Десятеро подстрекнули одного

Суд начинает рассмотрение «санитарного дела» против оппозиционеров

На этой неделе Преображенский суд Москвы приступит к рассмотрению так называемого санитарного дела — о подстрекательстве к нарушению санитарно-эпидемиологических правил во время несанкционированной акции в Москве 23 января. 15 июля перед судом предстанет соратница Алексея Навального Любовь Соболь, а 20 июля — его брат Олег Навальный. Такие же обвинения предъявлены еще восьми оппозиционерам. Каждое дело выделено в отдельное производство, хотя «подстрекаемый» в них всего один. Адвокат не исключает, что с вынесением приговора будут тянуть вплоть до осенних думских выборов.

Любовь Соболь

Любовь Соболь

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

Любовь Соболь

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ  /  купить фото

Предварительное заседание по делу Любови Соболь прошло 8 июля. Она обвиняется в подстрекательстве к нарушению санитарно-эпидемиологических правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание людей или создавшем угрозу таких последствий (ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 236 УК РФ). Максимальное наказание по этой статье — два года лишения свободы. По словам адвоката Владимира Воронина, на заседании он ходатайствовал о возвращении дела в прокуратуру, но суд ему отказал. Рассмотрение по существу назначено на 15 июля.

Процесс по делу Олега Навального уже стартовал, но первое заседание 7 июля закончилось сразу после зачитывания прокурором обвинительного заключения и было отложено на 20 июля. Адвокат подсудимого Никос Параскевов поясняет задержку поступлением в суд апелляционной жалобы на продление его подзащитному запрета определенных действий до 28 ноября.

Напомним, уголовное дело о нарушении санитарно-эпидемиологических правил во время акции 23 января Следственный комитет возбудил 24 января. По версии СКР, обвиняемые с 18 по 23 января призывали через соцсети к участию в протестах, в результате на митинг приехали лица, болевшие коронавирусом, что создало угрозу массового заболевания. К 5 февраля дело было переквалифицировано на подстрекательство к нарушению санитарно-эпидемиологических правил.

Помимо Любови Соболь и Олега Навального в деле есть еще восемь обвиняемых: пресс-секретарь Алексея Навального Кира Ярмыш, экс-глава его московского штаба (организация признана экстремистской по решению Мосгорсуда) Олег Степанов, экс-сотрудник Фонда борьбы с коррупцией (включен Минюстом в реестр иностранных агентов и признан Мосгорсудом экстремистской организацией) Николай Ляскин, лидер «Альянса врачей» (включен Минюстом в реестр иноагентов) Анастасия Васильева, муниципальный депутат Люся Штейн, участница Pussy Riot Мария Алехина, а также столичные муниципальные депутаты Дмитрий Барановский и Константин Янкаускас. Дело каждого из них выделено в отдельное производство.

По словам Владимира Воронина, во всех делах фигурирует один и тот же «подстрекаемый» — якобы больной коронавирусом и находившийся на самоизоляции мужчина, приехавший на акцию в центр Москвы.

По теории уголовного права подстрекательство должно быть персонифицировано, но фигурантам приписывают, что они привлекали к участию в акции неограниченный круг лиц, указывает адвокат. По его словам, Любовь Соболь призывов не отрицает, но подстрекательством они не являются: «Если бы Соболь говорила: "Приходите, зараженные" или "Приходите и не соблюдайте социальную дистанцию" — это другой вопрос. Но она такого не говорила». С таким же успехом фигурантов дела можно обвинить в подстрекательстве к изнасилованию, если бы оно произошло в центре Москвы во время проведения акции, отмечает господин Воронин. «Этот товарищ (подстрекаемый.— “Ъ”) говорит, что пошел в центр, потому что увидел сообщения в Telegram-каналах и "ВКонтакте", но не посты Соболь, Навального, Ярмыш и других обвиняемых. Он поясняет, что поехал на акцию не под влиянием этих людей»,— говорит защитник.

Управляющий партнер петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин согласен с тем, что подстрекательством является склонение к совершению преступления «конкретного лица или конкретной группы лиц». «Для обоснования выбранной квалификации следствию нужно было найти конкретного свидетеля, которому, например, Любовь Соболь лично прислала приглашение выйти на митинг и сподвигла нарушить самоизоляцию,— поясняет юрист.— При этом она должна была быть осведомлена, что это лицо на тот момент было ковид-положительным». Анонс же мероприятия в соцсетях, по его мнению, уголовного состава такого преступления не образует.

По оценке Владимира Воронина, при нормальных обстоятельствах рассмотрение дела могло бы завершиться за пять—шесть недель, но он допускает, что его затянут до выборов 19 сентября, пока «не уляжется волна».

«Даже если приговор вынесут 1 сентября, мера пресечения будет действовать до апелляции. Она может продлиться и до середины октября»,— добавляет адвокат. Напомним, Любовь Соболь и Олег Степанов хотели участвовать в думских выборах, но первая сама отказалась от этих планов, а второму избирком не позволил открыть избирательный счет, сославшись на его причастность к экстремистской организации.

Стоит отметить, что Любовь Соболь и Олег Навальный ранее были осуждены по другим уголовным делам. 15 апреля суд приговорил госпожу Соболь к году исправительных работ за незаконное проникновение в квартиру предполагаемого сотрудника ФСБ Константина Кудрявцева (он, по мнению оппозиционеров, участвовал в предполагаемом отравлении Алексея Навального). А у Олега Навального на момент инкриминируемого преступления не была погашена судимость по делу «Ив Роше», по которому он отбыл три с половиной года лишения свободы. Непогашенные судимости в случае обвинительного приговора могут рассматриваться судом как рецидив преступления, что является отягчающим обстоятельством, предупреждает Алексей Добрынин. По закону в этом случае подсудимому назначают не менее трети от максимально возможного наказания.

Кира Дюрягина

Адвокаты обжаловали решение о признании экстремистскими структур Алексея Навального

Контекст

Адвокаты правозащитной организации «Команда 29» обжаловали решение Мосгорсуда, который 9 июня признал экстремистскими организациями сеть региональных штабов Алексея Навального, а также включенные ранее в реестр иностранных агентов Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) и Фонд защиты прав граждан (ФЗПГ).

По мнению адвокатов, суд допустил ряд нарушений. К их числу они относят, в частности, рассмотрение дела без участия его фигурантов и людей, чьи права будут ограничены вследствие принятия этого решения; засекречивание иска; отсутствие доказательств того, что ответчики занимались экстремистской деятельностью. «Мы услышали лишь ничем не обоснованные заявления об этом, но доказательств, подтверждающих обвинения, представлено не было»,— прокомментировали жалобу в «Команде 29».

«В апелляционной жалобе на 58 листах мы указываем самые серьезные нарушения и просим вышестоящую инстанцию отменить решение суда»,— отметил адвокат Максим Оленичев. Он также подчеркнул, что «решение суда в силу не вступило, последствия, связанные с признанием ФБК, ФЗПГ и штабов Навального экстремистскими организациями, не наступили, кроме прекращения их деятельности». Несмотря на это, как ранее писал “Ъ”, избиркомы уже отказываются открывать избирательные счета кандидатам, которые, по их мнению, являются участниками или сторонниками структур господина Навального.

Кира Дюрягина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...