ФБК не прошел апелляцию

Решение суда о признании структур Навального экстремистскими организациями вступило в силу

4 августа Первый апелляционный суд общей юрисдикции отклонил жалобы внесенных в реестр иноагентов Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) и Фонда защиты прав граждан (ФЗПГ), а также руководителей штабов оппозиционера Алексея Навального на признание этих структур экстремистскими. Решение Мосгорсуда вступило в силу — впрочем, сторонников господина Навального уже месяц снимают с выборов из-за причастности к экстремистским организациям. Соратники господина Навального к решению апелляционного суда готовились заранее: два месяца назад ликвидировали региональные штабы, переименовали страницы в соцсетях и закрыли возможность жертвовать деньги фондам. Почти все ключевые сотрудники продолжают работу за границей, кроме активистов, уже осужденных по уголовным делам или находящихся под следствием или судом.

Адвокат Владимир Воронин

Адвокат Владимир Воронин

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

Адвокат Владимир Воронин

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

Заседание апелляционного суда прошло в закрытом режиме, поскольку ранее прокуратура засекретила часть материалов дела. Суд попросил адвокатов сдать телефоны, а после отказа в помещении начали глушить связь. На процессе не присутствовали руководители и члены запрещенных организаций, подавшие апелляционные жалобы на решение Мосгорсуда как нарушающее их пассивное избирательное право. Эти жалобы суд рассматривать отказался. По словам адвоката Владимира Воронина, суд также отклонил все ходатайства защиты и в итоге оставил без изменений решение Мосгорсуда.

Напомним, 9 июня Мосгорсуд признал экстремистскими организациями сеть региональных штабов Алексея Навального, а также ФБК и ФЗПГ. По версии столичной прокуратуры, целью штабов и фондов было «создание условий» для изменения основ конституционного строя с использованием «сценария "цветной" революции». Структуры Навального также заподозрили в работе на нежелательные в России организации. В решении суда говорилось, что штабы и фонды пытались сформировать у общества мнение о необходимости смены власти, дискредитировали работу депутатов и чиновников, препятствовали деятельности органов власти, разжигая социальную рознь и организовывая митинги, «перерастающие в массовые беспорядки». Кроме того, в решении отмечалось, что некоторые связанные со структурами господина Навального граждане использовали в своей деятельности нацистскую символику.

В июне решение суда вступило в силу лишь в части прекращения деятельности всех структур. Впрочем, соратники господина Навального ликвидировали их еще до вынесения вердикта.

При этом адвокаты оппозиционеров подчеркивали, что до решения апелляционного суда организации не могут считаться экстремистскими и правовые последствия признания их таковыми также не могут наступить. Тем не менее сразу после решения первой инстанции оппозиционеров, которых избиркомы сочли причастными к работе этих структур, начали снимать с выборов как связанных с экстремистскими организациями. Зарегистрироваться не смогли не только сотрудники региональных штабов господина Навального, но и активисты, которые в его структурах не работали: например, московский муниципальный депутат Илья Яшин, нижегородская журналистка Наталья Резонтова, депутат псковского заксобрания Лев Шлосберг — его, впрочем, оперативно восстановили в правах до вынесения решения суда о его причастности к экстремистам. Проблемы начались и у адвокатов правозащитной НКО «Команда 29», представлявших интересы структур господина Навального. В июле сайт «Команды 29» был заблокирован Роскомнадзором за сотрудничество с нежелательной организацией, а сама она заявила о своей ликвидации и о закрытии всех медиапроектов и удалении архива публикаций.

После вступления в силу судебного решения о признании организации экстремистской граждане могут подвергнуться административному наказанию за демонстрацию ее символики (ст. 20.3 КоАП, до 15 суток ареста), распространение материалов, в том числе опубликованных в прошлом (ст. 20.29 КоАП, до 15 суток ареста), или уголовному преследованию — за ее финансирование (ст. 282.3 УК, до десяти лет колонии).

Под уголовную ответственность подпадает и продолжение или возобновление деятельности такой структуры (ст. 282.2 УК, до десяти лет колонии). Лица, осужденные за экстремистские преступления, теряют право баллотироваться в любые органы власти в течение десяти лет после снятия или погашения судимости. По закону, принятому весной 2021 года, на срок от трех до пяти лет теряют право баллотироваться граждане, факт причастности которых к работе экстремистских организаций признан судом. Руководители этих организаций на десять лет лишаются права создавать общественные объединения.

На сегодняшнее заседание адвокаты привезли дорожный чемодан с жалобами и ходатайствами. По словам адвоката Ивана Павлова, его жалоба была написана на 57 листах. «Не было доказано, что ФБК, ФЗПГ и штабы Навального занимались экстремистской деятельностью или использовали нацистскую атрибутику,— считает господин Павлов.— Суд так и не смог указать, какими доказательствами обладает, кроме неподписанных информационных справок и односторонних актов фиксации страниц фондов и штабов в интернете».

Члены команды Алексея Навального в соцсетях заявили, что продолжат общественно-политическую деятельность, несмотря на вступление решения в силу. Отметим, ближайшие соратники политика находятся за границей, за исключением находящихся под следствием или уже осужденных. В частности, в России остались экс-юрист ФБК Любовь Соболь, осужденная по уголовным делам за проникновение в квартиру предполагаемого сотрудника ФСБ Константина Кудрявцева, которого оппозиционеры считают причастным к отравлению господина Навального (год исправительных работ условно), и за призывы к нарушению санитарных норм на январских протестах (1,5 года ограничения свободы). По так называемому санитарному делу под домашним арестом или запретом определенных действий находятся брат Алексея Навального Олег, его пресс-секретарь Кира Ярмыш и личный врач Анастасия Васильева. Защита намерена обжаловать решение в кассационной инстанции.

Кира Дюрягина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...