Коротко

Новости

Подробно

Невидимый халифат

На публикацию карикатур в нескольких газетах исламский мир ответил репетицией всемирной интифады

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

ТЕМА ДНЯ ИНТИФАДА

Волна погромов, беспорядков и демонстраций, которыми мусульманский мир отозвался на публикацию карикатур на пророка Мухаммеда, ошеломляет. В результате "карикатурной" интифады, которая выглядела отнюдь не карикатурно и прокатилась от Средиземноморья до Юго-Восточной Азии, исламский мир предстал как единый, готовый к конфронтации лагерь. Самым пугающим для европейского сознания стало то, как стремительно и повсеместно эмоции достигли градуса, совершенно непонятного "северному" взгляду на мир.


Вопрос о том, кто и зачем организовал или спровоцировал волну протестов и погромов, выглядит не самым главным. "Публикация карикатур вызвала беспрецедентную волну ненависти, так что не надо было никакой координации,— считает профессор Георгий Мирский из ИМЭМО.— Везде есть доступ к интернету, везде есть исламистские организации, и им не надо было получать ниоткуда команды к действию. Достаточно было начаться выступлениям в одной-двух странах, чтобы вызвать эффект домино". "Традиционные методы мобилизации, такие как обращение проповедников в мечетях, сочетались в данном случае с использованием новейших технологий: например, для оповещения о планируемых акциях активно использовались текстовые сообщения, передаваемые через мобильные телефоны",— отмечает египетский политолог Амр Хамзави.

Значит ли это, что Осама бен Ладен вплотную подошел к достижению своей цели — созданию глобальной сетевой исламистской организации, "невидимого халифата", которому не нужен ни единый центр, ни единый лидер? Реальность состоит в том, что в мае прошлого года 79% респондентов исламского вероисповедания в Пакистане считали себя прежде всего мусульманами и лишь 7% — пакистанцами. По данным Pew Research Center, в Иордании в первую очередь мусульманами себя назвали 63% респондентов исламского вероисповедания (иорданцами — 23%), в Марокко — 70% (марокканцами — 7%), в Ливане — 30% (ливанцами — 30%), в Индонезии — 39%.

По данным того же опроса, в мае 2005 года 52% мусульман Пакистана считали, что сегодня в мире существует серьезная угроза исламу. Так же считали 58% респондентов в Турции, 65% — в Ливане, 82% — в Иордании, 72% — в Марокко, 46% — в Индонезии. Кстати, эти цифры фиксируют уже определенный спад "осадной ментальности" по сравнению с пиком, достигнутым в мае 2003 года, в момент американского вторжения в Ирак. Если в 1999-2002 годах лишь около 30% мусульман в Пакистане полагали, что ислам находится в опасности, то к маю 2003 года эта цифра выросла до 64%. Среди респондентов-мусульман в Турции 75% считают, что ислам должен пользоваться большим влиянием в мире. С этим согласны 84% мусульман в Пакистане, 93% — в Ливане, 99% — в Иордании, 95% — в Индонезии.

Безусловно, в мусульманских странах есть представители "среднего класса", которые опасаются прихода к власти в своей стране новых талибов. В Пакистане 44% опрошенных считают допустимыми террористические атаки против гражданских целей и другие акты насилия, если это нужно для защиты ислама от его врагов. Но еще 46% заявили, что теракты нельзя оправдать ни при каких обстоятельствах. В Индонезии допускают возможность терактов 36% респондентов, а 66% исключают их как метод борьбы. Однако смогут ли эти "умеренные" противостоять течению, если повестка дня сформулирована как противостояние с Западом? В Пакистане благоприятно относятся к США 5% населения, в Ливане — 0%, Иордании — 0%, в Марокко — 8%, в Индонезии — лишь 13%.

Прошедший год стал триумфальным для исламистских партий, которые или побеждали, или делали резкий скачок вперед на всех выборах — в Ливане, в Ираке, в Египте. Недавние выборы в Палестине, принесшие победу движению "Хамас", лишь продолжили общую тенденцию. В Турции 62% опрошенных считают, что роль ислама в политической жизни их страны растет, в Индонезии — 85%. Подавляющее большинство приветствует эту тенденцию (исключение составляет лишь Турция, где мнения разделились поровну).

Приходу к власти исламистов во многих из этих стран мешают лишь правящие там авторитарные режимы. "Авторитарные режимы чувствуют наступление волны исламизма и пытаются играть на этих настроениях для укрепления своих позиций",— говорит Амр Хамзави. При этом данные опросов показывают, что мусульмане относятся к светским авторитарным правительствам едва ли не хуже, чем к странам Запада, обвиняя их в коррупции и моральном разложении. "Главная цель Осамы — привести исламистские силы к власти в нескольких ключевых странах, например, в Пакистане и Ираке",— напоминает Георгий Мирский.

Можно по-разному оценивать редакторов европейских газет, опубликовавших карикатуры. Однако для западного сознания эти публикации все же "частный случай", который не может вызвать волны массового неистовства. Как все же частным случаем был и трагический инцидент с подростком на парижской улице, спровоцировавший недельную волну погромов во Франции. Эти погромы, кстати, предстают теперь в несколько ином свете — не просто спонтанным выбросом давно копившихся эмоций, но новонайденной технологией, сильным психологическим оружием мусульманского мира в его отношениях с миром немусульманским. Оружием, которое вызывает пока у Запада лишь растерянность и шок. M&K


Комментарии
Профиль пользователя