Коммерсантъ-История №5 (126)

Что народ имеет право не знать

Знаете ли вы, что было излюбленной темой советской прессы первых послереволюционных лет? Естественно, помимо восхваления вождей, уверений в успехах строительства социализма и в скорой победе мировой революции.

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Гражданам советской России регулярно сообщали о том, как живут те, кто из-за поразительной недальновидности потерял состояния и власть в 1917 году, а также их близкие. К примеру, в идейно правильных большевистских изданиях с удовольствием перепечатывали сообщения западных бульварных газет о том, что оставшийся ни с чем князь императорской крови Георгий Константинович Романов начал работать продавцом в одном из лондонских ювелирно-антикварных магазинов. Причем взяли его исключительно потому, что об этом хлопотали члены британской королевской семьи.

А некий член известной в России в дореволюционные времена семьи баронов Остен-Сакен, как утверждала советская пресса, будучи в гостях в поместье английского аристократа, из-за безденежья украл произведение искусства стоимостью 500 фунтов, но был задержан при попытке отбыть на пароходе из Великобритании.

Кроме того, едва ли не с наслаждением описывалось бедственное положение тех, кто оказался в эмиграции во Франции и других странах.

Не меньше внимания уделялось и тем «бывшим» и их потомкам, которые остались в советской России. Так, в феврале 1926 года печать описывала суд над братьями Игорем и Владимиром Абрикосовыми из знаменитой купеческой семьи, которые, как подчеркивалось, оказались на скамье подсудимых в третий раз, пытаясь «вернуть счастливое прошлое, хотя бы отчасти».

Этот метод отвлечения населения от нездоровых мыслей о настоящем с помощью здоровых с политической точки зрения сенсаций использовался на просторах страны в полном объеме и многообразии. А вот о недостатках и просчетах действующих властителей народ имел полное право не знать.

Возьмем, к примеру, военные парады, которые должны были демонстрировать миру мощь армии. Если о возникавших во время их проведения проблемах в ленинские времена публика еще что-то узнавала, то позднее все происшествия такого рода строго засекречивались. О них — наша подборка «Дипломатический корпус был уже как бы в мышеловке».

Ни для кого не было секретом, что во время Великой Отечественной войны страны-союзницы оказывают СССР помощь вооружениями, продовольствием и стратегическими материалами. Но руководство страны сочло, что народ имеет право ничего не знать об объемах этих поставок. Что после присвоения И. В. Сталину звания маршала Советского Союза и публикации об этом в «Правде» вызвало крайне неприятный и опасный для продолжения помощи инцидент. Все подробности — в материале «Сталин не просит помощи».

Еще одной ненужной народу сенсацией на протяжении десятилетий оставалось то, почему знаменитый французский авиаполк «Нормандия-Неман», сражавшийся на советско-германском фронте, неожиданно и вопреки договоренностям не был переформирован в дивизию и по настоянию генерала де Голля перебазировался во Францию. О причинах — публикация «Он выдал им самую высокую из наград».

Однако нужно заметить, что советские руководители шли по проторенному предшественниками пути. Крайне необходимый для улучшения продовольственного дела в стране указ Петра I, подписанный им 300 лет назад, 11 мая 1721 года*, не исполнялся на протяжении столетия. Но даже ярые сторонники этой малой петровской реформы стеснялись писать о том, что в основе народного сопротивления новшеству лежат гендерные традиции. О том, какие — статья в нашей постоянной рубрике «Забытый быт» — «Столь настойчиво рекомендованная Петром Великим».

Одной из главных государственных тайн Российской Империи были масштабы и способы применения репрессий к антиправительственным элементам. Но о страшных рекордах палачей были хорошо осведомлены враги царской власти до революции и удивительно плохо — советские правоохранительные органы, которые должны были искать и карать душителей свободы. Об этом — наш материал «Берет по 25 рублей за голову».

Вот только репрессии не давали властям желаемого результата. А утаивание важной информации не только от народа, но и от чиновников, принимавших важные решения, вместе с безудержным ростом цен ускорили приближение краха монархического строя. О том, насколько — текст «Секретные сведения скрываются от губернаторов».

Но самым ярким примером того, что тщательно скрывалось, были отношения со страной, которая умудрилась при их разрыве в хрущевские времена лишить советский военно-морской флот четырех подводных лодок. Все неизвестные прежде детали — в статье «Это наивное пиратство».

Именно о них, многих неизвестных сторонах того, что народ имел полнейшее право не знать, этот выпуск ежемесячника «Коммерсантъ-История».

Евгений Жирнов, руководитель историко-архивной службы ИД «Коммерсантъ»


Содержание

«Столь настойчиво рекомендованная Петром Великим» / Почему простой и очень нужный указ не могли исполнить более столетия

«Секретные сведения скрываются от губернаторов» / Чего не хватало властям для сохранения власти

«Дипломатический корпус был уже как бы в мышеловке» / Какие закономерные неожиданности случались в майские праздники

«Берет по 25 рублей за голову» / Как наказали палача-рекордсмена

«Сталин не просит помощи» / Как во время войны гасился опасный инцидент между союзниками

«Он выдал им самую высокую из наград» / Почему французский полк Красной армии неожиданно не стал дивизией

«Это наивное пиратство» / Как СССР в мирное время за один день потерял четыре подлодки

*Все даты до 1 февраля 1918 года даются по старому стилю.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...