Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Казаков / Коммерсантъ   |  купить фото

Пожарным локализовали приговор

Руководителей тушения склада на Амурской улице осудили условно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Преображенский райсуд Москвы 13 апреля признал бывших сотрудников столичного главка МЧС Дмитрия Ширлина и Сергея Барсукова виновными в халатности при тушении пожара в столице в 2016 году. Из-за обрушения крыши тогда погибли восемь их коллег. Хотя прокурор требовала для обвиняемых реальные сроки, суд назначил им условное наказание. Оно не удовлетворило ни подсудимых, ни солидарных с обвинением родственников погибших.


Оглашение приговора по делу о пожаре на складе бывшей овощебазы на Амурской улице в Москве 22 сентября 2016 года было назначено на 12:00. К этому времени двор суда наполнился людьми. Около полусотни человек — имеющие или имевшие отношение к пожарному делу — пришли сюда поддержать Дмитрия Ширлина и Сергея Барсукова.

Бывший начальник управления пожарно-спасательных сил столичного главка ГУ МЧС по Москве полковник внутренней службы Ширлин и экс-сотрудник этого же главка подполковник Сергей Барсуков на Амурской работали руководителем тушения пожара (РТП) и начальником штаба пожаротушения соответственно. В 2018 году оба стали обвиняемыми по делу о гибели восьми коллег, которые рухнули в огонь вместе с обвалившейся кровлей. На крыше они по распоряжению Дмитрия Ширлина должны были создать пенный заслон, чтобы предотвратить продвижение огня в сторону компрессорной установки с аммиаком. Прибыв на пожар, Дмитрий Ширлин стал пятым по счету РТП. Люди на крыше уже работали. Он, согласившись с выбранной предшественниками тактикой и решающим направлением тушения, направил дополнительные силы на кровлю. В какой-то момент она внезапно рухнула. Потом в суде свидетели из числа участников ликвидации пожара говорили, что никаких признаков опасности перед обрушением не было.

В возбужденном Следственным комитетом России (СКР) после пожара уголовном деле пожарные поначалу не фигурировали, а само следствие велось по факту ч. 3 ст. 219 УК — нарушение требований пожарной безопасности. Правда, подозреваемых не было, хотя тот пожар по этому адресу был далеко не первым. В 2018 году в поле зрения следствия попали господа Ширлин и Барсуков, которых обвинили в ненадлежащем исполнении обязанностей (халатности), повлекшем по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 293 УК РФ). С этой версией согласились и родственники погибших, потребовавшие наказания руководивших тушением пожарных.

Слушание дела в суде началось в июне 2019 года. Дмитрий Ширлин и Сергей Барсуков вину не признавали, отмечая, что действовали исходя из складывающейся ситуации, которая постоянно менялась.

Выступавший в суде свидетелем защиты бывший пожарный Владимир Шашин, во время пожара на Амурской боровшийся с огнем как раз на крыше, отмечал, что обрушения ничто не предвещало. В день вынесения приговора господин Шашин пришел поддержать обвиняемых. «Говорят, зачем посылали (людей на крышу.— “Ъ”)? Ну давайте мы будем приезжать и смотреть, как горит здание»,— сказал он. «Я таких пожаров за 43 года потушил много, и ни один не тушился без работы на крыше, особенно когда распространение огня идет по горючей кровле»,— отметил бывший пожарный.

Инженер пожарной безопасности Александр Подгрушный, как и Владимир Шашин выступавший в суде в пользу невиновности подсудимых и тоже ожидавший приговора у суда, отметил: «В законе написано: тушение осуществляется в безусловном порядке. То есть горит — тушите. Пожарный не имеет права сказать: я не полезу туда, потому что могу погибнуть».

Судья Вероника Сиратегян оглашала приговор больше двух с половиной часов. В зал заседаний пустили только обвиняемых, прокурора, родственников погибших и адвокатов обеих сторон.

В какой-то момент во дворе суда раздались радостные возгласы. Их вызвало сообщение из зала суда, упавшее в общий чат сторонников Дмитрия Ширлина и Сергея Барсукова в WhatsApp: «Пять и четыре. Условно обоим».

Вскоре после этого бывшие пожарные вышли на улицу и лаконично прокомментировали исход дела. «Обжаловать будем сто процентов. Объем (приговора.— “Ъ”) был очень большой. В понедельник получим, изучим и будем обжаловать»,— сказал Дмитрий Ширлин. После этого, сославшись на усталость, он вместе с Сергеем Барсуковым и адвокатами ушел.

В суде позже пояснили, что вину пожарных госпожа Сиратегян сочла доказанной: «Суд признал Ширлина и Барсукова виновными по ч. 3 ст. 293 (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц) и назначил им наказание в виде пяти и четырех лет лишения свободы условно». Также обоим назначен испытательный срок на шесть и пять лет соответственно с запретом занимать определенные должности на три года.

Адвокат осужденных Руслан Голенков сказал, что приговор «фактически дублировал обвинительное заключение»: «Мы его детально проанализируем. Считаем, что доводы моего подзащитного и защиты не опровергнуты. У нас есть дальнейшие способы защиты наших прав».

Родственники погибших пожарных тоже выразили недовольство судебным решением.

«Считаем, что приговор слишком мягкий за такое преступление, погибли восемь человек из-за халатности. Будем обжаловать»,— сказала прессе после заседания мать погибшего на Амурской улице Павла Андрюшкина Марина. По ее словам, подсудимых следовало приговорить к реальным срокам.



По версии следствия, с которой согласился суд, вместо того чтобы отозвать подчиненных, находившихся на крыше, обвиняемые приняли решение направить туда дополнительные силы при отсутствии крайней необходимости. Вскоре конструкция обрушилась. Проблема, которую, как считают обвиняемые, они пытались решить, не требовала подобных усилий и жертв. Холодильная установка, которая, по их мнению, могла взорваться, находилась в другой стороне горящего здания. И только после гибели пожарных к ней направили сотрудников склада для того, чтобы слить находившийся внутри аммиак. Причем это было сделано беспрепятственно, отметили в СКР, так как огня вблизи установки не было: «Все это можно было решить заблаговременно, избежав жертв, так как представители склада заранее сообщали о возможности нейтрализовать аммиак безопасным путем».

Хотя приговор и является относительно мягким, в пожарном сообществе его тем не менее сочли «дурным знаком», поскольку он все равно обвинительный. Инженер пожарной безопасности Александр Подгрушный почти уверен, что примеру московского суда последует суд Кемерово, где по делу о пожаре в 2018 году в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» проходят пожарные Сергей Генин и Андрей Бурсин. «А дальше пойдут Красноярск и Питер»,— отметил господин Подгрушный в беседе с “Ъ”. В Красноярске, напомним, 3 февраля этого года погибли трое пожарных, в одном звене отправившиеся на поиски запертого огнем работника загоревшегося склада автозапчастей, а 12 апреля один пожарный погиб и двое сильно пострадали в Санкт-Петербурге во время тушения пожара на «Невской мануфактуре».

«Пожар и его последствия у нас часто становятся проблемой тех, кто тушит, а не собственников зданий, которые обязаны соблюдать требования пожарной безопасности»,— отмечает в беседе с “Ъ” независимый пожарный эксперт и историк пожарной охраны Денис фон Мекк.



Пожарного, по его словам, судит кто угодно: «Обыватели, следственные органы, судьи. Те, кто мер борьбы с такой бедой, как пожар, вообще не понимает». «Каждый новый пожар — это пожар не похожий ни на один другой. Все пожарные нормативы, постановления правительства и прочих органов власти пишутся на истории трагедий и боли людей, но они пишутся на прошедших пожарах. Новые нормы появляются исходя из анализа. И правильный вывод здесь — усовершенствование законодательной и нормативной базы, а не наказание тех, кто принял оперативное решение в ситуации, в который только он и мог находиться»,— заключил эксперт.

Владимир Соловьев


Комментарии
Профиль пользователя