Семья как школа

Россияне все чаще забирают своих детей из государственных школ и переводят на семейное образование

В России увеличивается количество детей, которые ушли из школы на семейное образование: за несколько лет рост составил более чем в три раза. Популярность такой форме обучения добавил временный переход школьников на дистант из-за пандемии коронавируса. Среди минусов — отсутствие льготных проездных, невозможность участия в олимпиадах, невыплата компенсаций родителям за обучение. Но многие семьи готовы терпеть, лишь бы быть независимыми от школ. Тем временем государство идет в сторону большего регулирования этой сферы: с 1 сентября в силу вступили новые требования к семейному образованию от Минпросвещения России.

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ  /  купить фото

Урок пандемии

В следующем году такой форме обучения, как семейное образование исполнится 30 лет. Официально она была разрешена в России в 1992 году, когда федеральный закон «Об образовании» ввел наряду с государственным частное образование и вручил родителям право «дать ребенку начальное общее, основное общее, среднее (полное) общее образование в семье». В 2012 году новый ФЗ №273 «Об образовании в РФ» подтвердил это право в ст. 17.

Семейное образование позволяет детям учиться на дому, при этом у них сохраняется право сдавать итоговые экзамены в школе. Родители сами выбирают для ребенка учебную программу, и она может существенно отличаться от школьной. Чтобы перейти на семейное образование, родителям надо отчислить ребенка из школы, уведомить местный отдел образования о своем решении, а впоследствии выбрать школу для сдачи экзаменов — промежуточных и итоговых аттестаций. Промежуточные будут индивидуальными, а ОГЭ и ЕГЭ надо сдавать вместе с остальными школьниками. Переходить на домашнее обучение можно в любой момент в течение года, как и возвращаться обратно в школу. Причем, закон позволяет делать выбор формы обучения столько раз, сколько семье будет нужно.

Первоначально количество детей на семейном образовании было невелико, но в последние годы их число быстро растет. Согласно данным на сайте Минобрнауки РФ за 2015/16 учебный год, на семейном образовании находилось 8452 ребенка. В том числе в Москве — 1710 детей и 311 — в Санкт-Петербурге. В 2018/19 учебном году число детей на семейном образовании составило более 25 тыс. человек, а в 2019/20 учебном году, наполовину «съеденном» дистанционным обучением из-за пандемии коронавируса, на домашнем обучении был 31 201 ребенок, сообщили “Ъ” в Минпросвещения РФ.

Таким образом, за четыре года количество детей на самообучении выросло в 3,6 раза.

Данных за прошедший 2020/21 учебный год в Минпросвещения еще нет, они появятся к концу этого года, уточнили в министерстве. В ведомстве отметили, что упомянутые цифры незначительны по сравнению с общим количеством школьников: 16,5 млн в 2019/20 учебном году.

Опрошенные “Ъ” эксперты уверены, что число детей, уходящих из школы на домашнее обучение, будет расти с каждым годом. Даже сейчас детей, получающих знания вне школы, больше, так как есть формы заочного обучения, сообщила “Ъ” научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования ВШЭ, профессор, доктор психологических наук Катерина Поливанова. Но решающий толчок к переходу на внешкольное обучение дала, по ее словам, конечно, пандемия коронавируса.

«Дети в 2020 году ушли на дистанционное обучение, и родители увидели, что происходит на уроках, ужаснулись и начали ругаться в школьных чатах. Другие обнаружили, что школьную программу можно освоить намного быстрее и самостоятельно. Тогда же существенно выросло число онлайн-школ. Так семейное образование стало понятнее для людей»,— говорит госпожа Поливанова. Она рассказала, что для нее в свое время стало открытием осознание, что домашнее образование — это не когда мама садится и занимается с ребенком по учебнику, а когда родители ищут другие способы освоить школьную программу, в том числе обращаются в онлайн-школы, нанимают педагогов, объединяются с другими родителями для создания домашнего класса.

«Мама уже не учитель, а менеджер»,— добавляет госпожа Поливанова.

По ее словам, выход образования за пределы школы сейчас является общемировым трендом. «Внешкольное обучение может достигать 70–80%, и это дополнительные курсы, различные онлайн-уроки, занятия в музеях, кружках. Если семья активная, то она будет искать, как улучшить образование своего ребенка»,— говорит госпожа Поливанова.

Сроки в приказном порядке

С ростом количества уходящих из школ детей Министерство просвещения России начало регулировать законодательство в сфере семейного образования. В прошлом году стартовало обсуждение поправок в Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам начального, основного и среднего общего образования. В итоге был принят новый Порядок, он вступил в силу 1 сентября 2021 года.

В основном документ касается работы школ, но там есть пункты, посвященные семейному образованию. Приказ вводит сроки, в которые родители обязаны уведомить местные власти о выборе формы обучения: не менее чем за 15 дней до начала учебного года, с которого планируется переход на семейное образование, либо в течение 15 дней после утверждения приказа директора об отчислении ребенка из школы в связи с переходом на семейное образование. Закрепляется право родителей на согласование со школой графика прохождения промежуточных аттестаций. Запрещается сдавать два и больше экзамена в один день. Кроме того, приказ подчеркивает еще одно право родителей: выбирать школу для прохождения аттестации — на конкретный экзамен, на один учебный год либо на весь срок получения общего образования.

В родительском сообществе не слишком довольны нововведением. «Мы принимали участие в обсуждении этого документа, выступали против введения сроков подачи уведомления. Это дополнительное и, на наш взгляд, не нужное требование, противоречащее положениям ФЗ "Об образовании"»,— сообщила “Ъ” председатель Национальной ассоциации граждан, содействующих развитию и популяризации семейного образования (НАСО) Татьяна Тадевосян. По ее мнению, сроки ввели, чтобы чиновникам было удобнее собирать статистику по детям на домашнем обучении.

Председатель Национальной ассоциации граждан, содействующих развитию и популяризации семейного образования Татьяна Тадевосян

Председатель Национальной ассоциации граждан, содействующих развитию и популяризации семейного образования Татьяна Тадевосян

Фото: instagram.com/razumnoe_detstvo

Председатель Национальной ассоциации граждан, содействующих развитию и популяризации семейного образования Татьяна Тадевосян

Фото: instagram.com/razumnoe_detstvo

В регионах уже придумали, как использовать новые сроки, чтобы усложнить жизнь семьям. «У нас в Ижевске чиновники в этом году по приказу главы администрации потребовали подавать уведомление только на личном приеме, который идет по предварительной записи. Управление не справляется, сейчас идет запись на конец октября»,— сообщила “Ъ” соучредитель межрегиональной общественной организации «Ассоциация семейных школ», автор семинаров и книг по практике семейного образования Алина Дьякова. Она подчеркивает, что по закону «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» родители имеют право подать уведомления по почте. «Но родителям уже приходят отказы на их заявления, отправленные по почте,— говорит госпожа Дьякова.— Конечно, чиновники не могут отказать в переходе на семейное образование, но могут придраться к форме заявления и объему поданных документов». Также, по ее словам, был вариант, когда родителям отказали в отчислении из школы, так как они из-за создавшейся очереди не уведомили орган самоуправления по новым правилам. Вмешательство юристов ассоциации решило вопрос, но такое может повториться.

«Приказ Минпросвещения определенно поможет нам только в одном — он подтвердил, что школы должны согласовать график прохождения аттестаций с родителем.

Школа привыкла навязывать ребенку свой график, не принимая в учет, к примеру, его индивидуальный учебный план. Теперь переговоры о прохождении аттестации будут короче»,— говорит госпожа Дьякова.

Она рассказала, прежде чем ее ребенка перевели на семейное образование, пришлось вести переговоры с чиновниками в течение семи месяцев. И если при переводе на семейную форму такого затягивания уже не происходит, то при урегулировании порядка аттестации родителям достается немало хлопот.

Закон не по форме

В 2018/19 учебном году число детей на семейном образовании составило более 25 тыс. человек

В 2018/19 учебном году число детей на семейном образовании составило более 25 тыс. человек

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

В 2018/19 учебном году число детей на семейном образовании составило более 25 тыс. человек

Фото: Кристина Кормилицына, Коммерсантъ

На вопрос, что в ассоциации хотели бы изменить в сфере правового регулирования семейного образования, госпожа Тадевосян ответила: «Нам в первую очередь хочется, чтобы сами чиновники знали законы и соблюдали их». «После принятия закона "Об образовании в РФ" в 2012 году министерство направило в регионы письмо, в котором разъяснило, как именно надо работать с такой формой обучения, как семейное образование. Но это не помогло. Очень долго в школах, в региональных и местных отделах по образованию говорили родителям, что семейного образования у них нет. Хотя в последнее время такое встречается все реже, но появляются местные акты, регулирующие вопросы семейного образования, содержащие положения, противоречащие федеральному закону»,— рассказала госпожа Тадевосян.

Сейчас, по ее словам, родители обычно сталкиваются с запугиванием и угрозами со стороны школ и местных отделов образования. «И такое бывает даже в Москве. Недавно к нам в ассоциацию обратилась мама, желающая перевести детей на семейное образование. Директор одной из московских школ сказал ей, что если она заберет документы из школы, то на следующий же день сведения о семье будут направлены в органы опеки и КДН (комиссия по делам несовершеннолетних при местном самоуправлении, занимающаяся профилактикой безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.— “Ъ”). Но у школ нет обязанности передавать сведения о переходе детей на семейное образование в опеку и КДН»,— говорит госпожа Тадевосян. Также, по ее словам, в школах пугают, что родители берут на себя ответственность за качество образования и — главное — последствия. Хотя, отмечает она, именно это и установлено в ст. 63 Семейного кодекса РФ и ст. 44 закона «Об образовании»: независимо от выбранной формы получения образования и именно родители имеют преимущественное право на воспитание и обучение своих детей, а органы госвласти и местного самоуправления и образовательные организации оказывают родителям лишь помощь в этом.

В родительских ассоциациях советуют при возникновении недопонимания со школами и чиновниками продолжать диалог в вышестоящей инстанции: в какой-то момент находится чиновник, который способен принимать решения и читать закон.

Школы чувствуют конкуренцию со стороны семейного образования, это их беспокоит и вполне обоснованно, объяснил “Ъ” реакцию представителей гособразования завкафедрой психологии личности факультета психологии МГУ, директор Школы антропологии будущего Института общественных наук РАНХиГС Александр Асмолов.

«Семейное образование бросает вызов государственному,— подчеркнул господин Асмолов.

— Сейчас оно выражается в очень необычных формах, открываются частные школы для юных бизнес-лидеров и даже для губернаторов. Даже в дошкольном образовании идет отток детей из государственных организаций в частные. И это прекрасно».

Экзамены есть, а льгот нет

Соучредитель межрегиональной общественной организации «Ассоциация семейных школ» Алина Дьякова

Соучредитель межрегиональной общественной организации «Ассоциация семейных школ» Алина Дьякова

Фото: vk.com/dyakova_alina

Соучредитель межрегиональной общественной организации «Ассоциация семейных школ» Алина Дьякова

Фото: vk.com/dyakova_alina

В родительском сообществе предпочитают, чтобы Минпросвещения обратило внимание на другие острые моменты в сфере семейного образования. Одна из проблем связана с количеством аттестаций. Экзамены с первого по восьмой класс — это промежуточные аттестации. И родители указывают, что их сдача — это не обязанность, а право, которое закреплено в ч. 3 ст. 17 закона «Об образовании в РФ». «Порядок прохождения итоговой государственной аттестации дает ребенку право сдавать ОГЭ в качестве экстерна, и для этого требуется только одна промежуточная аттестация — за девятый класс. Но чиновники требуют сдавать за все классы, ссылаясь на ст. 58 закона «Об образовании в РФ» о промежуточной аттестации, хотя она тоже не служит основанием требовать ежегодной сдачи экзаменов»,— говорит госпожа Дьякова.

Более того, законодательство на местном уровне зачастую требует от детей обязательного прохождения промежуточных аттестаций, добавляет госпожа Тадевосян. А если родители отказываются, то им может грозить штраф по ст. 5.35 КоАП (неисполнение родителями обязанностей по воспитанию детей). «Штрафуют в случае неприкрепления к образовательной организации для прохождения промежуточных аттестаций. Мы считаем, что это незаконно»,— говорит госпожа Тадевосян. Штраф невелик — 100–500 руб., но нервы родителям чиновники потреплют. «Также факт привлечения родителей к административной ответственности грозит более серьезными последствиями. Например, это одно из оснований лишения родительских прав, а семья может быть признана находящейся в социально опасном положении»,— добавляет председатель НАСО.

Само проведение аттестаций тоже вызывает у родителей много нареканий. Каждая школа предъявляет свои требования к числу и объему экзаменов: порой на одну 40-минутную аттестацию приходится по 70 вопросов.

«Такие завышенные требования уже не объяснить просто перестраховкой, это проявление непрофессионализма»,— дает характеристику госпожа Дьякова.

Родители могут обратиться к учредителю школы — в управление образования или сменить школу и прикрепиться к другой, или сдать экзамены в частных и онлайн-школах. Появились даже центры-посредники между детьми на семейном образовании и школами, которые помогают составлять графики аттестаций, проводят переговоры, а детям остается только прийти и сдать экзамены. Платформы для дистанционной аттестации могут помочь и семьям в отдаленной сельской местности.

Второй главной претензией семей с детьми на семейном обучении является статус ребенка, наличие льгот и компенсаций. «Сейчас льготы — бесплатное питание многодетным и младшим школьникам, льготный проезд в общественном транспорте — предоставляются только детям, которые ходят в школу»,— говорит госпожа Тадевосян. Дети на семейном образовании также отрезаны от олимпиад — нет возможности подать заявку, если ребенок идет не «через школу». Впрочем, если ребенок прикреплен к школе как экстерн для прохождения аттестаций, то он получает академические права и может посещать школьную библиотеку, получать учебники.

«Социальные льготы для школьников закреплены региональными социальными кодексами,— пояснила “Ъ” госпожа Дьякова.— И нужно обращаться к местным властям с просьбой эти законы править». Например, в Санкт-Петербурге ассоциация родителей детей на семейном образовании требует от власти поправить в местном Социальном кодексе понятие «обучающийся» и включить в него экстернов, заочников и детей на семейном обучении. По данным госпожи Дьяковой, договоренность уже достигнута.

Между тем в ряде регионов семьи с детьми на семейном обучении получают от властей компенсации в размере так называемого норматива. Это те средства, которые заложены в бюджет на оплату труда учителей, закупку учебников и канцтоваров.

«В России — нормативно-подушевое финансирование. Бюджет рассчитывается исходя из общего количества детей, и если ребенок уходит из школы и учится в семье, то средства должны получать их родители»,— говорит госпожа Дьякова.

Компенсации для родителей с детьми на самообучении были заложены в законе РФ «Об образовании» 1992 года. Но в 2003 году был принят закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», и финансирование образования было передано в субъекты. После этого регионы должны были принять свои законы, регулирующие порядок таких выплат. Но приняли далеко не все, а есть те, кто уже отказался от выплат. Определенным рубежом в вопросе выплат стал отказ правительства Москвы выполнять свой закон в 2013 году, а за ним последовали другие.

Среди минусов семейного образования — отсутствие льгот, невозможность участия в олимпиадах, невыплата компенсаций родителям за обучение

Среди минусов семейного образования — отсутствие льгот, невозможность участия в олимпиадах, невыплата компенсаций родителям за обучение

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Среди минусов семейного образования — отсутствие льгот, невозможность участия в олимпиадах, невыплата компенсаций родителям за обучение

Фото: Виктор Коротаев, Коммерсантъ

Законодательно Москва все еще обязана выплачивать компенсации. Это прописано в п. 3.1 ст. 6 закона от 20.06.2001 N25 «О развитии образования в г. Москве» в 2004 году. В нем говорится, что «родителям, осуществляющим воспитание и образование несовершеннолетнего ребенка в семье, выплачиваются денежные средства в размере затрат на образование каждого ребенка на соответствующем этапе образования в государственном образовательном учреждении в порядке, определяемом правовыми актами Москвы».

«На данный момент затраты на образование составляют 135–175 тыс. рублей в год на ребенка в зависимости от класса,— поясняет Алина Дьякова.

— В 2007 году постановлением правительства Москвы был принят порядок выплат, и родители действительно получали такие компенсации. Порой через суд. Но в 2013 году постановление о порядке выплат было отменено, а новый нормативный акт, регулирующий выплаты на семейное образование, до сих пор не принят».

В Департаменте образования Москвы сообщили на запрос "Ъ" о льготах и выплатах, что компенсационные выплаты гражданам, дети которых получают семейное образование, федеральным законодательством не предусмотрены. Но на время прохождения аттестаций в школе дети получают академические права обучающихся, добавили в ведомстве. «Также дети обеспечены учебной литературой и имеют доступ к "Московской электронной школе", в которой более 2 млн электронных учебных материалов»,— пояснили в департаменте, отметив, что доля детей на семейной форме образования в Москве составляет менее 1% (в настоящее время в столичных школах обучается свыше 1 млн детей).

Выплаты были в Московской области, но прекратились в 2014 году. С тех пор родители с помощью депутатов пытаются добиться от чиновников возвращения компенсаций, но пока безуспешно.

В Омской области ежегодные выплаты в размере 80–150 тыс. руб. шли с 2013 года. Но в 2019 году региональный министр финансов Вадим Чеченко сообщил, что Минфин РФ указал им на большой расход средств на соцподдержку, после этого Омск отказался от компенсаций для семей с детьми на домашнем обучении.

Сейчас, по данным госпожи Дьяковой, компенсации платят в Ульяновской, Тульской, Тамбовской, Свердловской областях и Пермском крае. Суммы составляют от 10–18 тыс. руб. в Свердловской области, до 22–62 тыс. руб. в Пермском крае. Но в каждом случае к получателям предъявляются требования — родителям необходимо обязательно заключать договора со школами, где дети будут сдавать промежуточные экзамены, причем оценка должна быть не ниже тройки. В Тульской области также введено ограничение на семейный доход — компенсации могут получить семьи, если общий доход у них на каждого члена составляет не более 1,5 прожиточного минимума, то есть порядка 16 тыс. руб. в месяц. А в Ульяновской и Свердловской областях к тому же нужно предоставить чеки на «учебные траты», которые проверяются.

«Мы выступаем за то, чтобы норма о компенсациях была возвращена в федеральный закон и право на получение компенсации было гарантировано всем семьям, независимо от региона проживания»,— говорит госпожа Тадевосян. Она подчеркивает, что получение компенсации должно остаться правом, а не обязанностью, как и прохождение промежуточных аттестаций. «Мы понимаем, что государство будет усиливать контроль за теми семьями, кто получает выплаты. А родители, выбирающие семейное образование для своих детей, наоборот, стремятся выстроить индивидуальный маршрут для ребенка, не привязанный к какой-либо образовательной программе»,— добавила она.

Работа на будущее

Научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования ВШЭ Катерина Поливанова

Научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования ВШЭ Катерина Поливанова

Фото: НИУ ВШЭ

Научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования ВШЭ Катерина Поливанова

Фото: НИУ ВШЭ

Форма обучения «родитель во главе домашнего образования» — это вековая традиционная практика, сменившаяся сотню лет назад повсеместным школьным образованием, напоминает госпожа Поливанова. Но без родителей обучение детей захромало. «Еще в 60-е годы прошлого века стало понятно, что необходимо вовлечение родителей в школьное образование, и чем оно выше, тем достижения детей лучше. Иллюзия, что детям достаточно лишь государственного образования, окончательно развеялась лет 30 назад»,— добавила госпожа Поливанова.

Но сейчас перед родителями, выбравшими семейное образование, стоит более сложная задача, чем была 100 лет назад. Им предстоит научиться главному — правильно определить, какая учебная программа является лучшей для их детей, говорит господин Асмолов.

«Семейное образование наилучшим образом отражает интересы родителей, но далеко не всегда отражает интересы ребенка. Так как понимание интересов ребенка — это главная и сложнейшая проблема в педагогике»,— сообщил психолог.

Также родителям необходимо решить, как дать ребенку опыт работы в коллективе, который дети в школе получают автоматически, пояснила “Ъ” директор Института изучения детства, семьи и воспитания РАО Наталья Агре. «Вопросы, связанные с общими коллективными делами, самоуправлением, инициативой, распределением обязанностей внутри коллектива, умение общаться и сотрудничать в инклюзивном обществе (и я сейчас не только про детей с ограниченными возможностями здоровья) и многие другие навыки не смогут дома развиться так же, как в образовательной организации»,— говорит госпожа Агре. Также она отметила, что в школах рядом с ребенком находится много взрослых, которые быстрее могут заметить изменения в поведении, настроении ребенка и более оперативно провести профилактику тех или иных поступков.

Проблему нехватки общения у детей, как показывает практика, решить легко. Дети избегают токсичных отношений в классах, но находят хороших друзей в кружках, спортивных секциях, ездят в летние лагеря. Семьи, выбравшие домашнее обучение, объединяются и устраивают совместные поездки и праздники.

А вот такая проблема, как размытая роль родителя в семьях с детьми на домашнем обучении, оказалась неожиданной и без однозначного решения. На это указала в своем исследовании при подготовке кандидатской диссертации аспирант Института образования ВШЭ Кристина Любицкая. Оказалось, что родителям то приходится быть учителями и требовать с детей результатов занятий, то быть заботливыми и понимающими взрослыми, которым можно пожаловаться и получить поддержку. «На наш взгляд, такие семьи испытывают диссонанс, который отражается и на взрослых, и на детях»,— отмечает в своей работе госпожа Любицкая. Причем, как выяснилось, до сих пор в мире нет серьезных масштабных исследований о том, как семейное образование может повлиять на ребенка: будут ли средние показатели детей на домашнем образовании выше их сверстников-школьников, как изменится их поведение и характер? В России же образование на дому обычно выбирают семьи с высокими доходами и высоким уровнем образованности, и, как следствие, дети тоже показывают отличные знания.

В других странах тоже нет единого мнения о семейном образовании. Они разделились на две группы — за и против. Большинство стран, признавших семейное образование, ввело жесткий контроль и требует привязку индивидуального плана занятий к школьной программе. Также встречается ограничение по возрасту учеников. Больше всего детей самостоятельно обучается в США — 2,5 млн, порядка 5% от общего числа школьников. Свыше 60 тыс. детей на семейном обучении в Канаде (более 1% от числа школьников) и столько же во Франции (менее 1%). Порядка 30 тыс. детей в Австралии (более 1% от числа школьников), свыше 20 тыс. детей в Великобритании (примерно 0,3% от числа всех детей школьного возраста) и около 15 тыс. детей в Польше (менее 0,5%). В ряде стран, где семейное образование легализовано, число детей на самообразовании не превышает 500 человек. Среди стран, где семейное образование под запретом,— Германия (вплоть до тюремных штрафов и лишения родительских прав), Швеция, Андорра, Беларусь, Грузия, Хорватия, Кипр, Греция. Впрочем, зачастую в их законах прописаны редкие исключения. Российские семьи, изучавшие законодательство разных стран, отмечают, что наш закон самый либеральный по отношению к семейному образованию.

Анастасия Курилова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...