И так девятнадцать раз

В «Голосе» посчитали поправки к избирательному законодательству

Движение «Голос» подготовило аналитический доклад об изменениях, внесенных в избирательное законодательство со времени последних думских выборов 2016 года. По подсчетам экспертов, всего в закон о выборах депутатов Госдумы были внесены 19 поправок, почти треть из них — всего за четыре месяца до старта кампании. Авторы доклада отмечают, что в России не соблюдается принцип стабильности законодательства. Эксперты отмечают, что, хотя многие страны изменили свое избирательное законодательство из-за пандемии, только российское приблизилось к иранскому после ограничения пассивного избирательного права лиц, признанных причастными к деятельности экстремистских организаций.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ  /  купить фото

Эксперты движения «Голос» подсчитали, что с 2016 года в закон о выборах депутатов Госдумы 19 раз вносились поправки. В докладе говорится, что 12 поправок были существенными, семь из них (то есть более половины) были приняты в последний год, причем шесть — менее чем за четыре месяца до начала избирательной кампании.

Самый большой блок поправок, по мнению авторов доклада, касается ограничения пассивного избирательного права. Так, в мае 2020 года Госдума расширила перечень уголовных статей, осужденные по которым лишаются пассивного избирательного права.

Теперь осужденные (в том числе условно) к лишению свободы за преступления средней тяжести лишаются права быть избранными до истечения пяти лет со дня снятия или погашения судимости.

Всего в пункте перечислены полсотни составов преступлений, включая «дадинскую» ст. 212.1 (неоднократное нарушение порядка организации либо проведения публичных мероприятий), ч. 2 ст. 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), ч. 2 ст. 207.2 (публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия). Спустя год после принятия этих поправок Госдума лишила пассивного избирательного права лиц, признанных причастными к деятельности экстремистских или террористических организаций. По мнению авторов доклада, «произвольность» новой нормы закона была проиллюстрирована отказами избиркомов в открытии избирательных счетов бывшему главе московского штаба Навального Олегу Степанову и главе Красносельского района Москвы Илье Яшину. К законодательным новеллам, усложняющим участие в выборах политическим оппонентам, в «Голосе» относят нормы о гражданах-иноагентах, которые хоть и не лишены пассивного избирательного права, но обязаны указывать свой статус во всех документах, начиная от заявления о выдвижении кандидатуры до избирательного бюллетеня.

Более позитивно доклад оценивает иные новеллы, внесенные согласно решениям Конституционного суда (КС). Речь идет о поправках, лишающих ЦИК права отказать в заверении списка одномандатников партии, если в каких-то округах вписано более одного кандидата. Теперь ЦИК может только исключить из него тех или иных кандидатов. Также Госдума в соответствии с решением КС поправила закон в части обжалования отказа в регистрации кандидата: теперь это можно сделать и в вышестоящей комиссии, и в суде, но в пятидневный срок вместо десятидневного. Кроме того, Госдума перенесла в законодательство решение КС об уведомлении избиркомами кандидатов об обнаруженных в их документах неточностях.

Также доклад напоминает, что за пять лет ужесточились требования к заполнению подписных листов, и избиратели теперь должны своей рукой вписывать ФИО и дату, что замедляет процесс сбора подписей и увеличивает шансы их отбраковки из-за плохого почерка. В то же время на выборах регионального уровня кандидаты получили возможность собирать подписи онлайн через портал Госуслуг.

Кроме того, право наблюдать за выборами получили общественные организации, прошедшие через фильтр общественных палат; ЦИК получил право требовать у Роскомнадзора блокировки незаконной агитации в интернете; добавилась возможность многодневного голосования и расширились основания для голосования вне участка; было разрешено сокращать информацию о кандидатах в бюллетенях, если их в нем больше десяти. В то же время авторы доклада отмечают, что объективно оценить эти новеллы позволит только практика их применения.

Авторы доклада отмечают, что с 2016 года число партий, имеющих право на участие в выборах, сократилось с 74 до 32.

Авторы доклада считают действующие нормы о ликвидации партий «не вполне продуманными», в результате чего оказались ликвидированы несколько достаточно активных партий, что повлияло на политическую конкуренцию. Количество принятых существенных поправок, а также их плотность в последние месяцы, по мнению авторов доклада, говорит, что принцип стабильности законодательства как гарантии от злоупотребления не соблюдается: «В международной практике речь прежде всего идет о стабильности составов и порядка формирования избирательных комиссий, нарезки округов и самого дизайна избирательной системы. Однако в РФ не было еще ни одной федеральной избирательной кампании, которая прошла бы без существенного изменения правил».

Вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин отмечает, что для поправок, лишающих избирателей пассивного избирательного права, у власти фактически нет объяснения. Эксперт указывает на размытость формулировок и на свободное толкование в применении к Илье Яшину и Олегу Степанову еще до вступления в силу судебного решения о признании Фонда борьбы с коррупцией (внесен Минюстом в реестр иноагентов) экстремистской организацией:

«По сути, это чрезвычайное законодательство».

Политолог сравнивает эту норму с избирательными практиками Ирана, где «Совет стражей конституции» имеет право без объяснения причин снять с выборов любого кандидата. По мнению главы Фонда развития гражданского общества Константина Костина, в ходе пандемии многие страны вносили процедурные изменения в свое избирательное законодательство, расширяющие, в частности, возможности удаленного голосования: «В США за счет распространения практики голосования по почте в выборах президента приняло рекордное количество избирателей». Мировыми тенденциями он считает и ограничение избирательного права: «Сейчас во всем мире приходит осознание, что национальным государствам надо опираться на собственные ресурсы и силы, потому что никто помогать особо не будет. Пандемия и вызванные ей кризисы стали очень сильным триггером этих настроений».

Елена Рожкова, Андрей Винокуров

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...