Коротко


Подробно

CD за неделю

Борис Ъ-Барабанов

Не успев выйти в свет, новый альбом группы "Ленинград" "Хлеб" ("ШнурОК/Мегалайнер") оказался в центре ожесточенных споров. Половина рецензентов злоупотребляет эпитетом "долгожданный" и сравнивает "Хлеб" с классическими "Дачниками". Другая половина констатирует: Сергей Шнуров увяз в самоповторах (сравните, например, песни "Небесный теннис", "Кредит" и "Свобода"), а то, что у него не самоповторы, то беззастенчиво позаимствовано у коллег по цеху. У меня для "Ленинграда" есть своя лакмусовая бумажка. В городе Амстердаме живет мой друг, бывший наш соотечественник и поклонник российских звезд heavy metal — "Арии" и прочих. Раз в полгода я собираю ему посылку новинок отечественного хэви-металлического продукта, и каждый раз он просит приложить к "тяжелым" пластинкам что-нибудь новое от Шнура. Мой друг в свое время учуял в "Ленинграде" ту же дикую, суровую страсть, животную, звериную энергию, которая живет в песнях адептов хард-н-хэви. С каждым новым релизом "Ленинграда" у меня возникает все больше сомнений, стоит ли новая пластинка группы внимания моего товарища. Боюсь, альбом "Хлеб" я не буду ему посылать. Дело даже не в том, что в песнях Сергея Шнурова стало меньше страсти. Даже после того, как песню "Кто кого" он переформатировал из остервенелой пародии на "ДДТ" и Apocaliptica в шепчущее регги, перца и жести в альбоме "Хлеб" осталось столько, что хватит на добрый десяток доморощенных панк-групп. И все-таки на физиологическом уровне "Ленинград" теперь действует значительно слабее, чем раньше, и чтобы ощутить его драйв, что называется, нижними чакрами, требуется определенная информационная подготовка. Проще говоря, про Шнура теперь слишком много нужно объяснять. Здесь вот, например, ирония по поводу Евгения Гришковца ("Флаг"), здесь намек на Михаила Ходорковского ("Свобода"), а здесь — сэмпл из очень популярной песни группы "Уматурман" ("Небесный теннис"), а вот эти странные куплеты, заполняющие полпластинки, родились оттого, что Сережа в последние годы очень полюбил рэп. По-настоящему свежие и самостоятельные строки для альбома — песню "Кредит" — написал не Сергей Шнуров, а петербургский поэт Стас Барецкий. Остальным же произведениям лучше всего дать жанровое обозначение "комментарии" — к предыдущим творениям "Ленинграда", к чужим песням или вот, например, к теленовостям ("Багдад"). Здесь есть даже "Песня старого фаната", которая как бы иллюстрирует самые распространенные претензии, предъявляемые сегодняшнему Шнуру: "А нам не нужен этот рэп, / Давай нам песни про совдеп / Или про зрелища и хлеб". Видимо, Сергей Шнуров полагает, что схитрил. Придется огорчить автора. Трюк не удался, претензии остались.


Некоторое время назад Ивана Демьяна и его группу "7Б" привлек к работе с группой t.A.T.u. ее продюсер Иван Шаповалов. Параллельно господин Шаповалов спродюсировал для "7Б" альбом, песни с которого с трудом протискивались в эфиры, а экспериментальные клипы вроде ролика, целиком состоявшего из телевизионных помех, каналы вообще не хотели брать в эфир. Свой третий альбом "Отражатель" (WWW.Records) "7Б" выпустила без Ивана Шаповалова — по словам музыкантов, последних два года никакой работы по продвижению и продюсированию коллектива не проводилось. Иван Демьян заново собрал старый состав группы и сочинил альбом, в котором темы смерти и войны ужились со свойственным артисту наивным и даже детским мировосприятием. Новый диск начинается с песни "347-й", толчком к которой послужило трагическое событие — смерть отца. Герой песни спешит на поезд, чтобы успеть на похороны, и в нехитром припеве "па-ра, па-рай" ближе к концу песни слышится "папа-в-рай, пора-в-рай". В альбоме "Отражатель" сделана редкая сегодня попытка сказать о России как о стране, находящейся в состоянии войны каждого с каждым, прошлого с настоящим, света с тьмой. Горький реализм новых песен Ивана Демьяна разрешается композицией "Эльдорадо", навевающей образы храбрых жюльверновских мореплавателей, отважных капитанов, точно знающих, где добро, а где зло.

Причина купить новый альбом уфимской группы Lumen "Свобода" (WWW.Records) обнаруживается в треке под названием "Государство". Надо сказать, до этой песни я не очень-то разделял восторги по поводу группы Lumen и уж тем более не считал ее последним оплотом "социального" рока. Однако рядом с "Государством" бледнеют "Свобода" Сергея Шнурова и все прочие попытки наших соотечественников "спеть злобу дня". "Здесь, типа, демократия, / На самом деле — царство. / Я так люблю свою страну / И ненавижу государство",— поет Рустэм Булатов, на глазах поднимая новый материл группы до уровня "Оборотня с гитарой" Гарика Сукачева и "500" Бориса Гребенщикова. За "Государством" следует "Благовещенск": "Есть одна причина, по которой / Им за Благовещенск и подобное нет прощения. / Как могут нарушать закон люди, / У которых есть право стрелять на поражение?" В былые времена господина Булатова объявили бы ярым антисоветчиком и куда-нибудь сослали бы или посадили. Сегодня он может рассчитывать лишь на комплименты симпатизирующих ему критиков и восторги сравнительно узкой целевой аудитории. Печаль ситуации состоит в том, что даже самые лояльные из песен "Свободы" получат минимальное количество эфиров и прочей рекламы. В силу возраста господин Булатов не числится в когорте "классиков русского рока", которые, как пел тот же БГ, "взяты в телевизор" и стали "приличной вещью". "Магнитофонный самиздат" остался в далеком прошлом, и вряд ли песни Рустэма Булатова люди будут пересылать друг другу по интернету. Это средство коммуникации, как и ТВ, прежде всего служит доставке развлечений, а альбом "Свобода" — совсем не развлечение.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение