Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Там были разные люди, не объединенные общим делом»

Политологи нашли ошибки в прогнозах организаторов протеста

от

Все опрошенные “Ъ” эксперты отмечают, что фактическое число участников несогласованных акций протеста 21 апреля оказалось значительно ниже анонсированного организаторами, а штабам господина Навального так и не удалось «перебить повестку» ежегодного президентского послания Федеральному собранию. Неудача, по их мнению, может быть связана с «зауженным информационным поводом» (решение о проведении митинга было принято в связи с ухудшением состояния здоровья находящегося в колонии Алексея Навального). При этом эксперты упоминают сложные условия, в которых организационные структуры господина Навального оказались в связи с давлением правоохранительных органов, и не исключают радикализации части протестно настроенных граждан.


Политолог Евгений Минченко отмечает, что акция сторонников Алексея Навального прошла значительно скромнее, чем анонсировали ее организаторы: «Они говорили, что их база данных людей приближается к полумиллиону, но по факту мы увидели несколько тысяч человек». Напомним, в день объявления даты общенационального митинга число заявивших на сайте Алексея Навального о своем предполагаемом участии в нем превысило 460 тыс., а МВД вечером 21 апреля сообщило, что в акциях по всей России приняли участие 14,4 тыс. человек, из которых 6 тыс. приходятся на Москву и 4 тыс. на Санкт-Петербург. В то же время в Москве некоторые очевидцы оценили совокупное число участников в 10-15 тысяч человек.

Господин Минченко полагает, что даже если статистика МВД по стране вдвое занижена, итог все равно сильно контрастирует с анонсом.

«В какой-то степени это связано с узостью информационного повода, а также с тем, что по организационной структуре ФБК (внесен Минюстом в список иноагентов, 26 апреля суд рассмотрит иск прокуратуры о признании фонда экстремистской организацией.— “Ъ”) силовиками был нанесен серьезный удар,— считает Евгений Минченко.— Перспектива признания организации экстремистской тоже какие-то горячие головы могла охладить».

Политолог Алексей Макаркин находит, что первоначальная цель организаторов в полмиллиона участников по всей России сразу была завышена: «500 тысяч явно и не вышли бы. Но и 10-15 тыс. участников в Москве — это много для несанкционированной акции в условиях, когда организаторов вот-вот объявят экстремистами». Господин Макаркин находит, что допуск гражданских врачей к Алексею Навальному, о котором 21 апреля, еще до начала акции протеста, сообщила омбудсмен Татьяна Москалькова, отчасти является заслугой штаба оппозиционера, а «власть показывает, что готова к определенному маневру». «С другой стороны, что дальше? Если организацию признают экстремистской, выходить на улицы будет сложнее. Власть показывает, что готова наказывать за репосты даже известных, совсем не радикальных людей,— говорит Алексей Макаркин (напомним, в Нижнем Новгороде в связи с репостом сообщения о митинге был задержан академик РАН Ефим Хазанов.— “Ъ”).— Идет демонстрация, что к экстремистам будут причислены любые симпатизанты». По мнению господина Макаркина, часть протестно настроенных граждан теперь побоится выходить на улицы, но другая часть, наоборот, радикализируется: «Вечером 21 апреля все прошло относительно спокойно, и на фоне послания Владимира Путина не возникло какого-то негативного контраста, но это совсем не говорит о том, что отношение власти к несистемной оппозиции меняется в сторону более спокойного.

Наоборот, если их признают экстремистами, это будет уже не моральная стигматизация иностранных агентов, а куда более серьезное отношение, сродни тому, которое было к диссидентам в советское время».



«Цели организаторами не достигнуты. Точно неизвестно, что дальше будет делать власть, но совершенно точно понятно — такие митинги на ее решения повлиять не могут,— говорит эксперт Центра политической конъюнктура Алексей Чеснаков.— Вышло около 5 процентов от первоначально заявленного количества участников. Это эпический провал». Эксперт считает, что основной критерий успешности политической акции — ее эффективность: «Задача Леонида Волкова и Ивана Жданова (координатор региональных штабов Алексея Навального и глава ФБК.— “Ъ”) была проста — перебить повестку послания президента. У них это не получилось. Не было ресурсов, кадров, драматургии. Поэтому организаторы стали предметом насмешек». Участники акции протеста 21 апреля не были консолидированы, считает господин Чеснаков: «Там были разные люди, не объединенные общим делом. Были и радикальные несистемщики, и непонимающая молодежь, и развлекающиеся. Это винегрет, а не организованный протест».

«Персонификация протеста, отсутствие координации и политическое содержание акций выводит на улицы лишь самых отчаянных,— говорит политолог Константин Калачев.— Организаторы, вероятно, видят эффект в том, что о событии напишут, прославив горстку смельчаков. Поставленная ими цель не достигнута — не вышла и десятая часть тех, кто регистрировался как потенциальный участник митингов. Переключить повестку в день президентского послания тоже не удалось: Путин не дал ни единого шанса. Но с другой стороны — все реклама кроме некролога. Региональные штабы кое-где продолжают действовать. Протестные настроения в России не закончились, просто для вывода людей на улицу нужны другие темы».

Подготовили Елена Рожкова, Андрей Винокуров, Андрей Прах


Комментарии
Профиль пользователя