Коротко

Новости

Подробно

Елена Вяльбе: жаль, что наизусть знаю всего восемь молитв

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 23

Семь медалей — две золотые, две серебряные и три бронзовые, завоеванные исключительно лыжниками-гонщиками на завершившемся вчера в Оберстдорфе чемпионате мира по лыжным видам спорта, принесли России третье общекомандное место вслед за норвежцами. Главный тренер сборной страны ЕЛЕНА ВЯЛЬБЕ заверила корреспондента Ъ ВАЛЕРИЮ Ъ-МИРОНОВУ в том, что Федерация лыжных гонок России сделает все, чтобы в будущем полностью раскрыть огромный, по ее мнению, потенциал сборной.


— Вы еще не устали радоваться?
— Вот уж от чего устать невозможно.

— С какими чувствами вы ехали на первый свой чемпионат мира в, скажем так, чиновничьем ранге?

— С надеждой и верой, что сборная выступит по меньшей мере достойно. Я же видела, какая замечательная у нас подрастает молодежь, особенно мальчишки. Все как один. И, судя по всему, не ошиблась, делая ставку на тренерский талант — в частности, мужского тренера Юрия Бородавко. Не секрет, что в наследство от советской эпохи мы получили своего рода атавизм — так называемый медальный план. Он по-прежнему составляется после каждой Олимпиады на главные соревнования четырех последующих сезонов. Понятно, что план и на нынешний, в частности, чемпионат мира составляли не мы с Владимиром Логиновым — новым президентом Федерации лыжных гонок России, поскольку заступили на свои посты в конце апреля прошлого года, а прежние руководители федерации. И, по их расчетам, делавшимся, как в большинстве подобных случаев, с потолка, россияне должны были завоевать в Оберстдорфе пять медалей — по две золотые и серебряные и одну бронзовую. Что касается первых двух третей плана, то наши предшественники попали пальцем в небо. А вот по "бронзовому" урожаю мы их план даже перевыполнили, получив в итоге целых три.

— Любопытно, какой момент минувшего чемпионата, разбуди вас ночью, вы вспомните первым?

— Таких, для меня лично равновеликих, моментов было два: борьба и победа Василия Рочева в индивидуальном спринте, а также мужская эстафета 4 х 10 км, где наша команда впервые с 1993 года вновь заняла третье место. Признаться, в победу Васи я изначально верила все-таки больше, чем в эстафетный успех. Никому не говорила, но вам скажу: в обоих случаях я, выбрав место в лесу на трассе подальше от телекамер, простояла на коленях. Молилась. Жаль, что наизусть знаю всего восемь молитв. А неподалеку точно так же на коленях молился за своих один из норвежских тренеров.

— Минувшей осенью между Василием Рочевым и главами лыжной федерации, чей стиль руководства он открыто подверг критике, скажем так, пробежала черная кошка. Тогда вы, вызвав Василия Рочева на исполком, публично потребовали объяснений. Как этот инцидент отразился на ваших взаимоотношениях?

— Судя по их нынешнему, как мне кажется, доброжелательному характеру, инцидент полностью исчерпан. Я тогда же в Острове, а дело было именно там, посоветовала Василию оставить политические игры и больше внимания уделить тренировочному процессу, в котором, по моему мнению, он не слишком на тот момент преуспевал. Надо отдать Рочеву должное: он потом тренировался как зверь. Бог видит, какой же у него природный талант! Было бы преступлением его не развить. А еще я точно знаю, что синдромов звездной болезни после теперешнего успеха на чемпионате мира у него никто не увидит. Этой гадостью он уже давно переболел. Зато на сто процентов гарантирую, что, познав однажды этот волшебный вкус победы, он непременно захочет ощутить его вновь.

— Кто, наоборот, разочаровал больше других?

— Спринтер Алена Сидько. Не попав даже в число полуфиналистов в личной гонке, она, увы, не сумела затем на уровне поддержать в парной эстафете усилия Юлии Чепаловой, набравшей к чемпионату мира великолепные кондиции. Случись иначе (а ведь везли мы Сидько исключительно на спринт), быть бы нам здесь не бронзовыми, а как минимум серебряными призерами. А вот почему Алена не набрала к чемпионату мира ту форму, которую демонстрировала в начале сезона,— этот вопрос прежде всего надо адресовать ее тренеру Татьяне Новиковой.

— Чем вы объясните крайне неудачное выступление олимпийского чемпиона Михаила Иванова? Заняв малопочетное 44-е место в дуатлоне, он затем вообще не вышел на старт марафона.

— После финиша дуатлона Миша, образно говоря, впал в коматозное состояние. Врач снял кардиограмму, и она, скажу откровенно, вызвала серьезные опасения за общее состояние здоровья лыжника. Поэтому ставить Иванова на марафон было бы преступлением. Не можем же мы разбрасываться такими людьми.

— Помните, как шесть лет назад на чемпионате мира в Рамзау завоевавшая тогда свою последнюю золотую медаль в эстафете Анфиса Резцова устроила праздник для Натальи Масалкиной? Ведь день триумфа нашей четверки совпал с днем рождения тогдашней дебютантки, которую тогда не поставили в победный состав...

— Анфиса, обегав днем весь рядом находившийся городок, купила Наташе очень красивое кольцо с бриллиантом. А вечером, организовав праздничный ужин в ресторане, Резцова нашла для Масалкиной потрясающие по простоте и одновременное глубокие по смыслу слова. Смысл их сводился к тому, что, дескать, талантище ты огромный, не расстраивайся, что пока ты на вторых ролях, не бросай лыжи, время твое придет. И как в воду глядела. Непросто сложилась спортивная судьба Натальи, но время ее и впрямь пришло. И лучший подарок к своему очередному дню рождения, который она опять справила на чемпионате мира, Баранова-Масалкина здесь сделала себе уже сама. Я уверена, что не за горами время, когда бронза, полученная ею на "тридцатке", обязательно обернется золотом.

— Раньше штаб-квартиры нашей сборной на чемпионатах мира при любом мало-мальски спорном вопросе захлестывали коммунальные, извините, дрязги. А как было на этот раз?

— Обстановку внутри команды, а также в тренерском коллективе я, не покривив душой, назвала бы вполне уютной и благожелательной. Да, были спорные моменты, например по кандидатуре Ольги Завьяловой в эстафетный состав. Но, как мне кажется, в рабочем и довольно горячем споре с ее тренером Андреем Бояриновым я не допустила ошибки, настояв на кандидатуре Евгении Медведевой-Арбузовой. Не исключаю, что не только Бояринов, но и еще кто-то на меня обижен. Но это работа. Со своей стороны, могу пообещать своим коллегам, что постараюсь стать руководителем менее категоричным и более дипломатичным. Но от своей генеральной линии, которую как считала, так и считаю единственно правильной, я не отступлю: лучшие в России лыжники должны наконец стать командой.



Комментарии
Профиль пользователя