Коротко

Новости

Подробно

"Может, у вас инструкция предусматривает удар по печени?"

Вопросы судьи разрушили обвинения УФСИНа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

иск тюремщиков

Вчерашнее заседание в Хамовническом суде Москвы, рассматривающем иск управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) по Москве к адвокатам экс-глав ЮКОСа Михаила Ходорковского и МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева, а также к телеведущей Марианне Максимовской, закончилось в пользу ответчиков. Во всяком случае, вопросы судьи и адвокатов буквально поставили представителя УФСИНа в тупик.


Выступивший на заседании представитель УФСИНа заявил, что считает не соответствующими действительности и порочащими репутацию ведомства некоторые высказывания в телепрограмме "Неделя с Марианной Максимовской" на канале Ren TV от 27 августа. В частности, слова Марианны Максимовской о голодовке Михаила Ходорковского: "Кстати, поначалу ФСИН факт голодовки отрицала". "Мы такие заявления не делали. И вообще, в изоляторе предусмотрены ежедневные обходы, об отказе от пищи сообщается",— сказал представитель УФСИНа. Слова адвоката Платона Лебедева Евгения Бару об обыске его подзащитного как о так называемом шмоне и о том, что господину Лебедеву при этом "задели печень" и "причинили боль", по мнению УФСИНа, порочат деловую репутацию этого ведомства. Точно так же, как слова адвоката Михаила Ходорковского Юрия Шмидта о том, что встречи подследственных с адвокатами проходят "под скрытым прослушиванием". А его же слова о "специально засланных" в камеру "негодяях", которые могут причинить вред Михаилу Ходорковскому,— это "прямое указание ответчика на то, что люди, которые окружают подследственных, являются негодяями".

Однако вопросы, которыми судья Игорь Тюленев засыпал представителя УФСИНа, оказались для того неожиданными. Судья интересовался, что именно порочащего для УФСИНа есть во фразе Марианны Максимовской и что такое вообще деловая репутация УФСИН по Москве. Когда истец попытался пояснить, какой порочащий смысл он видит в указанных фразах, судья назвал это "домыслами" и "аналитическими выводами". "А есть ли стандарты проведения обыска? — интересовался судья.— Может, у вас инструкция предусматривает удар по печени?" Что же касается фразы Юрия Шмидта о "негодяях", то, отметил судья, если это говорится о тех, кто сидит в камерах, они сами могут обратиться в суд, если сочтут нужным. "Да и вообще, об этом фильмы снимают, как в камеры сотрудников засылают,— вспомнил о телевидении судья Тюленев.— И вы сами же сценаристов консультируете". "Вот так и создается общественное мнение. А об УФСИНе должно быть позитивное мнение",— настаивал представитель ведомства.

Последовали вопросы противоположной стороны. Представитель Юрия Шмидта, в частности, поинтересовался, когда именно в телесюжете адвокаты говорят об УФСИНе,— ведь речь шла о происходящем в изоляторе. Истец ответил, что его ведомство, действительно, нигде не названо, "но подразумевается". В конце концов раскрасневшийся представитель УФСИНа совершенно запутался в том, чьи интересы он защищает: УФСИНа, которое вроде бы почти не упоминается в сюжете, или СИЗО "Матросская Тишина", но тогда нужно доказать, что представитель УФСИНа может представлять изолятор в суде. Судья дал истцу полчаса на размышления, однако ситуация не прояснилась. В итоге слушания решено было продолжить 17 апреля.

МАРИНА Ъ-ЛЕПИНА



Комментарии
Профиль пользователя