Коротко


Подробно

На биеннале строго пожурили куратора

"Львов" раздали от противного

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 22

выставка архитектура



Вручены награды IX Международной архитектурной биеннале в Венеции (см. Ъ от 13, 14 и 15 сентября). Как выяснилось, национальные экспозиции здесь оказались выстроены на оппозиции главной идее выставки. Взамен жюри биеннале выстроило свою работу и на оппозиции национальным павильонам, и на оппозиции главному куратору Курту Форстеру. Таким образом, каждый нашел возможность заявить о себе. Рассказывает ГРИГОРИЙ Ъ-РЕВЗИН.
       В этом году список "Золотых львов" оказался предельно коротким. Их всего три — "Льва" за лучшую инсталляцию получил бельгийский павильон, за лучший проект — японские архитекторы Казуйо Сейима и Риуи Нишидзава за "музей современного искусства XXI века", а "Льва" за карьеру получил Питер Айзенманн. Последнее предсказуемо — Питер Айзенманн с самого начала предполагался главным героем выставки под лозунгом "Метаморфозы", посвященной архитектуре деконструкции, основателем которой он как раз и является. Две другие премии следует рассматривать как полное отрицание идей этой биеннале.
       Дело в том, что жюри биеннале полностью независимо ни от главного куратора, ни от оргкомитета и эту свою независимость ему бы хотелось подчеркнуть. На этой выставке, посвященной победному шествию криволинейности в архитектуре, трудно было найти проект, основанный на нормальной геометрии. Но жюри нашло — в Японии. Японская группа САНАА (архитекторы Казуйо Сейима и Риуи Нишидзава) строит музей современного искусства довольно традиционно — это сооружение в форме правильного круга, в который вписано несколько простых прямоугольных объемов выставочных залов. Выглядит несложно, архитекторов не отнесешь к числу знаменитых. Но зато посыл жюри предельно ясен — "нет кривулям"!
       Это — привет от жюри Курту Форстеру. Национальным павильонам тоже досталось. Во-первых, жюри в этом году вообще отказалось от премии за лучший национальный павильон. Премию же дали за лучшую инсталляцию в национальном павильоне, и ее получила Бельгия. Это неожиданно настолько же, насколько неожиданна сама выставка в бельгийском павильоне. Так принято, что в национальных павильонах на архитектурной биеннале почему-то выставляют национальную архитектуру. Бельгийские кураторы Катрин Вандермарлиер, Филипп де Бойк и Кон ван Сингель решили сломать эту отстойную традицию. В бельгийском павильоне нет архитектуры, а также нет ничего бельгийского. Там показывают фильм про африканский город Киншасу. Кураторы не предлагают что-нибудь сделать с этим городом, они его просто показывают. По их мнению, там очень плохо, но они сомневаются, что европейские рецепты улучшения жизни способны помочь. Все, которые долго думали и старались, как бы получше показать на выставке архитектуру своих стран, могут успокоиться — это неактуально. А вот жизнь негров в Киншасе — это да. Это настоящий мировой уровень.
       Однако же и национальные павильоны не должны быть в обиде, потому что к теме выставки "Метаморфозы" они отнеслись с каким-то веселым наплевательством. Не было еще ни одной биеннале, на которой бы выставки в павильонах до такой степени не имели ничего общего с тем, что творилось в главной экспозиции. Такой яркой демонстрации, что замысел биеннале: победное шествие новой эпохи криволинейности — сущая чушь, невозможно было себе представить. Практически ни одной кривули ни в одном национальном павильоне было не сыскать.
       В немецком павильоне — гигантская фотопанорама рядового немецкого селения с новыми невысокими домиками, которые предлагается туда встроить. Во французском павильоне стоял макет города, который самостийно обживала группа энтузиастов — где-то они ставили вазы с цветами, где-то клали мотки проволоки. Замечательную выставку представили японцы. Темой их выставки была компьютерная барахолка Кайодо, располагающаяся на фабрике в Токио, которую они решили перестроить. А как? Идея кураторов (Каиширо Морикава) в том, чтобы строить все на основе стилистики японских мультиков, а также крохотных монструозных игрушек, которые там продаются. Экспозиция павильона — кусок барахолки, заполненный постерами с японскими Лолитами из мультиков и разнообразными игрушками, а также и проект перестройки фабрики в форме разросшихся пластмассовых машинок.
       Но самую забавную экспозицию в этом году представила Дания (комиссар Кент Мартинуссен). В центре павильона стоит конвейер, к которому приклеены макеты маленьких частных домиков. Они выстроены в шеренги, а конвейер беспрерывно движется под марш из "Звездных войн". Это ироническое шествие датской повседневности производит стойкий эффект — в датском павильоне постоянно хохочут. Но это только, так сказать, констатация современного положения дел в Дании, где все хорошо и никаких метаморфоз не требуется. Но разве так можно — весь мир метаморфируется, а мы? Поэтому этот конвейер обставлен проектами "Что делать?". Например — не увеличить ли длину береговой линии Дании в два раза? Как зачем, ведь нужны метаморфозы? Или еще вот — а не превратить ли нам Исландию в фонтан для Африки? Вот Исландия, из нее труба прямо в Африку, там — фонтан, разве плохо?
       Россия обладает удивительной способностью промахиваться относительно общего настроения биеннале. В этом году куратор российского павильона Евгений Асс заявил, что концептуальные экспозиции, в которых ничего не говорится о реальной архитектуре, всем надоели, что никто в мире их больше не делает, поэтому необходимо в русском павильоне просто посадить студентов, чтобы они всерьез учились. Просто пальцем в небо. В этом году во всех национальных павильонах — сплошь концептуальные экспозиции, не имеющие никакого отношения к реальному строительству. И, видимо, именно этим IX архитектурная биеннале и запомнится.

Комментарии
Профиль пользователя