Коротко


Подробно

Подлунный Лир

Сергей Проханов исправил Шекспира

премьера мюзикл

Композитор Александр Журбин написал мюзикл "Лиромания" по трагедии Шекспира и средневековым легендам о короле Лире. Актер и режиссер Сергей Проханов сочинил к мюзиклу либретто и поставил его в своем Театре Луны. МАРИНА Ъ-ШИМАДИНА не могла пропустить такое событие.


Редкий театральный критик наведывается на Малую Ордынку, где несколько лет назад получил новое роскошное помещение Театр Луны. Этот диковинный уголок театральной Москвы живет собственной жизнью, далекой как от мейнстрима, так и от андерграунда, и по собственным законам, которые Сергей Проханов называет "фантастическим реализмом", а кто-нибудь попридирчивее назвал бы просто китчем. Новый спектакль "Лиромания" в полной мере соответствует "лунной" стилистике. Сценограф Юрий Хариков, тоже большой эстет и фантазер, придумал для спектакля ужасно красивые декорации: серебристый столп до "неба" — что-то среднее между замком и крестом, веревочные лестницы, на которых летают герои, корабли с парусами, плывущие по заднику облака и серебряная луна, на которую проецируется портрет Евгения Герчакова, играющего Лира. Актеры в спектакле одеты по последнему слову хариковской моды. Особо удались художнику меховые штаны с кожаными прокладками, в которых щеголяет мужская половина труппы: дикий народ, сущие медведи, что с них возьмешь.

Вообще, весь спектакль Сергея Проханова глубоко символичен и все время намекает о чем-то таком, чего нам понять не дано. Например, о загадочных кодах семьи, войны и власти, о которых актеры говорят непроницаемыми, загробными голосами, совершая при этом странные механические телодвижения, позаимствованные, как выяснилось, из системы пластических медитаций Георгия Гурджиева. В основном их "транслирует" появляющийся время от времени призрак погибшей Королевы — новый персонаж, введенный Сергеем Прохановым в шекспировский сюжет. В самом деле, если есть три дочки, значит, должна быть и мама. К тому же разве высокая трагедия может обойтись без Женщины и без истории Великой Любви с самой большой буквы? Шекспир в своей пьесе явно что-то упустил, но Сергей Проханов этот недочет исправил. Теперь всем странностям поведения Лира найдено логичное объяснение. Король отрекся от власти, чтобы полностью отдаться своей скорби по покойной жене, а Корделию невзлюбил из-за того, что она была отчасти виновна в ее гибели. Вышло это так: в семье Лира был обычай провинившихся детей отправлять в море на лодке, чтобы они там подумали о своем поведении. Однажды Королева попросила у мужа разрешения отбыть наказание вместо любимой младшей дочки и поплатилась за благородство: в море ее накрыла большая волна.

По словам Сергея Проханова, главным для него и Александра Журбина было понять природу предательства детей. Для этого они ввели в спектакль дочерей Лира в детстве, которых играют воспитанницы студии "Маленькая Луна". Но когда и почему маленькие Регана и Вольнерилья (господин Проханов счел нужным переименовать Гонерилью) из милых, ангелоподобных созданий превращаются в монстров, режиссеру объяснить так и не удалось. Вот девочки все вместе безмятежно играют и поют вместе с шутом песни про облака (почти что белогривые лошадки), а вот уже катаются по полу и злобно делят государство: "Вот моя половина Англии, вот твоя. А кто же будет королевой? Конечно, я!"

Приведенной цитаты достаточно, чтобы составить представление о стихотворном либретто Сергея Проханова. Если нет, могу процитировать еще: "Будем вместе править, вместе жить, вместе Англию любить", или "Сюда плывет Корделия, души моей камелия", или "О боже, пойдем скорей на ложе".

В заключение нужно сказать что-то о музыке Александра Журбина, но сказать о ней практически нечего, потому что больше всего она похожа на добротный эстрадный аккомпанемент. Как будто художник написал фон картины, что-то такое абстрактно размытое в фиолетовых тонах, а потом отвлекся, пошел давать интервью, закрутился в делах — и все остальное написать не успел. Единственная внятная мелодия, та самая, на которую ложатся стихи про Корделию-камелию,— это что-то среднее между финальной арией Квазимодо "Пой мне, Эсмеральда" и песней Александра Серова "Ты меня любишь".

Правда, актеры Театра Луны вокальными данными господина Серова не обладают, поэтому слушать их усиленные микрофонами потуги взять верхние ноты было очень тяжело. Особенно жаль Евгения Герчакова: он все-таки отличался от остальных осмысленным подходом к роли, самыми внятными моментами которой были те, где актер не пел, а говорил. Остальные пели, но в этом спектакле выгоднее было бы вообще помолчать.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение