В доме Константина Мельникова поселится государство

Сын великого архитектора завещал мировой шедевр конструктивизма

дар архитектура

Вчера вечером сын великого русского архитектора Константина Мельникова собрал у себя в доме журналистов и огласил свое сенсационное завещание. Собственный дом Константина Мельникова, всю коллекцию его произведений, а также всю коллекцию собственных произведений Виктор Константинович завещает государству. Речь идет об имуществе ценой в несколько десятков миллионов долларов. Он специально подчеркнул, что никто из его наследников не имеет права претендовать на эти ценности. Рассказывает ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН.

Речь идет о даре в определенном смысле бесценном. Собственный дом Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке — это шедевр русской архитектуры, причем с западной точки зрения — ее главный шедевр. Московский Кремль или собор Василия Блаженного могут входить во всеобщую историю архитектуры, а могут и не входить. Дом Константина Мельникова входит в любую историю, неважно какую — американскую, французскую, немецкую или итальянскую. И любой западный архитектор или критик, приезжающий в Москву, на вопрос о том, что он хочет посмотреть, всегда отвечает: "Дом Мельникова".

Для Москвы этот дом имеет дополнительное значение. В 1927 году, когда Константин Мельников строил его, это был прорыв в будущее из окружающего патриархального быта Москвы. Дом в форме двух цилиндров, с ромбовидными окнами и на фоне самых авангардных вилл ХХ века смотрится как космический летательный аппарат, но на фоне арбатских особнячков он был уже просто чем-то неописуемым. Однако сегодня, когда все эти арбатские особнячки уничтожены, этот дом, кажется, единственный, который парадоксальным образом сохранил черты старомосковского быта — с уютной дореволюционной мебелью, с иконой в красном углу, со своим садиком, с люком для картошки, ведущим в погреб. Вряд ли Константин Мельников мог такое предположить, но сегодня Москву 1920-х годов, сочетание революции и деревни, мы представляем себе по его дому.

Виктор Мельников

Фото: ГРИГОРИЙ РЕВЗИН

Однако же этот бесценный дар имеет и весьма высокую цену, и хотя экспертных оценок здесь не проводилось, речь идет о десятках миллионов долларов, включая сюда и стоимость самой недвижимости (особняк площадью около 600 кв. м на Арбате), и прилегающую территорию, а также стоимость проектов и картин Константина Мельникова и живописных работ его сына. Всего этого многомиллионного состояния Виктор Мельников лишил двух своих дочерей, Екатерину Викторовну и Елену Викторовну, завещав все это государству.

Сцена была обставлена весьма внушительно. Помимо корреспондентов трех российских газет и New York Times, присутствовали директора двух музеев — Давид Саркисян (Музей архитектуры имени Щусева) и Питер Нойвер (Венский музей декоративно-прикладного искусства). Перечислив недвижимое и движимое имущество, которое передается государству, 90-летний Виктор Мельников обрушился с горькими упреками на свою младшую дочь, Елену Викторовну. По его словам, она обманным путем получила от него дарственную на дом и прилегающий участок и в настоящее время намеревается его продать. Но он, Виктор Мельников, в ясном уме и твердой памяти заявляет, что никогда не подписывал документы о передаче дома в ее собственность, и на всякий случай сейчас при свидетелях заявляет, что оглашенное им завещание отменяет все предшествующие документы. Завещание, заверенное нотариусом 28 февраля, было продемонстрировано всем присутствующим.

При столь ужасной сцене я не присутствовал никогда и считал, что она бывает только в романах XIX века. Чтобы 90-летний старик перед свидетелями изобличал свою дочь как обманщицу и мошенницу — это нужно дойти до какой-то крайности. С Еленой Викторовной Мельниковой нам связаться не удалось. Что касается Екатерины Викторовны, то она заявила, что против воли отца не возражает и готова передать все наследство Константина Мельникова государству.

Вся эта грустной семейная история не имела бы публичного значения, если бы речь не шла о шедевре мирового значения. И надо сказать, что его судьба достаточно печальна.

Дело в том, что завещание Виктора Мельникова содержит одно условие — устройство в доме, передаваемом в дар государству, музея отца и сына Мельниковых. Разговоры об этом идут уже 15 лет, но никакого движения не происходит. Конечно, общенациональный интерес заключается в том, чтобы принять этот дар и создать музей, но совершенно очевидно, что в таком случае с мельниковских миллионов никто ничего не получит. Виктор Мельников при всех своих талантах и подвижнической жизни (он 30 лет сидит нищим на наследии отца и не продал ни одного листа) — отчасти все же старый советский человек, который как-то верит если не в справедливость, то в силу государства — если уж ему что-то завещать, оно своего не упустит. Некоторым эта вера кажется довольно наивной. Ведь если государство откажется делать в доме музей, то завещание не вступит в силу. Тогда окажется, что в дело обратно вернутся наследницы Виктора Мельникова, одной из которых, возможно, деньги понравятся куда больше, чем идея музея ее деда. А это уже реальный человек и реальные деньги, и если ему помочь, то он поделится. Я вот думаю, что всегда найдется чиновник, который этим заинтересуется, и остается только подождать, пока выяснится его имя. Единственное, что можно сделать в этом случае,— это обещать внимательно следить за развитием событий.


Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...