Коротко

Новости

Подробно

Северокорейцы сдаются самолетами

дружба народа

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11


Вчера на военном аэродроме Соннам к югу от южнокорейской столицы приземлился самолет компании Asiana Airlines. Пять автобусов, поданные на оцепленное полицейскими летное поле, увезли прибывших чартерным рейсом из неизвестной страны 230 северокорейских беженцев. Сегодня ожидается прибытие еще одного самолета с таким же количеством бывших граждан КНДР. В Сеуле ломают голову над двумя вопросами: где их разместить и как избежать гнева Пхеньяна.
       Бежать из Северной Кореи в Южную начали с момента окончания в 1953 году корейской войны. К настоящему моменту число покинувших КНДР достигло примерно 5 тыс. человек. Из них более 4 тыс. перебрались на Юг в период с 2000 года по июнь 2004 года. Стремительный рост числа беженцев объяснялся и резким ухудшением экономической ситуации в стране, в том числе унесшим сотни тысяч жизней голодом, и ослаблением пхеньянского режима, и попустительством китайских властей, которые отказывались выдавать беженцев в Северную Корею и позволяли им беспрепятственно выезжать в Сеул.
       Только за первые шесть месяцев этого года в Южную Корею перебрались 760 бывших граждан КНДР. Но и в моменты "высокого сезона" северяне бежали группами по три-пять, максимум десять человек. В Южную Корею они попадали обычно из Пекина через сеульский международный аэропорт Инчхон, где их встречали журналисты.
       Вчера самолет с беженцами приземлился на военном аэродроме Соннам. Журналистов на летное поле, оцепленное спецназом полиции, не пустили, хотя там их ждала сенсация — чартерным рейсом Asiana Airlines в Сеул прибыли сразу 230 бывших граждан КНДР. Их погрузили в пять автобусов и быстро увезли с аэродрома. Сегодня ожидается прибытие еще одного самолета с таким же числом беженцев. По сведениям южнокорейских СМИ, рейсы были зафрахтованы правительством, которое поначалу отказывалось комментировать происходящее. Пан Ги Мун, глава МИД РК, курировавший доставку беженцев, сказал лишь: "Я ничего не подтверждаю, но все прошло гладко".
       Не называется и страна, из которой прибыли беженцы (хотя СМИ Южной Кореи утверждают, что это Вьетнам.—Ъ). Говорится только, что власти этой страны попросили Южную Корею не поднимать шумиху вокруг прибытия крупной партии беженцев, чтобы не портить ее отношения с КНДР. Сами южные корейцы тоже не желают раздражать Пхеньян, с которым Сеул в последние годы ведет напряженный диалог, пытаясь смягчить северокорейский режим. Правда, это не очень получается. Проведенные Пхеньяном в последние пару лет реформы оказались в значительной мере косметическими и не привели к улучшению жизни народа. А о политических реформах в КНДР и мечтать запрещено. Поэтому число беженцев из Северной Кореи растет. Как считает южнокорейский министр объединения Чун Дон Юн, через пару лет число северокорейских иммигрантов в РК может достигнуть 10 тыс. человек. И хотя, по мнению экспертов, ожидать массового бегства из КНДР не стоит (власти Северной Кореи его не допустят), Чун Дон Юн уже сейчас говорит о необходимости подумать о расширении возможностей приема беженцев.
       Обычно, программа их адаптации осуществляется в местечке Ханавон к югу от Сеула, где пять лет назад создали лагерь, способный принять около 400 человек. Сначала с беженцами около месяца беседуют представители различных южнокорейских ведомств, включая национальную разведывательную службу. А потом в течение двух месяцев их будут готовить к встрече с реалиями капиталистической Южной Кореи.
       Инструктажем помощь не ограничивается. Каждый перебежчик получает 28,3 млн вон ($24 370). Супружеские пары без детей в добавление к этому получают еще 8 млн вон, а, например, семьи из четырех человек — еще 55 млн вон. Затем ежемесячно каждый будет получать пособие размером 540 тыс. вон, что значительно больше прожиточного минимума. Кроме того, выдается разовое пособие на приобретение жилья (обычно аренду) в размере 10 млн вон. Политическим беженцам при необходимости предоставляется защита полиции. Например, высокопоставленного северокорейского перебежчика Хван Дян Опа охраняют 27 офицеров полиции. Мера не лишняя — в начале года в Сеуле был застрелен Ли Хан Юн, племянник первой жены Ким Чен Ира.
       Информацию о наличии высокопоставленных лиц в нынешней группе беженцев южнокорейские чиновники держат в секрете. И не только из опасения привлечь внимание северокорейской агентуры. Они боятся разделить судьбу министра обороны Южной Кореи Чо Юн-Киля. Он вынужден был уйти в отставку только из-за того, что его подчиненные рассказали прессе о происшедшей 14 июля перестрелке между флотами РК и КНДР в Желтом море, которую Сеул и Пхеньян хотели скрыть.
АНДРЕЙ Ъ-ИВАНОВ

Комментарии
Профиль пользователя