Коротко

Новости

Подробно

Триумф буквалиста

Валерий Зорькин не отступил от принципов 1993 года

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

ГЕРОЙ ДНЯ Зорькин

Переизбрание председателем Конституционного суда Валерия Зорькина стало событием символическим. Впервые Зорькин возглавил суд в момент его создания, в 1991 году, но, действуя в рамках старой, еще советской Конституции, тот "первый" суд мог избежать конфликта с исполнительной властью, только согласившись руководствоваться не буквой старого основного закона, но духом революционной эпохи. Однако суд под руководством Зорькина занял "буквалистскую" позицию, отказался поддержать роспуск парламента и вступил в 1993 году в противостояние с исполнительной властью, закончившееся сменой председателя суда и присягой его новой Конституции.


Создание конституционных судов стало настоящей эпидемией, охватившей постсоветские государства. С их помощью страны новой демократии Центральной и Восточной Европы стремились закрепить основы новой, посттоталитарной политической системы. В этом они повторяли опыт других стран, совершающих переход от авторитаризма к демократии. В Португалии конституционный суд был создан в 1982 году после перехода власти от революционной военной хунты к гражданскому правительству. Начиная с 1985 года конституционные суды были созданы в шести латиноамериканских странах, в том числе в Чили, Перу и Боливии. Еще в пяти странах региона в эти же периоды были созданы специальные присутствия, или "сенаты" в рамках верховных судов, призванные решать исключительно конституционные вопросы. В 1994 году вслед за отменой режима апартеида конституционный суд был создан в Южной Африке.

Конституционные суды могут иметь весьма различное устройство. В одних странах они выносят решения лишь по сути принятых законодательных актов, в других могут указывать не только на нарушения, но и на упущения — например, напомнив законодателям внести норму, ограничивающую срок пребывания должностного лица в должности. Во Франции конституционный совет может выносить решения лишь до, в Венгрии — и до, и после, а в Румынии — лишь после вступления рассматриваемых законов в силу.

Но во всех этих случаях, однако, общими были мотивы, которыми руководствовались создатели судов. В англосаксонской системе права судебные решения создают прецеденты — по сути, законодательные нормы: Верховный суд США зачастую принимает решения, руководствуясь не буквальным прочтением конституции, но ее духом — предполагаемыми намерениями "отцов-основателей". Именно благодаря такому расширительному толкованию американские суды могли принять целый ряд решений, отменяющих расовую дискриминацию, защищающих права меньшинств, право женщин на аборты, ограничивающих свободный оборот оружия и т. д.

В рамках же континентальной системы права, к которой принадлежат и постсоветские страны, судьи могут лишь выносить решения в соответствии с буквой закона. Именно поэтому и возникает необходимость в конституционном суде — органе, решающем, не ограничивают ли принимаемые законы защищенные конституцией права и свободы граждан. Конституционные суды призваны были защитить новую демократическую конституцию от попыток "ползучей" ревизии со стороны коммунистически, националистически или авторитарно настроенного законодателя. "Мотив у законодателей был один — самоограничение полномочий власти",— говорит Тамара Морщакова, бывшая судья КС РФ.

Однако российский Конституционный суд давно уже не руководствуется этим духом самоограничения, равно как и "намерениями" авторов Конституции. И наиболее "буквалистские" свои решения он принял именно после возвращения Валерия Зорькина на пост председателя КС в 2003 году.

В июне 2003 года суд признал конституционными запрет на проведение общероссийских референдумов в год парламентских и президентских выборов. Тем самым объем реальных прав граждан на референдум фактически был урезан вдвое: получилось, что референдумы могут проводиться лишь в два года из четырех. В феврале 2005 года КС признал конституционность нормы закона "О политических партиях", запрещающей региональные партии и устанавливающей ограничение по их минимальной численности. Действительно, нигде в Конституции не сказано о численности и географии партий. И закон в буквальном смысле не противоречит Конституции, поскольку право создавать партии у граждан осталось. Но объем этого права был существенно урезан.

Наконец, в декабре 2005 года КС признал законность нового порядка назначения глав регионов. Суд рассудил, что норма об избрании не зафиксирована напрямую, а значит, с точки зрения буквы не нарушает Конституцию. Однако права граждан избирать и быть избранными существенно сократились, равно как и права субъектов федерации по самостоятельному формированию органов власти. Во всех этих случаях Конституционный суд исходил из буквального прочтения основного закона, оставив в стороне то обстоятельство, что данные меры фактически сокращали количество доступных гражданам прав и свобод. И в этом смысле остается признать, что Валерий Зорькин остался верен буквалистскому подходу к Конституции, который отстаивал в 1993 году. Но при этом не смог выполнить задачу по предотвращению ползучей ревизии.


Комментарии
Профиль пользователя