Коротко

Новости

Подробно

"Тяжело было даже просто завязать борьбу!"

Владимир Крамник рассказал, почему он смог остаться чемпионом мира

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 23


Как уже сообщал "Ъ" Владимир Крамник в понедельник отстоял титул "классического" чемпиона мира, когда в последней партии матча с Петером Леко сравнял счет в поединке. После окончания матча с ВЛАДИМИРОМ КРАМНИКОМ побеседовал корреспондент Ъ АЛЕКСЕЙ Ъ-ДОСПЕХОВ.
       — Что чувствует человек, выигравший такую партию и не проигравший такой матч?
       — Усталость. Огромную эмоциональную и физическую усталость. Опустошение, можно сказать. Наверное, через несколько дней пройдет, но пока именно так.
       — То есть даже нет сил радоваться?
       — Нет, радость, конечно, есть, ощущение, что сделал большое дело, есть, но радость не настолько, что ли, явная.
       — А что чувствует чемпион мира, у которого, чтобы сохранить титул, остался один шанс? Вы верили, что удастся дожать Леко, который смотрелся каким-то просто непробиваемым?
       — Он защищался действительно совершенно фантастически. Я понимал, что шансы есть. Но гарантий, что одержу победу, быть не могло: по заказу такие партии в любом случае не выигрываются. Я решил просто сделать все, что могу сделать. И сыграл, по-моему, чрезвычайно сильную партию.
       — Такой — тяжелейшей для вас — концовки в матче ведь могло и не быть, если бы вы всегда играли, как в последних партиях. Но в какой-то период поединка игра у вас не пошла, Леко выиграл две партии. В чем причина? В плохом самочувствии, о которым вы упоминали?
       — Ну, я бы не говорил, что игра не шла. Совпал ряд факторов: соперник прибавил, недомогание было... Но такие матчи вообще редко удается провести на одном уровне — спад обязательно случается. Тем более когда противник не дает тебе расслабиться.
       — Кто, интересно, помогал вам в этой ситуации, когда преимущество в счете перешло к Леко, восстановиться психологически?
       — В подобных ситуациях в первую очередь надо помогать себе самому. Команда, друзья — это важно, но если сам не найдешь силы, ничто не спасет. Мне удалось снова обрести уверенность. Если вы обратили внимание, во второй половине матча я прибавил. Но соперник, повторю, защищался слишком хорошо...
       — А с физподготовкой, которой в преддверии чемпионских длинных матчей уделяется особое внимание, все было в порядке? Не из-за ее ли дефицита то недомогание?
       — Нет, не из-за нее. Физическая форма не подвела. Голова, во всяком случае, всегда была ясной, а это — главное. И спал, кстати, более или менее нормально. Ну, учитывая, какое было напряжение.
       — Сразу после окончания 14-й партии вы сказали, что поединок с Леко был для вас более трудным, чем матч с Каспаровым в 2000 году? Вы не преувеличивали под влиянием эмоций, той же усталости?
       — Нет, так и есть. Во-первых, пусть звучит банально, отстаивать титул всегда сложнее, чем завоевывать его. Во-вторых, у Леко, на мой взгляд, и в самом деле есть некоторые преимущества даже по сравнению с Каспаровым. Например, его невероятная психологическая устойчивость. Каспаров — выдающийся шахматист, но ему свойственны моменты неуверенности, слабости. Если не пошло, то он может немного "надломиться". А Леко словно сделан из металла. Он всегда играет на одном уровне.
       — Да уж, если выдержал такой стресс, как поражение в первой же партии...
       — Показательно — согласитесь. И потом, он прекрасно подготовился к матчу со всех точек зрения — физической, психологической, чисто шахматной. В подготовке он Каспарова — это мое субъективное мнение — пожалуй, превзошел.
       — В творческом, так скажем, плане вам с Леко играть было интересно или сплошное мучение?
       — Как сказать... Он очень практично строит свою стратегию, использует лучшие стороны своей игры. У него великолепная техника, чувство позиции. Через эту броню пробиться было неимоверно тяжело. Тяжело было даже просто, как принято говорить, завязать борьбу! Под конец матча у меня начало получаться. Но в целом игра шла не совсем так, как мне хотелось.
       — Вы говорили про то, что отстаивать звание чемпиона мира сложнее, чем завоевывать. Вы имеете в виду, что были проблемы с поиском мотивации, характерные для многих спортсменов, уже находящихся на вершине?
       — Безусловно, мотивация у меня была. Но над ней, если так можно выразиться, приходилось работать. Я отдавал себе отчет, что ситуация в это плане благоволит претенденту, еще до матча. Но тут ничего не поделаешь... Хотя в целом я доволен, как сумел справиться с проблемой.
       — В начале года вы провели удивившие шахматных специалистов эксперименты над самим собой, когда — в ущерб турнирным результатам — пробовали новые дебютные варианты, вообще новый игровой стиль. Они принесли плоды?
       — Думаю, что да. Но это надо будет еще проанализировать, увидеть, что было для меня лучше, что — хуже... Но в конце матча, если честно, я о подобных вещах не думал. Просто пытался сравнять счет. Просто играл.
       — Думаю, у многих любителей шахмат после этого матча возникло предположение, что и Петеру Леко, и, возможно, вам захочется сыграть реванш. С другой стороны, он не предусмотрен, насколько я понимаю, ни контрактом, ни Пражскими соглашениями...
       — Скажу так: в шахматах должен быть порядок... Нет, я вовсе не исключаю, что еще раз когда-нибудь встречусь с Леко. Потому что не исключаю, что он опять вполне может — класс позволяет — выиграть отбор.
       — О ближайших планах спрашивать, наверное, глупо?
       — Отдых. Только отдых. Две недели буду приходить в себя.
       — Это означает, что в суперфинале чемпионата России, который пройдет в Москве во второй половине ноября, вы сыграете?
       — Да, скорее всего, сыграю.

Комментарии
Профиль пользователя