Коротко

Новости

Подробно

Телекино с 27 августа по 2 сентября

Событие недели — "Интим" (Intimacy, 2000) Патриса Шеро, выдающегося, в

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

Михаил Ъ-Трофименков
       Событие недели — "Интим" (Intimacy, 2000) Патриса Шеро, выдающегося, возможно, великого французского театрального и столь же сильного, что бывает крайне редко, кинорежиссера (27 августа, НТВ, 23.25 *****). Перевод названия якобы точен, но вводит зрителей в тяжелое заблуждение, акцентируя лишь одну, пусть и самую "зрелищную" сторону фильма: яростные сексуальные сцены. Фильм мог бы называться "Последнее танго в Лондоне". Как некогда в Париже Бертолуччи, в современном Лондоне неудачников и маргиналов-мечтателей встречаются двое, не знающие, как друг друга зовут. Каждую неделю в определенный день в странном, вроде бы нежилом полуподвальном помещении без слов совокупляются мужчина и женщина. Потом она уходит, он остается. У очень талантливых режиссеров их сексуальная ориентация становится мощным эстетическим фактором. Шеро — декларативный, упертый гей, тем не менее умеющий, как никто, видеть женщину в ее красоте и бесстыдстве: достаточно вспомнить, как сыграла королеву Марго под его руководством Изабель Аджани. Поэтому секс у Шеро предельно трагичен, бесплоден, телесен. В "Интиме" благодаря использованию цифровой камеры, обладающей для него не просто качеством модной и дешевой игрушки, но и философским смыслом, он максимально приближается к телу, поглощенному сексом. При этом оказывается неожиданным моралистом. Он не то чтобы продолжает историю, оборванную Бертолуччи выстрелом анонимной любовницы в оказавшегося пошлым, обретя имя и речь, любовника, а предлагает иной вариант безнадежной притчи. Анонимный секс оказывается недостаточным. Герой нарушает негласный контракт и выслеживает свою партнершу, проникает в ее жизнь, видит ее на сцене театра-студии, репетирующей с актерами "Стеклянный зверинец" Теннесси Уильямса, подсматривает, как она добивается от них имитации той близости, которой так самозабвенно отдается в жизни, дружит с ее немного нелепым, неуклюжим мужем. Никто ни в кого не стреляет, все остаются в живых, но утопия звериного секса оказывается несостоятельной: его просто-напросто мало для человеческих существ, хотя сам по себе такой секс — явление сугубо человеческое. Патрис Шеро любую радикальную новизну на глазах делает классикой. Дэвид Мэмет гораздо более ортодоксален, но в этой ортодоксальности есть своя прелесть. Его "Приговор" (The Winslow Boy, 1999) — уже не первая экранизация почтенной английской пьесы (27 августа, "Первый канал", 3.10 **). Накануне первой мировой войны 14-летний сын героя изгнан из военно-морского училища по обвинению в краже пяти шиллингов. В своей убежденности в невиновности сына, которую он готов отстаивать перед любым судом, земным и небесным, отец ставит на карту все, что имеет, доводит ситуацию почти до самоубийственного абсурда. Мэмет не только режиссер: прежде всего он драматург и сценарист, среди работ которого "Плутовство" (Wag the Dog, 1997) Барри Левинсона. Это и достоинство его великолепно написанных и столь же мастеровито сыгранных фильмов, и недостаток: слишком театрально. Уж лучше полюбоваться на театральность, подернутую патиной времени. "Фрекен Юлия" (Froken Julia, 1951) шведского классика Альфа Шеберга — экранизация пьесы Августа Стриндберга о девушке, порвавшей помолвку с человеком своего круга и пораженной неприличной любовью к слуге (29 августа, "Культура", 22.30 ***). Теленеделя дает возможность пересмотреть несомненные шедевры американского кинематографа. "Апокалипсис сегодня" (Apocalypse Now, 1979) Фрэнсиса Форда Копполы — фильм не только и не столько о вьетнамской войне, о погружении спецгруппы, отряженной на поиски обезумевшего "зеленого берета" полковника Курца, ставшего божком кровожадного камбоджийского племени, в доисторическое варварство, сколько о всех войнах прошлого, настоящего и будущего (28 августа, ТВЦ, 21.45 *****). От выжигаемых напалмом под "The End" Джима Моррисона джунглей в прологе до бесформенной бритой туши нелепого и ужасного Курца в финале — все в этом фильме сразу и навсегда стало драгоценной киноклассикой. "Хорошие парни" (Goodfellas, 1990) Мартина Скорсезе — одна из самых жестоких, тягостных и завораживающих гангстерских киносаг (28 августа, НТВ, 21.45 *****). Вернее, сага о крушении гангстерской мифологии. Некогда Генри, паренек из итальянского квартала, был заворожен крутыми "хорошими парнями", хозяевами жизни и смерти. Его мечта сбылась, он стал одним из них, но, право же, чудовищные подробности расправ над отступниками, которые Скорсезе показывает беспощадно, и понимание того, что ради собственного благополучия лучшие друзья, не задумываясь, пустят его на спагетти, не лучшая плата за успех.

Комментарии
Профиль пользователя