Коротко

Новости

Подробно

Таджикское гидро

Эмомали Рахмонов маневрирует между Москвой и Тегераном

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

дружба народов



Сегодня президент РФ Владимир Путин, возвращающийся в Россию из Китая, должен прибыть в Душанбе. Его визит в Таджикистан неоднократно откладывался из-за серьезных разногласий между Москвой и Душанбе по целому ряду проблем — от статуса российских войск на территории Таджикистана до проблемы погашения госдолга и участия России в таджикском энергетическом секторе. По сведениям Ъ, нынешний визит тоже оказался под угрозой срыва. Именно поэтому для его подготовки понадобился мощный десант в лице главы МИД РФ Сергея Лаврова, министра промышленности и энергетики Виктора Христенко и главы РАО "ЕЭС России" Анатолия Чубайса.
       Официальный визит президента России Владимира Путина в Таджикистан планировался на 5 октября, но не состоялся из-за того, что к этому сроку не были подготовлены документы, призванные закрепить договоренности российского президента с его таджикским коллегой Эмомали Рахмоновым, достигнутые на встрече в Сочи в июне (см. Ъ от 7 октября). Срыв российско-таджикского саммита привел к срыву намеченного на то же время саммита организации "Центрально-Азиатское сотрудничество" (ЦАС) — президенты Казахстана, Киргизии и Узбекистана, узнав, что президент РФ в Душанбе не прибудет, отказались от участия в нем.
       По мнению источников Ъ в Душанбе, одним из мотивов отказа российского, а вслед за ним и других президентов стран--членов ЦАС от приезда в Душанбе стало то, что президент Таджикистана Эмомали Рахмонов приурочил открытие саммита к своему дню рождения. Лидеры ЦАС решили не принимать участия в откровенно рекламной акции в преддверии парламентских выборов, которые состоятся в феврале 2005 года.
       Спустя десять дней ситуация, казалось бы, разрешена ко всеобщему удовлетворению: президент Путин прибывает в Душанбе и одновременно состоится саммит ЦАС. Более того, наконец-то будут подписаны соглашения о создании российской военной базы на основе 201-й мотострелковой дивизии, о передаче в собственность РФ оптико-электронного узла военной системы контроля космического пространства "Окно" (объект "Нурек"), о передаче таджикской стороне участка границы с Афганистаном, охраняемого пограничными войсками РФ, и ряд других соглашений в сфере оборонного сотрудничества.
       Однако ряд вопросов, касающихся двусторонних отношений между Россией и Таджикистаном, остаются нерешенными. Речь в первую очередь идет о принципах погашения таджикского госдолга России. В частности, на июньской встрече президентов была достигнута договоренность о конвертации части долга в акции строящейся Сангтудинской ГЭС. По этой договоренности Россия должна была инвестировать $50 млн в строительство ГЭС и списать долги Таджикистана на ту же сумму в обмен на контрольный пакет акций. Но месяц назад президент Ирана Мохаммад Хатами, посетивший с визитом Душанбе, заявил, что он и президент Таджикистана подписали рамочное соглашение, по которому контроль над Сангтудинской ГЭС может получить Иран, заплатив за 51% акций станции $250 млн.
       В ответ на недоумение Москвы президент Рахмонов оптимистично заявил, что соглашение с Ираном не исключает российского участия в проекте. По его подсчетам, общая стоимость строительства Сангтудинской ГЭС — $500 млн, а значит, даже после того, как $250 млн отойдут Ирану, Россия может рассчитывать на ранее оговоренную долю в $100 млн. Правда, при этом власти Таджикистана намекают, что окончательного соглашения с Ираном нет — подписано лишь рамочное соглашение, которое может быть отменено, если Таджикистан и Россия достигнут консенсуса на переговорах. Представители правительства говорят, что Иран "просто предложил за контрольный пакет акций больше, чем Россия, и сделал это предложение более оперативно".
       Россию такая постановка вопроса не устраивает. Не случайно за два дня до приезда в Душанбе российского президента в столицу Таджикистана вылетели глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс и министр промышленности и энергетики Виктор Христенко. Они встретились с президентом Рахмоновым, но, по информации Ъ от источника в аппарате президента Таджикистана, прийти к устраивающему обе стороны решению по Сангтудинской ГЭС пока не удалось. Под вопросом оказалось и участие России в другом крупном энергетическом проекте — достройке Рогунской ГЭС. Россия согласна на участие в этом проекте, но только при условии получения контрольного пакета.
       Вчера в Душанбе прибыл и глава МИД РФ Сергей Лавров. Он также встретился с президентом Рахмоновым. В скупых сообщениях информагентств говорится только о том, что "стороны обсудили детали визита президента России", но наверняка во главе угла стояли вопросы энергетики (а по запасам гидроэлектроэнергии Таджикистан является безусловным лидером в Центральной Азии).
       Душанбе тоже пошел в дипломатическое наступление. В распространенном вчера интервью агентству "Интерфакс" посол Таджикистана в Москве Сафар Сафаров заявил, что "гидроэнергетика, совместное решение водных проблем могут стать на перспективу приоритетными направлениями двустороннего сотрудничества с подключением других заинтересованных стран". Он также упомянул о возможности долевого участия России в крупных энергопроектах — но без какого-либо упоминания о контрольном пакете.
       Ситуация оставалась неразрешенной вплоть до вчерашнего позднего вечера. Ъ будет следить за развитием событий.
       Подробности — в следующем номере.
БОРИС Ъ-ВОЛХОНСКИЙ, ДМИТРИЙ Ъ-ГЛУМСКОВ

Комментарии
Профиль пользователя