Коротко

Новости

Подробно

Последнее слово ВТО

торговые войны

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Обнародованные в пятницу предложения Евросоюза по снижению ввозных сельхозпошлин и возмущенная реакция на них США, развивающихся стран и Франции явились решающим шагом к неудаче министерской конференции в Гонконге и потере смысла в существовании ВТО, где никто не хочет ничего либерализовывать. Вступление в нее России, решительно отказавшейся либерализовывать финансовый рынок, только довершит картину.


Декабрьская министерская конференция в Гонконге должна, в сущности, определить судьбу ВТО. Потому что с 2001 года эта организация ведет так называемый дохский раунд переговоров о либерализации мировой торговли (до этого был уругвайский раунд, который и привел к созданию ВТО в 1995 году). Переговоры ни к чему не приводят — никто не проявил достаточного желания что-нибудь либерализовывать. Между тем смысл ВТО не только в судебном разрешении внешнеторговых споров, но и во всеобщем признании права отдельных граждан и фирм вести дела по всему миру, не сталкиваясь с искусственными препятствиями (иначе и судебное разрешение споров бессмысленно, если каждая страна хочет действовать по своим внешнеторговым законам). Если не договорятся и в Гонконге и конференция провалится так же, как провалилась предыдущая конференция в мексиканском Канкуне в 2003 году, станет ясно, что экономический национализм значительно важнее для членов ВТО, чем какие-то общемировые права граждан и фирм. И дальнейшее функционирование организации сведется к торговым войнам, лишь прикрываемым апелляциями к судебным органам ВТО.

В пятницу был сделан решающий шаг к тому, чтобы не договориться. Еврокомиссия обнародовала свои предложения по сокращению сельскохозяйственных импортных тарифов. Европейцы согласились сократить тарифы на 46% (в итоге средний сельхозтариф должен снизиться с нынешних 22,8 до 12,2%). Самые высокие тарифы уменьшаются на 60%, самые низкие — на 35%. При этом на 8% товаров, объявляемых европейцами особо важными, вроде говядины или курятины, тарифы не сокращаются вовсе. Еврокомиссар ЕС по торговле Питер Мандельсон указал, что это большая уступка по сравнению с предлагавшимся 10 октября снижением тарифов на 24,5%, больше ни на какие уступки европейцы не пойдут — это последнее слово.

США, которые требовали, чтобы самые большие тарифы были сокращены на 90%, и крупнейшие развивающиеся страны (прежде всего Бразилия), входящие в так называемую группу двадцати и требовавшие сокращения этих тарифов на 75%, немедленно отметили, что так дело не пойдет. Американский торговый представитель Роб Портман заявил, что он крайне разочарован: европейцы даже близко не подошли не только к предлагавшемуся американцами сокращению тарифов в среднем на 75%, но и к предлагавшемуся бразильцами и другими развивающимися странами на 54%. Господин Портман также не согласился с тем, что целых 8% товаров вообще не подпадают под сокращение ввозных пошлин; по его мнению, таких товаров должно быть не более 1%. Он указал, что в действительности европейские предложения предусматривают сокращение тарифов лишь на 39%: такое сокращение уже произошло в ходе уругвайского раунда, и в итоге все признали, что никакой либерализации сельхозторговли тогда не произошло. Американцы также не соглашаются с желанием Евросоюза закрепить коммерческие марки, связанные с европейскими географическими названиями (вроде "пармской ветчины"), исключительно за европейскими производителями. В свою очередь господин Мандельсон указал, что не согласится с предлагаемым США радикальным снижением пошлин не только потому, что это повредит европейскому сельхозпроизводству, но и потому, что тогда лишатся смысла европейские таможенные льготы, предоставлямые беднейшим странам Африки, Тихого океана и Карибского бассейна (из €9 млрд в год дохода от сельхозэкспорта эти страны лишатся €6 млрд).

Еще одна проблема заключается в том, что Евросоюз соглашается снизить пошлины не просто так, а в обмен на встречные уступки развивающихся стран — снижение пошлин на промтовары и облегчение доступа на рынки услуг, прежде всего финансовых. Как прямо заявил Питер Мандельсон: "ЕС настаивает на том, чтобы был продемонстрирован немедленный и ощутимый прогресс в этой сфере. Нынешний раунд переговоров — не исключительно сельскохозяйственный. Настало время и другим выйти на сцену со своими предложениями в сфере торговли промтоварами и услугами". Развивающиеся страны с негодованием отвергли такую постановку вопроса. В частности, индийский министр торговли Шри Камаль Нат заявил, что Индия и другие развивающиеся страны просто не могут снижать промышленные пошлины в той же мере, как страны индустриальные, а также не могут брать на себя обязательства по открытию своего рынка услуг.

Собственно, во многом именно поэтому Франция подвергла резкой критике предложения Евросоюза. Мол, европейцы берут на себя повышенные обязательства в области сокращения сельхозпошлин, вредящих французским фермерам, и ничего не добьются взамен от развивающихся стран. В итоге президент Франции Жак Ширак просто предупредил: даже если в Гонконге будет подписано соглашение, Франция наложит на него вето при малейшем подозрении, что оно ущемляет ее интересы.

Совершенно непонятно, как можно до чего-либо договориться в Гонконге, если все всем недовольны. Есть все основания полагать, что декабрьская конференция ознаменует собой развал ВТО, в которую Россия надеется вступить в будущем году. Впрочем, в ходе вступления она уже продемонстрировала такую готовность не соглашаться с требованиями либерализации — в частности, категорически отказалась открывать финансовый рынок, что способно только помочь развалу организации.

СЕРГЕЙ Ъ-МИНАЕВ



Комментарии
Профиль пользователя