Коротко

Новости

Подробно

Россияне терпят лишение

олимпийской медали

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

борьба с допингом



Как и ожидалось, вчера Международный олимпийский комитет официально принял решение лишить российскую толкательницу ядра Ирину Коржаненко золотой медали афинской Олимпиады, аккредитации и обязал спортсменку покинуть Олимпийскую деревню. Руководитель антидопинговой комиссии Олимпийского комитета России Николай Дурманов на специальной пресс-конференции заявил, что запрещенные препараты попали в организм спортсменки до Игр. Господин Дурманов не сомневается в том, что следствием этого скандала станет его отставка. Из Афин передает корреспондент Ъ АЛЕКСЕЙ Ъ-ДОСПЕХОВ.
       Встреча с представителями ОКР не вызвала у журналистов большого интереса. В огромный зал главного афинского пресс-центра пришло десятка два представителей СМИ. Не пользовалась пресс-конференция успехом и у тех, кто должен был отвечать на вопросы. Скажем, не прибыл заявленный в качестве участника президент Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев. Какие дела его задержали, так и осталось невыясненным. В общем, за всех отвечал руководитель антидопинговой комиссии ОКР Николай Дурманов.
       Он констатировал: все, что он может сделать на данный момент,— сообщить, что в обеих пробах чемпионки Олимпиады Ирины Коржаненко обнаружены метаболиты (то есть продукты распада) препарата станозолол, а остальное — то есть, как этот препарат попал в организм спортсменки,— станет известно после соответствующего расследования. Сама спортсменка, которую в 1999 году уже наказывали за станозолол, уверяет, что близко к допингу не подходила. "Она возмущена,— сказал Николай Дурманов.— Мы постоянно общаемся с ней, благо она остается в Олимпийской деревне, пытаемся разобраться, что произошло, но пока не понимаем". Вскоре после этого МОК обнародовал свое решение лишить госпожу Коржаненко золотой медали и аккредитации и обязал ее покинуть Олимпийскую деревню.
       По мнению господина Дурманова, Ирина Коржаненко принимала допинг — умышленно или нет — еще до начала Игр. Возможно, задолго. Но не по ходу самой Олимпиады. "На 99,9% запрещенные препараты попали в ее организм до Игр,— сказал господин Дурманов.— Речь в случае с нашей толкательницей идет о продуктах распада, нескольких нанограммах. 'Свежепринятый' допинг дает совсем другие результаты при анализе".
       Но если так, то совершенно не понятно, почему Ирина Коржаненко прошла внутрироссийские предолимпийские тесты, ведь проверяли всех без исключения — по крайней мере, так утверждали руководители ОКР. При этом, по словам Николая Дурманова, на новое оборудование для антидопинговой лаборатории ОКР было потрачено несколько миллионов долларов. Кроме того, станозолол, препарат из группы тяжелых анаболиков,— это "каменный век" допинга; начиная с сеульских Игр 1988 года, когда на нем попался знаменитый канадский спринтер Бен Джонсон, он обнаруживается наверняка. Тем более российскими специалистами, которые первыми и уличили Бена Джонсона в пристрастии к допингу — это случилось на Играх доброй воли в Москве в 1986 году, но по политическим соображениям делу не дали ход.
       По обыкновению не обошлось без вопроса, что делать, чтобы такие эксцессы не повторялись впредь. Господин Дурманов заявил, что в России среди спортсменов проводилась антидопинговая агитация. Вместе с тем, по его словам, куда эффективнее было бы создание независимого от государства и от ОКР антидопингового комитета по примеру того, что уже действует в США. Но реализовывать эти планы — если, конечно, они будут реализованы — будет, по всей видимости, уже не господин Дурманов. Еще до пресс-конференции он заметил, что уже знает, кто поплатится за историю с Ириной Коржаненко. "Мне не надо писать заявление об уходе. За меня все и так сделают",— объяснил Николай Дурманов.

Комментарии
Профиль пользователя