Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от
 Адвокатская практика недели

       Увы, пора отпусков сказывается и на интенсивности адвокатской жизни. Почти ничего не происходит в союзах и коллегиях адвокатов — на этот раз только Межреспубликанская порадовала своим вступлением в международный Союз юристов. Из судебных дел для этого обзора мы выбрали три хозяйственных (причем в двух из них защиту осуществлял один и тот же адвокат) и одно достаточно непростое, когда муж обвинялся в неумышленном убийстве своей жены. Как удалось доказать адвокату, непосредственно в смерти своей супруги его подзащитный был не виноват. Сама же неприглядная эта история лишний раз доказывает, насколько опасен алкоголизм. Тем более женский.

В Межреспубликанской коллегии адвокатов
       На минувшей неделе Межреспубликанская коллегия адвокатов стала коллективным членом международного неправительственного объединения Союз юристов.
       
       Председатель Межреспубликанской коллегии адвокатов Николай Клен сказал корреспонденту Ъ, что вступить в Союз юристов его коллегия решила еще в феврале этого года. И вот на минувшей неделе постановлением 9-го пленума Центрального совета международного неправительственного объединения Союза юристов Межреспубликанская коллегия адвокатов была принята в коллективные члены этого профессионального объединения.
       По оценке г-на Клена, такое членство позволит его коллегии полнее участвовать в разрешении юридических проблем России, в совершенствовании существующего законодательства, а также облегчит адвокатам коллегии осуществление защиты интересов своих клиентов за пределами России.
       
Адвокат отстоял двух неудавшихся похитителей
       На прошлой неделе адвокат московской юридической консультации #24 Алексей Севостьянов в Красногвардейском нарсуде Москвы сразу в двух процессах по обвинению в хищениях госимущества добился для своих подзащитных очень мягких наказаний. Для электрогазосварщика Михаила К. — штрафа, а для неработающего Михаила О. — два года условно. Несмотря на незначительный объем украденного, оба подзащитных адвоката по инкриминируемым им статьям могли быть осуждены на несколько лет лишения свободы каждый.
       
       Адвокат Алексей Севостьянов рассказал корреспонденту Ъ, что 1-й межмуниципальный следственный отдел УВД Южного округа Москвы в апреле 1992 г. возбудил уголовное дело против 30-летнего электрогазосварщика Михаила К. по ст. 15 и 89 ч. 3 УК России ("ответственность за приготовление к преступлению и за покушение на преступление" и "хищение государственного или общественного имущества, совершенного путем кражи" — от 3 до 8 лет).
       По версии следствия, обвиняемый Михаил К. весной прошлого года прокладывал газопровод на территории Бирюлевского мясокомбината, во время этих работ проник в сырьевой цех комбината и похитил из него три куска мяса (всего 15 кг.). Однако заводская охрана мясо у Михаила К. обнаружила и отняла. За попытку хищения электрогазосварщик оказался под судом. По словам Севостьянова, он приступил к защите Михаила К., когда материалы дела уже поступили в Красногвардейский нарсуд Москвы. До этого Михаил К. под влиянием следствия отказывался от защиты из-за "несерьезности обвинения".
       На суде адвокат доказывал, что нельзя обвинять его подзащитного в "проникновении" в цех, поскольку пропуск Михаила К. действовал на территории всего мясокомбината, а вход в сырьевой цех специально не охранялся. Адвокат попросил суд учесть "героическое прошлое" своего подзащитного — Михаил К. проходил армейскую службу в Афганистане и награжден двумя медалями. Размер содеянного электрогазосварщиком, по мнению адвоката, не соизмерим с предусмотренным инкриминируемыми статьями УК наказанием.
       Суд согласился с доводами защиты и счел возможным ограничиться в отношении Михаила К. только штрафом в 11 250 руб. (5 минимальных зарплат).
       В том же Красногвардейском нарсуде Москвы адвокат Севостьянов на прошлой неделе добился условного приговора для 24-летнего безработного Михаила О. Осенью 1992 г. вместе со своим старшим братом и его подружкой обвиняемый срезал в подъезде жилого дома два электросчетчика, чтобы потом их продать. Но на выходе из подъезда похитители электросчетчиков были задержаны вызванной жителями дома милицией. В октябре 1992 г. против них было возбуждено уголовное дело по ст. 89 ч. 1 УК России ("хищение госимущества", до 6 лет). Однако соучастники Михаила О. до сих пор от следствия скрываются.
       На суде адвокат Севостьянов обратил внимание на то, что его подзащитный не был ни инициатором, ни организатором преступления и даже не знал, как срезаются электросчетчики: когда он обрезал провод, им руководил старший брат, а Михаил О. только исполнял его указания. Адвокат попросил суд учесть и то обстоятельство, что во время следствия его подзащитный уже четыре месяца (с марта 1992 г.) находился в Матросской тишине. По мнению Севостьянова, таким образом Михаил О. уже понес наказание, несоизмеримое с совершенным преступлением.
       Суд и в этом случае счел доводы адвоката справедливыми и приговорил Михаила О. к двум годам условного наказания с годом испытательного срока. Подзащитный адвоката Севостьянова был освобожден из-под ареста в зале суда.
       
Муж оказался неповинен в смерти жены
       На минувшей неделе в Шарьинском городском суде (Костромская область) московскому адвокату Олегу Залипахину удалось добиться оправдательного приговора для своего подзащитного Владимира В., который обвинялся по ст. 108 ч. 2 УК России ("умышленное телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего", до 12 лет) в убийстве своей жены.
       
       Адвокат Залипахин рассказал корреспонденту Ъ, что причиной этой трагедии стал алкоголизм. По словам адвоката, покойная супруга его подзащитного отличалась пристрастием к "зеленому змию", с чем Владимир В. пытался бороться. Накануне майских праздников 1991 года он подарил жене "немалую сумму денег", чтобы та купила себе что-нибудь из одежды. При этом он специально попросил супругу "не пропить" эти деньги. Но супруга ослушалась.
       По словам адвоката, прежние появления жены в полувменяемом состоянии влекли с стороны мужа только словесные упреки. Однако на этот раз его терпению настал предел. Увидев свою супругу пьяной и поняв, что на спиртное пошли подаренные накануне деньги, Владимир В. с силой оттолкнул ее. И без того нетвердо державшаяся на ногах, жена Владимира упала. Увидев, что она не встает, муж посчитал ее заснувшей и перенес на кровать.
       На следующий день Владимир, заметив, что жена не встает, забеспокоился и обратился в местную поликлинику. Там, зная о наклонностях его супруги, посоветовали не волноваться и подождать, пока та проспится. Но к вечеру она не очнулась, и Владимир повез жену в медсанчасть. По дороге в больницу женщина умерла. После вскрытия врачи констатировали, что смерть наступила от кровоизлияния в мозг. Владимира В. обвинили в неумышленном убийстве и взяли под стражу.
       На суде в качестве доказательства вины Владимира В. использовали заключение шарьинских экспертов, из которого следовало только одно: смерть наступила в результате мозгового кровоизлияния. Адвокат Залипахин обратил внимание суда, что экспертиза проведена некачественно — нет указания на непосредственную причину инсульта, отсутствует описание внутренних органов пострадавшей и описание мозгового среза. Адвокат настоял на проведение повторной экспертизы в Костромском судебно-экспертном центре.
       Вторая экспертиза сделала вывод о неудовлетворительности первой и показала: смерть жены Владимира В. наступила не от удара (ни один внутренний орган не был поврежден), а самопроизвольно — лопнул сосуд головного мозга. Тогда же было установлено, что синяки, обнаруженные на теле потерпевшей, были получены ею сильно раньше, когда женщина долгое время не появлялась дома и с мужем не виделась. Кровоизлиянию же, по мнению экспертов, способствовало и общее ослабление организма, вызванное систематическим употреблением спиртного. Также у женщины была обнаружена и пневмония. Эксперты вынесли заключение, что алкоголь, в большом количестве обнаруженный в организме скончавшейся, усилил патологические изменения кровообращения. Эксперту, давшему первое заключение о причине смерти, был вынесен выговор.
       Адвокат Залипахин потребовал суд принять во внимание показания свидетелей, рассказавших, что жену Владимира В. непосредственно перед трагедией видели лежащей голой прямо на земле (что, возможно, и вызвало пневмонию). Другие же свидетели показали, что она часто ходила в синяках и в отсутствии мужа. Все это, по мнению адвоката, свидетельствовало о том, что жена Владимира В. часто подвергалась избиениям, но не мужем. Адвокат также потребовал приобщить к материалам дела заявление жителей поселка, которые еще до происшествия ходатайствовали о том, чтобы супругу Владимира выселили из поселка по причине ее аморального поведения (кстати, Залипахин разыскал справку о том, что потерпевшую еще выгнали и с работы). К делу также были приобщены и заявления от членов бригады Владимира В., характеризующие его "отличным работником" и "хорошим семьянином".
       Прислушавшись к доводам адвоката, суд полостью оправдал Владимира В. После двух лет нахождения под стражей он был освобожден в зале суда.
       
Мастера завода взяли на поруки
       На прошлой неделе в Мосгорсуде московскому адвокату Аркадию Трескунову удалось добиться условной меры наказания для своего подзащитного Александра Печаткина, обвинявшегося по одной из самых строгих статей УК России — 931 ("хищение в особо крупных размерах", от 8 до 15 лет с конфискацией). Более того, своей активностью адвокат Трескунов добился аналогичного наказания и для двоих подельников своего подзащитного.
       
       В декабре 1992 года со складской площадки завода АВТОВАЗ трое работников — мастер завода Александр Печаткин, водитель Михаил Копейкин и вахтер Юрий Колпаков — похитили 8 тонн дефицитных медных труб. Они предполагали сбыть трубы некоему коммерсанту по 160 000 руб. за тонну. Но сделка не состоялась. Состоялся суд.
       На суде сообщники Александра Печаткина, так и не сознавшись во время следствия в содеянном, обвинили его в организации этого преступления. Печаткин же свою вину в совершенном хищении признал, однако категорически отрицал свою организаторскую роль.
       Адвокат Трескунов на суде своими вопросами к подельникам Печаткина вынудил их во многом сознаться. Так водитель Копейкин, ранее перекладывавший всю вину на мастера, признался, что именно он нашел покупателя на трубы и договорился с ним о цене. Печаткин же о предполагаемой продажной цене труб вообще не знал: он не смог назвать ее ни на следствии, ни в суде, а с покупателем не был знаком. Кстати, и покупатель не смог опознать Печаткина на очной ставке. Вывоз труб за пределы завода мастер также не организовывал, а только указал на факт их закупки предприятием и на место, где они хранились.
       Кроме этого доказательства непричастности Печаткина к инициированию преступления, Трескунов нашел еще одно смягчающее обстоятельство уже для всех троих подсудимых. Он затребовал от администрации завода все накладные, в соответствии с которыми закупались трубы, и документально доказал: указанная в обвинительном заключении цена украденного товара была значительно ниже действительной, что существенно облегчало вину подсудимых. В качестве смягчающего обстоятельства Трескунов привел и тот факт, что никакого ущерба предприятию причинено не было — виновные в хищении все вернули заводу.
       В ход пошел и другой аргумент — чистосердечное признание Печаткина в содеянном еще во время следствия. И хотя по месту работы мастер характеризовался не самым лучшим образом из-за своего тяжелого характера, Трескунов добился того, что коллектив цеха согласился взять Печаткина на поруки.
       Суд прислушался к доводам адвоката и определил всем троим подсудимым мягкую меру наказания: применив ст. 43 и ст. 44 УК Росии, посчитал возможным назначить им наказание ниже низшего предела, приговорив каждого к четырем годам лишения свободы условно.
       
       ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ
       
Комментарии
Профиль пользователя