Коротко

Новости

Подробно

Из свежей почты

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Валя Фомичева, 14 лет, сколиоз IV степени, спасет операция в Новосибирском НИИТО. 192 080 руб.


Искать помощи у вас заставила жалость к девочке, которая мне формально чужая. Валя — дочь мужа от первого брака. Она подружилась с двумя моими детьми, я старалась накормить и приодеть ее. Девочка умная, мы перевели ее в гимназию, где учится мой сын. Когда я заметила у Вали искривление позвоночника, забила тревогу, но мать не отреагировала. Я отвезла девочку в НИИТО. Врачи сетуют: поздно де обратились, процесс необратим, надо оперировать. Сейчас Валя у нас. Очень страдает, боится остаться инвалидом. Она надеется на нас, взрослых, и мы поддерживаем в ней веру в выздоровление. Но как же быть, ведь оплатить операцию мы не в силах! Жизнь на Сахалине дорогая, заработков едва хватает. Оба работаем в ЖЭУ, муж электриком (7000 руб.), я завскладом (6000 руб.). Впятером живем в служебной двухкомнатной квартире, копейки считаем. Валя стала мне родной, больно видеть ее мучения. Никогда ни о чем не просила, но это ведь особый случай, правда? Людмила Лысенкова, Сахалин

Завотделением вертебрологии Новосибирского НИИТО Михаил Михайловский: "Тяжелый сколиоз. Помимо грубого косметического дефекта есть признаки несостоятельности сердечно-легочной системы. Оперировать необходимо, и поскорей".

Ангелина Шамова, 2 года, врожденный порок сердца, необходима срочная операция. 145 250 руб.

(Внимание! Половину стоимости внесет фонд "Русский дар жизни". Не хватает 72 625 руб.)

После рождения сына я перенесла две операции и долго лечилась от бесплодия. Мы уж и не мечтали о дочке, но 14 июля 2002 года, в день святой Ангелины, родилась замечательная девочка. А через восемь месяцев вдруг диагноз: врожденный порок сердца. Узнав, что в Томске закрывают дефект в межпредсердной перегородке специальной заплаткой без вскрытия грудной клетки, обратились туда. Оказалось, все реально. Но когда назвали стоимость этой заплатки, 145 250 руб., мне стало плохо. Муж слесарь в жилконторе, приносит 5 тыс. руб. Сын — студент. А я при Геле: в детсад ей нельзя. Вредны любые нагрузки, даже плакать нельзя. Она всегда бледная, с синевой вокруг губ и часто болеет. Мы обращались повсюду, все сочувствуют, но и только. Так горько, что не могу помочь ребенку, которого ждала 15 лет. Умоляю о милосердии, спасите девочку! Вера Шамова, Кемеровская область

Ведущий специалист НИИ кардиологии НЦ СО РАМН Сергей Иванов (Томск): "Дефект в самом центре перегородки, и это идеальный случай для эндоваскулярного закрытия с помощью окклюдера (заплатки). Риск минимальный. Но ликвидировать дефект надо срочно: есть признаки легочной гипертензии".

Саша Суворов, 7 лет, нейросенсорная тугоухость III-IV степени, нужны цифровые слуховые аппараты. 59 109 руб.

Сашенька родился слабеньким, со стафилококковой инфекцией, и уже в роддоме получал ототоксичные антибиотики. А в полтора года его лечили от гриппа гентомицином. И малыш оглох на оба ушка. Как общаться с глухим ребенком, как учить говорить, куда кинуться за помощью? К счастью, моя сестра близко к сердцу приняла нашу боль. Она переучилась на сурдопедагога и убедила меня поступить в педуниверситет. Будущее Саши уже не кажется беспросветным. Мы очень много занимаемся. Все специалисты отмечают высокий уровень его речевого и интеллектуального развития. Одна беда: в старых маломощных аппаратах "Аудит" Саша недослышит и поэтому еще нечетко говорит. Ему нужны цифровые аппараты, а они очень дорогие. Муж у меня работает за 3000 руб., а я сижу с грудной Леночкой, и соцзащита не поможет. А мэр сказал, что у него-то лично деньги есть, а вот у мэрии нет. Надежда только на вас. С уважением, Оксана Суворова, Краснодарский край

Врач сурдоцентра "Отофон" Татьяна Куку (Москва): "С Сашей так усердно занимаются, что говорит он вполне прилично. 'Аудиты' ему совсем не подходят. Без цифровых аппаратов слух у малыша снизится, словарный запас расти не будет. Ему нужны мощные семиканальные аппараты. Они дадут шансы на нормальное развитие и социальную адаптацию".

Сергей Мошкин, 22 года, болезнь Бехтерева, необходимо эндопротезирование в Новосибирском НИИТО. 246 760 руб.

Как передать нашу боль и отчаяние? Сергей и Наташа родились здоровыми, мы были счастливы. Беда пришла в 1988 году. Тяжело заболел муж и сразу получил инвалидность. У него болезнь Бехтерева. Вскоре заболел и сын Сергей. Так же тяжело, как и отец, с тем же диагнозом. В 11 лет жизнь для мальчика остановилась. Вчера гонял в футбол, а сегодня — костыли и боль, не отпускающая даже во сне. Мы делали все (лечение, массаж, санаторий), а суставы продолжали разрушаться. Эта страшная болезнь передается по мужской линии, но у мужа в родне такого не было, и причина неясна. А когда в 14 лет заболела и дочка, я испытала шок. Я оставила работу. У Наташи на фоне болезни сдвинулся позвонок и пережал спинной мозг. 8 месяцев в железе и гипс, две операции. Муж уже не встает. Воспалительный процесс так активен, что не берут оперировать. Это ждет и Сергея, если не заменим тазобедренные суставы протезами. Только бы он продержался до операции. Живем на три пенсии, половина денег уходит на лекарства для сына. Без вашей помощи мне не найти 246 760 руб. Бога ради помогите! Валентина Мошкина, Новосибирская область

Хирург профессор Валерий Прохоренко (Новосибирск): "Болезнь Бехтерева — тяжелейшее заболевание суставов, прежде всего тазобедренных и позвоночника. Исход один: обездвиженность. Без срочного эндопротезирования перспектив у Сергея нет".

Татьяна Ефременко, инвалид 2-й группы, трое детей, безденежье. Нужны лекарства, мебель, бытовая техника. 32 000 руб.

Как-то я иначе себе жизнь представляла. Был родительский дом в деревне, была бухгалтером, в 1988 году родила сына, а потом девочек-двойняшек. Что еще надо? А теперь я и одна из дочек Оля — инвалиды, живем в нищете. Муж безработный. Временами шабашит каменщиком. Сын Игорь учится в ПТУ. Впятером живем на две пенсии. После онкологической операции мне дают лекарства бесплатно, но они не всегда есть, и надо покупать. Оплачиваю все, что выпишет эндокринолог, и кучу платных анализов. У меня просьба: помогите обновить девчонкам кровати, их-то совсем развалились. Очень нужна стиральная машина с запасом стирального порошка. Я уже не в силах стирать. А Оле оторвало кисть руки. Пять лет назад дети нашли сифон с порошком, и он взорвался. Мы тогда дом продали, деньги ушли на лечение. Ютимся в двух безоконных комнатках в общежитии. Холодильник не работает, электроплиту надо срочно менять. Одежды с обувью нет совсем, а детям стыдно, их дразнят. Татьяна Ефременко, Ставропольский край

Начальник отдела горсоцзащиты Наталья Вартанян: "И мы просим за эту семью. Безработные, больные и очень бедные. Татьяну не трудоустроить, муж хватается за любую работу, да рабочих мест нет. Мы выделили им 5000 руб. в 2004 году, дважды выдавали вещи и продовольственные наборы. Больше помочь нечем".



Комментарии
Профиль пользователя