Банкирше удвоили взятку

Ольге Миримской предъявлено новое обвинение

Председателю совета директоров Банка корпоративного финансирования (БКФ), совладелице компании «Русский продукт» Ольге Миримской предъявлено новое обвинение. Оно так же, как и прежнее, предъявленное в 2017 году, связано с попыткой дать взятку в Пресненском суде столицы за выгодное для банкирши решение при разделе имущества с бывшим супругом Алексеем Голубовичем. На этот раз речь идет о $500 тыс., тогда как ранее в материалах фигурировала сумма $550 тыс. По версии следствия, в качестве посредника госпожа Миримская попыталась привлечь бывшего замначальника подмосковного управления службы судебных приставов Евгения Першина, пообещав ему $130 тыс. Однако тот отказался.

Ольга Миримская (справа) в суде

Ольга Миримская (справа) в суде

Фото: Пресс-служба Басманного суда

Ольга Миримская (справа) в суде

Фото: Пресс-служба Басманного суда

Расследование нового дела в отношении Ольги Миримской было начато 6 июня этого года, позже ей было предъявлено обвинение. Действия банкирши следствием квалифицированы как покушение на дачу взятки в особо крупном размере (ст. 30 и ч. 5 ст. 291 УК РФ). В материалах дела, по данным «Ъ», речь идет о событиях, произошедших, по версии следствия, в октябре—декабре 2014 года. Дело возбудил следователь ГСУ СКР Андрей Вениаминов, который до этого вел расследование другой попытки дачи госпожой Миримской взятки в Пресненском суде, но на сумму $550 тыс., совершенной в 2015 году, а также о взятке в виде двух иномарок, якобы переданных банкиршей следователю Юрию Носову. Теперь все дела объединены в одно производство.

Как следует из материалов нового дела, в начале октября 2014 года госпожа Миримская решила дать взятку не установленным следствием судьям Пресненского суда.

Там к тому времени уже два года шел процесс о разделе имущества между госпожой Миримской и ее бывшим мужем юристом Алексеем Голубовичем.

Чтобы выиграть суд, председатель совета директоров БКФ, по версии следствия, через знакомого нашла посредника для дачи взятки — бывшего замглавы подмосковного управления Федеральной службы судебных приставов, а на тот момент безработного Евгения Першина. По материалам дела, госпожа Миримская описала собеседнику свою тяжбу и объяснила, что ей нужно решить вопрос в свою пользу и за это она готова заплатить судьям $500 тыс. Господин Першин на предложение согласился, но попросил дать ему документы гражданского дела для изучения.

Далее, говорится в деле, по мессенджеру Viber оба начали обсуждать детали передачи взятки, а после еще двух встреч 20 октября 2014 года помощница банкирши прислала на электронную почту посредника и проект судебного решения с прописанной мотивировочной и резолютивной частью. Через день в том же офисе БКФ, следует из дела, посредник получил в бумажном пакете всю сумму взятки, однако, подумав еще день, отказался от преступного плана, возвратив деньги. Уже 23 октября 2014 года госпожа Миримская, считает следствие, возобновила переговоры и вновь передала посреднику деньги для взятки, а также еще $130 тыс. в качестве вознаграждения. По данным следствия, в обоих случаях, получая деньги, господин Першин писал расписки, из которых следовало, что они являются займом, который должен быть возвращен через два месяца. Но в конце декабря 2014 года посредник, считает следствие, решил окончательно отказаться от преступного замысла и возвратил обе суммы. Когда же он узнал о возбуждении в отношении госпожи Миримской уголовного дела, то решил обратиться в правоохранительные органы. Показания господина Першина легли в основу нового обвинения, их он подтвердил на очной ставке.

Адвокат госпожи Миримской Александр Чернов отвергает все обвинения в отношении своей подзащитной.

Как отметил адвокат, его клиентка отвергает даже сам факт знакомства с экс-приставом Першиным. По словам защитника, следствие также не может предоставить доказательства реальности этого знакомства и опирается лишь на показания основного свидетеля и бывшей помощницы госпожи Миримской. Достоверность переписки в мессенджере восьмилетней давности якобы между его клиенткой и господином Першиным, которая также имеется в деле, вызывает у адвоката серьезные сомнения, поскольку, по словам господина Чернова, аккаунт Ольги Миримской в Viber появился лишь 27 января 2018 года, а телефон к этому времени пять месяцев как был изъят при обыске в доме банкирши. По мнению господина Чернова, к уголовной ответственности должны быть привлечены Евгений Першин и экс-помощница банкирши Василиса Маскаева, давшие показания против госпожи Миримской.

Владислав Трифонов

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...