Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Книжные новинки недели

Красное знамя "метит в канон и осыпается в Лету"

       Новая книга прозы Михаила Веллера вышла в Таллинне. Собеседник Гитлера, интеллектуал Раушнинг впервые издается в России. Частная фирма начала публикацию мемуаров о Николае II и его семье.
       
       "Легенды Невского проспекта" (5 тыс., 303 с.) — так называется последняя книга МИХАИЛА ВЕЛЛЕРА, выпущенная эстонским Фондом культуры. Читающей публике Веллер хорошо известен — за ним тянется слава то "второго Зощенко", то "второго Довлатова". Действительно, физиологический очерк ("Саги о героях") и анекдот ("Легенды "Сайгона") — жанры, в которых Веллер — гроссмейстер. Он очень социален, а его рассказы упоительно смешны. Комическое возникает при столкновении естественных, первичных потребностей героев с догмами времен развитого социализма: остановился знаменосец пива попить, а пионеры прибрали знамя в музей боевой славы — скандал на уровне Генштаба: раз нет знамени — нет и полка. Анекдотичны и личные коллизии Веллера: бывший ленинградец, не желая вынужденно оказаться в эмиграции, он десять лет назад уехал в Таллинн. Защищая ныне права эстонцев, Веллер ностальгически собирает "фольклор" Невского и города, "которого уже нет и не будет". "Фольклор хранится старожилами и шлифуется остроумцами, метит в канон и осыпается в Лету. Случается он затейлив, циничен, сентиментален и смешон", — пишет Веллер.
       Частная фирма "Анкор" приступила к выпуску серии исторических мемуаров, посвященных 380-летию дома Романовых, 125-летию рождения Николая II и 75-летию со дня гибели царской семьи. На минувшей неделе вышли сразу две книги из этой серии. "Воспоминания" (100 тыс., 208 с.) ТАТЬЯНЫ МЕЛЬНИК (урожденная Боткина) впервые были опубликованы в Белграде в 1921 году , у нас же они увидели свет только сейчас. Автор — дочь лейб-медика Его Величества Евгения Боткина, разделившего с царской семьей страшную участь в Ипатьевском доме. Татьяна Мельник была так же на опознании Анны Андерсон, в которой признала Великую княжну Анастасию Николаевну (правда, историки относятся к ее свидетельству скептически). В основу "Воспоминаний" легли детские и девичьи впечатления автора и рассказы отца. Мельник-Боткина действительно очень трогательно пишет о привычках и нравах царской семьи, живо воссоздает атмосферу нежности, которая царила среди родных: "так хочется, чтобы больше истинной правды распространялось об этой оклеветанной, невинной Семье Мучеников".
       Вторая из книг серии — "При дворе последнего Российского императора" (100 тыс., 288 с.) — принадлежит перу АЛЕКСАНДРА МОСОЛОВА, начальника канцелярии Министерства Императорского Двора. Почти двадцать лет он находился на этом посту и ведал всей дворцовой жизнью, решая сложнейшие вопросы пышных церемоний и придворного этикета. В 1918 году он предпринял неудачную попытку вызволить царскую семью из Екатеринбурга. В 1934 году Мосолов опубликовал в Париже свои воспоминания, которые современники назвали "энциклопедией жизни императорского дома". Обаяние мемуарам придают портреты современников , написанные мастерски и иронично. Обе книги снабжены обстоятельным справочным материалом, научными комментариями и иллюстрированы редкими фотографиями.
       Произведения ГЕРМАНА РАУШНИНГА "Говорит Гитлер" и "Зверь из бездны" издательство "Миф" объединило под одной обложкой (25 тыс., 382 с.). Эта книга — меньше всего мемуары (даже вместо портрета автора на титульном листе — фотография фюрера), она почти полностью состоит из текстов доверительных бесед, которые Адольф Гитлер вел с Раушнингом, воспроизведенных автором почти дословно. Великолепно образованный и литературно одаренный слушатель "зверя из бездны" относился к ближайшему окружению Гитлера и был к тому же главой Данцигского сената. Разочаровавшись в нацизме, Раушнинг опубликовал в Лондоне две книги откровений. Уже в 1939 году, размышляя о феномене Гитлера, он пишет :"Гитлер — зеркало, в котором мы должны узнать себя, искаженными, но с долей нашей собственной сущности. Гитлер — проявление пораженной слепотой эпохи". Откровения Раушнинга — редчайший случай нарушения "посвященным" данного им "обета молчания" (что германский нацизм имеет оккультно-магические корни — для собеседника фюрера очевидно). Они рисуют нам Гитлера, совершенно не похожего как на образ, созданный пропагандой, так и на автопортрет, нарисованный в "Майн кампф". Книга иллюстрирована уникальными архивными фотографиями.
       
       ЕКАТЕРИНА Ъ-ДАНИЛОВА
       
Комментарии
Профиль пользователя