обновлено 20:01

Виктор Бабарико получил 14 лет тюрьмы

Белорусскому оппозиционеру показали цену отказа от сотрудничества

Утром во вторник Верховный суд Белоруссии огласил приговор экс-главе Белгазпромбанка Виктору Бабарико. Он пытался составить конкуренцию Александру Лукашенко на президентских выборах в Белоруссии в 2020 году, но за два месяца до голосования был арестован по подозрению в коррупции. Теперь же власти сочли его вину доказанной, назначив наказание в 14 лет лишения свободы. По мнению собеседников “Ъ”, решение суда служит своеобразной демонстрацией того, к чему ведет отказ от сотрудничества с властями.

Бывший руководитель Белгазпромбанка Виктор Бабарико

Бывший руководитель Белгазпромбанка Виктор Бабарико

Фото: Reuters

Бывший руководитель Белгазпромбанка Виктор Бабарико

Фото: Reuters

Виктор Бабарико, который в 2020 году считался наиболее сильным противником Александра Лукашенко на президентских выборах, получил 14 лет тюрьмы. Приговор был оглашен утром 6 июля Верховным судом Белоруссии, который признал оппозиционера виновным в получении взятки в особо крупном размере организованной группой, а также в легализации средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере (ч. 3 ст. 430 и ч. 2 ст. 235 Уголовного кодекса Белоруссии).

«По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Бабарико назначить 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима со штрафом в размере 5 тыс. базовых величин... с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей на срок пять лет»,— зачитал приговор судья Верховного суда Игорь Любовицкий.

Кроме того, суд решил взыскать с Виктора Бабарико более 47,7 млн белорусских руб. (около $19 млн).

Приговор Верховного суда Белоруссии считается окончательным. Однако защита оппозиционера все равно будет искать способы его обжаловать. «Мы будем добиваться отмены обвинительного приговора всеми возможными доступными средствами правовой защиты. Апелляционного обжалования наш подзащитный лишен в данном случае. Поэтому приговор в ближайшее время будет обжалован в порядке надзора. Также мы будем ставить вопрос о нарушении прав Виктора Бабарико перед Комитетом по правам человека ООН»,— сказал адвокат господина Бабарико Дмитрий Лаевский.

Напомним, в июне 2020 года штаб экс-главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико первым из оппозиционных сумел собрать достаточное число подписей для выдвижения в президенты страны: их было свыше 400 тыс. при необходимых 100 тыс. Тот факт, что условия для выдвижения были выполнены, признавал даже ЦИК Белоруссии. Решение об отказе в регистрации было принято исключительно из-за заведенных на оппозиционера уголовных дел.

Чем известен Виктор Бабарико

Смотреть

После ареста самого Виктора Бабарико интересы его штаба пыталась отстаивать его соратница Мария Колесникова. Вместе с супругами двух других не допущенных до выборов кандидатов, Вероникой Цепкало и Светланой Тихановской, она ездила по городам страны, призывая голосовать за госпожу Тихановскую — именно ее было решено сделать единым кандидатом от оппозиции. Уже после президентских выборов, в сентябре 2020 года, Мария Колесникова пыталась запустить оппозиционную партию «Вместе», но проект не получил особого развития. Тем более что через несколько дней после этого власти пытались насильно вывезти Марию Колесникову из страны, но она не позволила это сделать, порвав паспорт. После этого она оказалась под стражей, как и Виктор Бабарико.

Ярким эпизодом из жизни Виктора Бабарико в заключении была встреча с президентом страны Александром Лукашенко. Всего на ней присутствовали 11 человек, включая сына Виктора Бабарико Эдуарда, координатора штаба оппозиции Юрия Воскресенского, члена президиума координационного совета оппозиции Лилию Власову и политтехнолога Виталия Шклярова. О деталях их разговора известно мало, кроме того что Александр Лукашенко пытался привлечь оппозиционеров к сотрудничеству в разработке новой Конституции страны.

Стоит отметить, что Лилия Власова и Виталий Шкляров уже вышли из СИЗО, а Юрий Воскресенский даже получил государственный пост — как раз члена Конституционной комиссии. Он ведет Telegram-канал, который служит источником самой подробной информации о разработке нового Основного закона Белоруссии.

«Очевидно, что Бабарико и его люди отказались от формата сделок и компромиссов,— заявил “Ъ” белорусский политический аналитик Артем Шрайбман, который недавно был вынужден уехать их страны.— Они проявили принципиальность, и вот власть показывает, что за это бывает».

В качестве обратного примера эксперт привел случай Юрия Воскресенского и недавнюю историю с администратором оппозиционных Telegram-каналов Романом Протасевичем, который перешел под домашний арест, после того как публично озвучил нужные власти тезисы.

При этом приговор Виктору Бабарико, по словам Артема Шрайбмана, не стоит понимать буквально.

«Любой срок, который могли назначить Бабарико, не имеет ничего общего с его реальными перспективами. Он выйдет тогда, когда Лукашенко либо решит его освободить, либо будет вынужден его освободить. Либо этот вопрос будет решать уже не Лукашенко. Согласно опросам, Бабарико — главный белорусский оппозиционер, по крайней мере из тех, что в стране. Светлана Тихановская скорее представитель и моральный лидер протеста, а вот у Бабарико есть четкие политические амбиции»,— говорит политолог.

Находящаяся за пределами Белоруссии Светлана Тихановская прокомментировала приговор Виктору Бабарико в своем Telegram-канале: «Безумный срок человеку, который решил пойти в политику и стал одним из лидеров, которые разбудили страну от долгого сна. 14 лет — за веру в идею: однажды нам будет сложно объяснить своим внукам, что это действительно происходило. Но Виктор говорил, что стране нужен хороший менеджер,— и я знаю, что настанет время, когда такой менеджер поможет нам с вами отстроить страну». По ее словам, Виктор Бабарико «не пошел на сделку с режимом».

Ту же мысль в беседе с ''Ъ'' развил и другой претендент на пост президента Белоруссии — Валерий Цепкало, который вовремя уехал из страны, узнав о намерении властей объявить его в розыск. «Сигналы власти достаточно ясно,— сказал господин Цепкало.— Бабарико захотел стать президентом, исполнить свое конституционное право, и был за это наказан. Точно так же он поступил с Сергеем Тихановским и мог бы поступить со мной, если бы я не покинул Беларусь. Лукашенко подает сигнал, что никто, кроме него, не может быть политическим субъектом и даже заявлять, что народ — это источник власти. Суть его режима — террористическая. Он всегда брал заложников, чтобы торговаться как с Западом, так и с Россией».

Однако сейчас, по словам господина Цепкало, этот торг уже не будет успешным. «На Западе понимают, что даже если Лукашенко отпустит Бабарико, он может посадить сотню других людей. Поэтому на сделки с ним не пойдут ни за оппозиционеры внутри страны, ни власти других стран. В переговорах Лукашенко устраивает лишь одно условие — признание его законным лидером Беларуси. В качестве такого признания он рассматривает, например, прошение о помиловании, которое он предлагает подписать своим противникам».

При этом провластный белорусский политолог Петр Петровский назвал террористической именно логику белорусских оппозиционеров. «Если Бабарико отказывался сотрудничать со следствием, потому что не считал Александра Лукашенко легитимным президентом, то он уподобляется боевикам «Исламского государства» (запрещено в России — ''Ъ''),— считает эксперт.— Это они считают, что власть — от шайтана, всемирный Халифат не создан, и поэтому они имеют право устраивать теракты». Господин Петровский признал, что обвинение не стало проявлять снисхождения к Виктору Бабарико именно из-за того, что он отказался признать свою вину, «в то время как его вину признали его заместители и сотрудники Белгазпромбанка в регионах».

Однако сравнивать дела Виктора Бабарико, Юрия Воскресенского и Романа Протасевича, как это делают другие собеседники ''Ъ'', господин Петровский считает некорректным. «Состав их преступлений и степень участия в них у этих людей совершенно разный. Кроме того суда в отношении Протасевича и Воскресенского еще не было, что делает это сравнение еще более неточным»,— сказал он.

На приговор отреагировали и западные дипломаты, в частности, посольство США в Минске. «Жестокая фальшивость судебной системы Белоруссии демонстрируется сегодня приговором Виктору Бабарико, который показывает, что режим Лукашенко не остановится ни перед чем, чтобы сохранить власть»,— говорится на странице дипмиссии в Twitter.

В течение всего дня власти России так и не прокомментировали решение суда по делу Виктора Бабарико. Между тем летом прошлого года власти Белоруссии прямо говорили о его связи с Москвой. Как заявлял нынешний начальник КГБ, а тогда глава Комитета государственного контроля (КГК) Белоруссии Иван Тертель, «кукловоды», стоящие за деятельностью Виктора Бабарико,— это «большие начальники в "Газпроме", а может быть, и выше». Сам Виктор Бабарико в интервью “Ъ” говорил, что хотел бы видеть Белоруссию нейтральной страной, и подчеркивал, что интеграция с Россией не должна ущемлять суверенитет Белоруссии.

Но как дал понять “Ъ” председатель Комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Леонид Калашников, для российских властей это ничего не значит. «Даже если его ассоциируют (с Россией.— “Ъ”), сейчас уже никто об этом не скажет. Он, наверное, понимал, на что он идет. Если человек играл в эту игру по чьему-то указанию — это его проблемы, он должен сам собирать эти зерна. Если же он сделал это по своему усмотрению — это тоже его выбор,— сказал депутат.— Почему Россия должна говорить о нем? Кто из россиян раньше его защищал? Все имели это в виду, но в данной ситуации никто ничего не будет говорить.

Он сам выбрал этот путь, перед выборами ушел с должности (главы Белгазпромбанка.— “Ъ”). А все расчеты на поддержку и помощь уже бесперспективны, учитывая, что на Белоруссию оказывается такое давление со стороны Запада».

Аргумент, что программа господина Бабарико была самой пророссийской из оппозиционных, господин Калашников тоже не считает значимым. «Может, она (программа.— “Ъ”) и была лояльной, но что теперь делать? Из-за этого нужно бросаться на его защиту? Я сомневаюсь, что кто-то будет это делать. Думаю, что это уже не имеет никакого смысла и Россия, скорее всего, промолчит»,— добавил он.

Кирилл Кривошеев

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...