Коротко

Новости

Подробно

Борцы недоброй воли

Суд вынес приговор по взрыву "Макдональдса"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

терроризм



Вчера Мосгорсуд вынес приговор соучастникам двух громких московских терактов последних лет — взрыва ресторана "Макдональдс" на Юго-Западе столицы и захвата заложников в театральном центре на Дубровке. Террористы из группировки боевика Асламбека Хасханова получили от 15 до 22 лет строгого режима. Сам господин Хасханов проходит пока психиатрическую экспертизу, по результатам которой суд либо направит его на принудительное лечение, либо вернется к рассмотрению его дела по существу. Адвокаты осужденных считают, что их подзащитных просто использовали втемную.
       Ожидаемый приговор
       Процесс, как и все громкие суды над террористами последнего времени, проходил в закрытом для публики режиме. Однако на оглашение приговора судья Алексей Мариненко все же пустил родственников подсудимых и журналистов. Обвиняемые в терроризме, в соучастии в захвате заложников, убийстве и других тяжких преступлениях, несмотря на запрошенные для них прокурором сроки (от 20 до 25 лет лагерей), подавленными не выглядели. Только самый младший из подсудимых 18-летний Ахъяд Межиев отворачивался от направленных на него фотокамер. Зато его брат Алихан, одетый в спортивный костюм олимпийской сборной России и бейсболку, был в приподнятом настроении. Тем более что мать подсудимых Межиевых Зарган наконец смогла прорваться к клетке и что-то сказать братьям по-чеченски.
       — Это несправедливый суд,— сказала Зарган Межиева, обернувшись к журналистам.— Я мать, я их родила и вырастила, и я знаю, что они никакие не террористы, а хорошие, честные ребята. Спортом они занимались, честь России отстаивали на соревнованиях по вольной борьбе. Скажите, за что их судят?
       Тут в зал вошел судья Мариненко, призвал всех к порядку и тихим голосом стал зачитывать приговор. На оглашение он потратил минут пятнадцать. Дело было секретным, поэтому публика узнала лишь резолютивную часть решения суда.
       По данным следствия, организатором преступной группы, оказавшейся на скамье подсудимых, был уроженец Чечни Асламбек Хасханов. По личному заданию Шамиля Басаева он отправился в Москву и из живущих в столице чеченцев Аслана Мурдалова, братьев Алихана и Ахьяда Межиевых, а также Хампаша Собралиева организовал диверсионную группу для проведения терактов и захвата заложников. В 2001 году, как считает следствие, они планировали совершить теракты возле здания Госдумы и ресторана "Макдональдс" на Большой Бронной улице. Однако заложенная ими в машины взрывчатка не сработала. Как потом выяснилось, чеченцам вместо пластита кто-то продал его имитатор. Летом 2002 года группа Хасханова получила новое задание — обеспечить приехавших в столицу боевиков Мовсара Бараева мобильными телефонами, автотранспортом и снять для них квартиры. Кроме того, группе Хасханова поручалось произвести два взрыва — у ресторана "Макдональдс" на улице Покрышкина и около концертного зала имени Чайковского на Садовой-Триумфальной. Для этого Хасханов и его сообщники приобрели и заминировали ВАЗ-2108 и "Таврию". В результате взрыва 19 октября 2002 года у "Макдональдса" один человек погиб, а еще восемь были ранены. Второго теракта не произошло из-за сбоя в таймере. Сыщики МУРа, расследуя теракт, вышли на Аслана Мурдалова. К маю 2003 года все участники группы Асламбека Хасханова были арестованы. Они и предстали перед судом, поскольку всех непосредственных участников захвата мюзикла "Норд-Ост" уничтожил спецназ.
       На первом же заседании Мосгорсуда Асламбек Хасханов, давший показания на остальных участников группы, впал в реактивное состояние. Поэтому в дальнейшем процесс проходил без него. Не оказалось его и на вынесении приговора. Как пояснил судья Мариненко, обвиняемого Хасханова отправили на психиатрическую экспертизу, которая должна установить его вменяемость. Всех остальных участников группы он признал виновными, назначив Аслану Мурдалову 20 лет, Алихану Межиеву — 22 года, Ахъяду Межиеву — 18 и Хампашу Собралиеву — 15 лет заключения в колонии строгого режима.
       

Борцов сделали втемную


       Защитники осужденных тут же пообещали обжаловать приговор, поскольку в его основу легли показания невменяемого Асламбека Хасханова. Адвокаты утверждают, что их подзащитных Асламбек Хасханов, действительно связанный с лидерами боевиков, использовал "втемную".
       — Аслан и Алихан — известные спортсмены,— рассказал один из защитников.— Например, Аслан Мурдалов — мастер спорта международного класса по вольной борьбе. Достаточно сказать, что на чемпионате мира 1995 года он занял второе место (всего у него 24 медали), а Алихан незадолго до ареста выиграл международный турнир вольников в Иране. Понятно, что, учитывая спортивный уровень, никто из ребят в деньгах не нуждался. Например, Аслану федерация борьбы даже снимала номер в гостинице в московской Олимпийской деревне за $900 в месяц. Кроме того, у ребят влиятельные родственники-бизнесмены, которые, учитывая чеченские традиции, взяли спортсменов на полное обеспечение.
       Таким образом, считают защитники, у их подопечных не было ни материальных, ни идеологических мотивов для того, чтобы сотрудничать с террористами.
       — С лидерами террористов Хасхановым и Абубакаром (Руслан Эльмурзаев был убит при штурме "Норд-Оста".— Ъ) спортсмены познакомились в московской мечети на проспекте Мира, которую все четверо регулярно посещали,— продолжают адвокаты.— Хасханов тогда купил у Алихана Межиева его Mercedes 600 за $14 тыс., попросив, правда, перегнать машину к нему домой в Ингушетию. Алихан перегнал и получил за это еще $1 тыс. Хасханов рассказывал, что он занимается автобизнесом, и попросил Алихана купить еще пару подержанных машин, заплатив задаток в $2,5 тыс. Оформить сделки он попросил на паспорт некоего Камышинского, объяснив, что гнать в Ингушетию машину, принадлежащую русскому, будет проще. Вернувшись в Москву, Алихан Межиев купил ВАЗ-2106, сообщив об этом по телефону заказчику. Тогда Хасханов попросил снять в столице гараж и, пока он не приедет, поставить машину в него. Межиев так и сделал — снял гараж в кооперативе "Губкинец" на Ленинском проспекте.
       Через некоторое время, если верить защитникам и родственникам подсудимых, Алихану снова позвонил Асламбек Хасханов и попросил встретить КамАЗ, в котором, по его словам, привезут три ресивера (баллоны для сжатого воздуха), и положить их на хранение в тот же гараж. Алихан Межиев выполнил и эту просьбу — как потом выяснилось, в ресиверах находилась взрывчатка. Но получатель, утверждает защита, об этом не знал — тем более что водитель снял агрегаты прямо с грузовика.
       — Приехавший в Москву Хасханов сказал Алихану, что собирается зачем-то сжечь купленную им "шестерку". Причем сделать это где-то в центре города при большом скоплении народа. И хотя Хасханов обещал, что жертв не будет, машину он не получил — Алихан перегнал ее на какую-то стоянку и спрятал. В другой день Асламбек, поселившийся у Межиева, попросил Алихана встретить двух его родственниц, которые только что приехали в Москву и которым негде было жить. Алихан отвез их к своему приятелю Аслану Мурдалову, который жил один. Друзья утверждают, что и подумать не могли о том, что эти девушки — шахидки. Затем тот же Хасханов попросил Аслана перегнать на Маяковку ВАЗ-2108, где у него якобы была назначена встреча с покупателем машины. Однако на месте Хасханов просто попросил поставить машину возле Концертного зала имени Чайковского, сообщив, что покупатель придет за ней позже. Через некоторое время, проезжая по Ленинскому проспекту вместе с Хасхановым, Алихан Межиев услышал взрыв. Подъехали к "Макдональдсу" на Юго-Западной и увидели там развороченную "Таврию". По номеру Алихан узнал эту машину: Хасханов просил подержать ее в гараже на Ленинском. "Вези меня в аэропорт",— сказал своему водителю Хасханов, что тот и сделал. На вопрос, почему Алихана Межиева это не насторожило, адвокаты ответили так: "У Алихана в свое время басаевцы похитили отца, ранили мать и убили брата-милиционера. Он боялся Хасханова, зная, что тот связан с лидерами боевиков". Высадив Хасханова в аэропорту, Алихан Межиев позвонил Абубакару и рассказал о взрыве и том, что еще одна машина, возможно, заминированная, стоит на Маяковке. Абубакар приказал в милицию не звонить, а бомбу обезвредил сам, вытащив из "восьмерки" таймер.
       22 октября, за два дня до захвата "Норд-Оста", Аслан Мурдалов играл в футбол с командой борцов в Крылатском. Туда приехали оперативники МУРа и всю команду увезли в прокуратуру Западного округа. Потом борцов отпустили, а Мурдалова задержали. Помочь приятелю в прокуратуру 24 октября приехал Алихан Межиев вместе с адвокатом. Прямо в здание прокуратуры ему на мобильник позвонил Абубакар (Алихан Межиев по просьбе террориста оплатил его телефон уже после захвата заложников.—Ъ) — он сообщил, что попал возле казино "Кристалл" на Пролетарской в аварию и просил ему помочь. Приехав туда, Алихан увидел, что никакой аварии нет, а вызвал его Абубакар для того, чтобы тот куда-то отвез двух девушек, которых он поселил у своего друга Аслана. Через 20 минут, еще в дороге, он услышал, что захвачен "Норд-Ост". После этого девушки показали, что у них под курткой пояса шахидов. Они хотели спуститься в метро и взорвать себя, однако ему удалось их разоружить. Пояса он оставил дома у четвертого обвиняемого по этому делу — Хампаши Собралиева, а девушек отправил на поезде в Ингушетию.
       — О событиях 2001 года следствию стало известно лишь со слов невменяемого Хасханова, а в 2002-м наши подзащитные действительно помогли террористам,— сказал в заключение защитник одного из обвиняемых,— но сделали это неосознанно. Что касается Ахьяда Межиева, то он вообще ничего не знал, поскольку приехал в Москву уже после взрыва и захвата заложников. Его посадили, что называется, за компанию с братом, с которым он во время всех этих событий просто несколько раз разговаривал по телефону.
АЛЕКСЕЙ Ъ-СОКОВНИН, СЕРГЕЙ Ъ-ДЮПИН

Комментарии
Профиль пользователя