Коротко

Новости

Подробно

Символический капитал

Знак национальной валюты — второй герб государства

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

мнение патриота

Законопроект, запрещающий чиновникам и СМИ использовать иновалютные системы исчисления в применении к российским показателям, принятый Думой в первом чтении 24 мая, свидетельствует о намерении российского государства вернуться в сферу символической деятельности. Сдача без боя еще в начале 1990-х годов позиций в этой сфере требует реванша.


Символическая деятельность — важнейшая обязанность правительства. Вместе с обществом властители веками плетут своего рода символическую ткань, на которой оказываются вышиты титулы и гербы, слова государственных гимнов, лозунги типа "Эгалите, фратерните", идеи, превращающиеся в архетипы наподобие "американской мечты", знаки триумфа национального духа вроде памятников адмиралу Нельсону или Минину и Пожарскому, а также обозначения валют. "Ткань", которая получается в результате, Пьер Бурдье назвал символическим капиталом, и, очень похоже, наше государство озаботилось наконец его накоплением.

Средства "дедолларизации сознания", предложенные в законопроекте, демонстрируют уверенность авторов закона в том, что некоторые слова имеют настолько большое символическое значение, что их использование в публичной речи и медиа может регулироваться законом. При любой деформации и смягчении конкретных мер это зерно уже никуда не денется — символическая борьба началась.

Нужно, конечно, оговориться и вспомнить принятые пять с лишним лет назад законы о государственных символах, которые вызвали еще более яростную дискуссию. Но там речь шла о совсем насущном — о необходимом минимуме легитимных государственных символов. В случае же с долларом и рублем мы видим активные шаги там, где государство проявлять себя вроде бы не обязано,— в сфере нормативного словоупотребления. И СМИ, и экспертное сообщество, и сами министры немедленно восстали против такого вмешательства государства в сферу вербального и ментального. Но, глядя с позиций современной социологии, мы можем увидеть аргументы в пользу острой актуальности для российского государства именно такой моральной, ментальной и вербальной, то есть символической деятельности — деятельности, направленной на создание и умножение символического капитала.

Бесспорно, национальная валюта относится к важнейшим символам государства. Когда-то римские ауреус и денарий, константиновский солид, а в капиталистическую эпоху — условные, обозначающие валюту символы (наподобие значков фунта стерлингов и доллара) становятся своего рода вторыми гербами своих стран. 26 мая Дума приняла в первом чтении еще и закон о графическом символе рубля. Так что если до сих пор официальный пиар по традиции ассоциировал патриотизм в основном с символами милитаризма, то теперь ассоциирует с символикой капитализма — национальной валютой, рублем.

Учрежденная в прошлом десятилетии плебисцитарно (через принятие Конституции) и международно-юридически, новая капиталистическая Россия недоучреждена ценностно-символически. Государство опасалось вкладывать свой символический капитал в какие-либо морально-политические акции. Между тем это необходимо, чтобы этот капитал рос. Например, попытки бороться с коррупцией обречены без символических действий. Ее нельзя побороть, не выводя понятий "совесть" и "честь" с маргинальных позиций. И страны, где проблема эта запущена, применяют демонстративные символические меры. В Малайзии, например, полицейские с прошлого года прикрепляют к форме и мотоциклам карточку "Я не беру взятки". Это часть общенациональной антикоррупционной кампании. В Мексике с 2001 года девиз "Без взяток" используется как логотип на нескольких видах потребительских товаров, его можно увидеть при входе в здание — это широкомасштабная кампания, идущая по всей стране. Информационная кампания против коррупции под названием "Не даю и не беру взяток!" проходила в Польше.

У нас сделана попытка запретить употреблять только два иностранных слова (доллар и евро) — и только чиновникам и депутатам, и только в определенных контекстах. И тут же было объявлено, что это тоталитаризм. А в политически и интеллектуально левой Франции по закону о французском языке, некоторое время назад ужесточенному, действуют санкции против немотивированного использования англицизмов вообще.

Отсутствие на государственном уровне практики символических действий, слабость символического капитала, или, иначе говоря, публичной искренней моральной и ценностной практики, парализует государство и делает его беспомощным. Законодательные действия в отношении рубля, при всей своей известной неуклюжести, являются попыткой преодолеть эту беспомощность.

МИХАИЛ РОГОЖНИКОВ


заместитель директора Института общественного проектирования



Комментарии
Профиль пользователя