичные установки, все-таки подтверждает, что мы вынуждены, наверное, принимать такие решения.

Вот, он сказал это. Впервые президент не то что не дистанцировался, как раньше, от партии "Единая Россия", а наоборот, говоря про нее, сказал "мы". После этого можно было даже уже не просить Владимира Путина возглавить "Единую Россию". Он, произнося свою речь перед депутатами, только что это сделал.

Говоря о национальных проектах, президент страны неожиданно назвал ответственным за их реализацию прежде всего весь депутатский корпус "Единой России".

— Все эти национальные проекты...— с некоторым пренебрежением произнес президент,— это не что-то данное сверху. Это прежде всего проекты "Единой России"!

Депутаты примолкли. Они все-таки не предполагали, что это их проекты. Президенту удалось их удивить. Для них более комфортной была бы другая позиция. Они с удовольствием лучше бы критиковали тех, кому поручено ими заниматься, например, в правительстве. Это, кроме того, принесло бы гораздо больше прямой политической пользы любому здравомыслящему депутату (а такие здесь, наверное, тоже были).

Но все-таки президенту предстояло ответить на нелегкий вопрос: почему эти проекты являются их проектами. Ведь на первый взгляд это, как говорится, невозможно понять. В это можно только поверить. Видимо, это и предстояло теперь сделать депутатам. Но президент все же решил облегчить им эту задачу.

— Потому что они вырабатывались с участием ваших представителей,— пояснил он.— По сути своей ваши идеи, ваши требования к правительству, ваши установки были положены в основу этих национальных проектов. Поэтому я прошу относиться к ним как к своему собственному детищу.

Очевидно, господин Путин решил, что груз ответственности за эти проекты не будет лишним для депутатов. Ну да, своя ноша, как говорится, не тянет.

Борис Грызлов отчитался перед президентом прежде всего за то, что "уровень консолидированности в голосовании (в Госдуме.—А. К.) у нас превысил 96%". Спикер парламента, кроме того, исчерпывающе объяснил, для чего уровень консолидированности был доведен до такой многозначительной цифры.

— Считаю, что заслуга нашей фракции,— сказал Борис Грызлов,— это то, что мы уверенно проводим в жизнь те законопроекты, которые необходимы в связи с проведением курса, который сформулирован вами, Владимир Владимирович.

После этого Борис Грызлов прошелся по широкому кругу коренных экономических вопросов, демонстрируя, что правящая партия берет под контроль жизнь страны во всех ее проявлениях. Так, от заявил, что "нужно принимать бюджет будущего года не позднее конца октября предыдущего".

— Мы приняли бюджет в прошлом году в декабре месяце,— рассказал Борис Грызлов.— И январь, и февраль, и март были мертвые месяцы для реализации именно инвестиционных проектов. Регионы не получают средств, отрасли не получают средств, в результате мы теряем три месяца в экономическом развитии нашего государства! Но сейчас у нас, у фракции, нет уверенности в том, что проект бюджета в нынешнем виде позволит решить важные задачи, которые поставлены и вами, Владимир Владимирович, и которые были сформулированы нашей партией на съезде в Красноярске и на заседании генерального совета в апреле текущего года.

Господин Грызлов старался между делом лишний раз дать понять, что Владимир Путин и "Единая Россия" уже давно близнецы-братья. Кроме того, он расстроенно рассказал, что "сегодня около 50 тысяч населенных пунктов нашей страны не имеют транспортного сообщения в круглогодичном объеме", поделился гордостью, связанной с тем, что "наша фракция в прошлом году сумела уже практически при сформированном бюджете найти миллиард рублей, чтобы направить их на строительство атомного реактора БН-800 на быстрых нейтронах", и озабоченностью, связанной с тем, что "мы вывели цифру при помощи экспертов, так вот господдержка сельского хозяйства может составлять примерно 500 рублей на один гектар обрабатываемой земли". Господин Грызлов заявил, что "нужно постановлением правительства Российской Федерации принять решение о запрете поставки лекарственных средств в розничную сеть без использования технологий, которые защищают лекарства от подделок. Это не вмешательство в деятельность производителей — это борьба за жизнь и здоровье наших граждан!" Кроме того, "необходимо принять закон о запрете экспорта круглого леса". К концу выступления спикера сложилось полное впечатление, что мы сидим на заседании правительства РФ, а с докладом выступает не спикер Госдумы, а один из вице-премьеров, причем самый амбициозный.

О ходе реализации в Госдуме послания президента отчитывался Олег Морозов. Он признался, что "в послании президента большинство граждан услышали то, что хотели услышать", предложил еще один нацпроект "Вместе зарабатываем — вместе тратим!" (не рассказал, с кем вместе он собирается делать то и другое, и можно ли присоединиться к реализации этого проекта сразу на втором этапе).

— Я хочу оттолкнуться от ваших, Владимир Владимирович, слов...— говорил Олег Морозов, просительно поглядывая на президента, и тот великодушно кивал: мол, чего уж, отталкивайтесь, если очень надо.

Но вместо этого господин Морозов отталкивался от слов философа Ильина (что-то там про корни и листья), с легкой руки господина Путина заменившего российским политикам и общественным деятелям полное собрание сочинений Владимира Ильича Ленина. Впрочем, к концу своего выступления Олег Морозов неожиданно продемонстрировал, что замена товарища Ленина на господина Ильина не может считаться исчерпывающей. Иначе у него не возникла бы нужда вспомнить еще про одного человека, который тоже время от времени произносил слова, пригодные для цитирования депутатом Государственной думы Российской Федерации на встрече с президентом России:

— Как говорил в одном из своих выступлений Иоанн Златоуст...

Еще один депутат, Мартин Шаккум, сказал президенту, что ему и остальным его товарищам по партии "хотелось бы видеть вас, Владимир Владимирович, национальным лидером (пока господину Путину до этой роли, видимо, все-таки еще далеко.—А. К.), который определяет себя через такой институт, как политическая партия. Такой партией может и должна стать 'Единая Россия'!"

Мартин Шаккум закончил под гром аплодисментов и стон одобрения в зале. Речь его носила временами настолько философский характер, что господин Ильин мог бы гордиться таким учеником, как Мартин Шаккум ("Многие проблемы общества вызваны бесцельностью существования некоторых людей",— убеждал он собравшихся).

Господин Путин, прежде чем началась закрытая от журналистов часть встречи, предпочел ответить на некоторые соображения выступавших:

— Мы все за то, чтобы страна развивалась самыми быстрыми темпами,— предупредил он.— Очень бы хотелось, чтобы без жертв — вот этого не нужно.

Но уверенности, что получится, у него, конечно, нет и быть не может.

Потом президент страны обрадовал было тем, что у оппозиции в России должен быть шанс и ей должна быть предоставлена "трибуна и возможность высказывать свое мнение". Это необходимо только для того, чтобы политическая система страны была сбалансированной. Впрочем, рано радоваться. Даже при поверхностном анализе его слов становится понятно, что никакой оппозиции в России сейчас нет, а появится она только из недр все той же "Единой России". И вот этой-то оппозиции, видимо, и надо дать шанс быть услышанной.

Борису Грызлову Владимир Путин подробно объяснил разницу между стабилизационным, инвестиционным фондами и "фондом будущих поколений" и прокомментировал ситуацию с законопроектом "О сельском хозяйстве":

— Встречаясь недавно на совещании в одном из регионов России, мы пришли к выводу, что там есть моменты, которые нужно доработать. И, конечно, нужно принимать. Как быстро вы сможете это сделать? — спросил президент депутатов.

— Надо принимать его сейчас! — воскликнул бывший министр сельского хозяйства господин Кулик, и это было поразительно.

Именно этот человек несколько дней назад на совещании в Ижевске убеждал господин Путина, что этот закон нельзя принимать ни в коем случае.

— Надо принять, когда он будет доработан,— пояснил господин Путин.— Если вы успеете сейчас сделать, я ничего против не имею, подпишу сразу.

Господин Кулик против уже точно ничего не имеет.

Разговор без журналистов продолжался всего минут сорок, а то и меньше. Его спрашивали про совершенствование налогового законодательства и проблемы с бюджетом.

Президент так и не прокомментировал трагический вопрос Мартина Шаккума, не думает ли президент стать лидером национального масштаба при помощи вступления в партию "Единая Россия".

Он не сделал этого, очевидно потому, что вопрос-то риторический. Осталась формальность: написать заявление и оформить членство задним числом.

АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ



Комментарии
Профиль пользователя