Джентльмены национальной удачи


Джентльмены национальной удачи
       Российские власти в последнее время действуют в стиле старой гадалки — итог экономической политики привязывается к традиционному понятию удачи. Поскольку современными методиками управления они пользоваться не хотят.
       "Целевой показатель по уровню инфляции в 2005 году может быть достигнут, так как в текущем году существенно снизятся монетарные факторы инфляции". Такое мнение высказал, выступая на заседании правительства, министр финансов РФ Алексей Кудрин. "В текущем году правительство планирует удержать инфляцию в пределах 8,5%",— передало агентство "Прайм-ТАСС" 24 февраля. Иными словами, министр сообщил, что правительство не намерено отказываться от своих прогнозов, несмотря на то что инфляция только за первые два месяца этого года составила порядка 4%.
       Аргументация Алексея Кудрина при этом сводилась к следующему: бывают-де ближе к лету периоды, когда в России в связи с сезонным падением цен наблюдается даже дефляция. А значит, рано бить тревогу — быть может, все еще и исправится.
       Если честно, рассуждения министра меня поразили. Сразу вспомнился Сергей Кириенко, который, будучи главой российского правительства, на встрече с главными редакторами российских СМИ объяснял, что дефолт 1998 года был неизбежен. "Думали, что проскочим" — такова была суть этих объяснений в пересказе одного из участников встречи. О том, что правительство любой страны просто обязано быть консервативным и не рассчитывать на "халявное" разрешение ситуации, тогда никто как-то и не подумал.
       Вместе с тем, если счесть слова министра финансов не политической агитацией, а экономическим прогнозом, хочется выяснить следующее. Допустим, сейчас действительно рано говорить об уровне годовой инфляции — тогда когда пора? Иными словами, есть ли у правительства некая система критериев, позволяющая понять, насколько точно выполняются его планы? Рискну утверждать: судя по всему, такой системы нет. Вместо нее есть система распространения информации, способная подменить пропагандой реальные действия властей. Доказательства? Пожалуйста. Только связаны они будут не с конкретными фактами, а, если угодно, с моими ощущениями в связи с происходящими в стране переменами.
       Вот типичный пример. Месяца полтора назад мне позвонила знакомая, работающая в консалтинговой компании, и предложила: а не проанализировать ли механизм монетизации льгот с точки зрения типичного бизнес-проекта по внедрению новых технологий? По мнению компании, это помогло бы понять, насколько эффективно отработало правительство именно в техническом плане в процессе реализации программы монетизации.
       Претензии к правительству были простейшими. "Как известно,— писали консультанты,— любая система стремится к равновесию и сопротивляется изменениям, тем более если эти изменения касаются людей. В этом смысле управление изменениями на уровне государства в рамках проекта по монетизации льгот принципиально не отличается от внедрения комплексного IT-проекта в крупном промышленном холдинге".
       Они отмечали, что стандартный проект по внедрению изменений должен включать следующие этапы: разработка концепции и проектирование; локальная апробация; доработка механизмов с учетом результатов апробации и внесение необходимых изменений в нормативные документы; переходный период с поэтапным введением в действие всех документов и обучением всех участников (чиновников, вспомогательного персонала, самих льготников, etc.). Пропуск любого из указанных этапов грозит серьезными проблемами с адаптацией изменений и выхолащиванием их сути, писали консультанты, а практика показывает, что, "пропустив какую-либо стадию, неминуемо приходится возвращаться на нее и проходить заново, но уже с багажом социальных и политических проблем". Смысл второй части исследования сводился к тому, что правительство пренебрегло всеми описанными внедренческими принципами.
       Честно говоря, такая постановка вопроса меня заинтересовала. Я обратился в пять-шесть ведущих консалтинговых компаний за комментариями, и тут меня ждало жестокое разочарование. Относительно внятный ответ дала лишь одна компания, и ее выводы, по сути, повторяли те, что приведены выше. Остальные попросту струсили — сочли, что критика власти с их стороны недопустима, в частности, потому, что у них есть контракты с государством.
       Впрочем, при частных контактах консультанты не стеснялись в выражениях, более того — обвиняли правительство в саботаже. Привожу фрагмент моей переписки с ними (орфография сохранена): "Петр, здравствуй, уфф, обсудили мы твою идею, резюме: там, конечно, с точки зрения правильной методологии ведения проектов куча ошибок в системе управления, но! Это сознательно заложенные ошибки, а не просчеты из-за неумения правильно вести проекты, не потому, что там люди глупые, а потому, что так все было задумано, получить именно такой результат, как получили. Даже если пытаться рассматривать процесс непредвзятым взглядом консультанта и препарировать его проектным подходом, вылезут политические просчеты, ведь если кто-то это задумал, значит, это кому-то зачем-то было нужно! И это будет очевидно, как такой подход ни позиционируй. Так что прости, на этот раз не поможем, хотя очень обидно". И еще несколько ответов в том же духе.
       Получается, что те, кто знает, как делать, боятся реакции власти на свою критику, будучи, как правило, официальными консультантами этой самой власти. А те, кто не знает, делают и не боятся ничего. Big brother watches you everywhere... Вот только останется ли кто из честных консультантов в живых при столь пристальном внимании сверху — большой вопрос.

ПЕТР РУШАЙЛО

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...