«Об имидже нужно думать, но мы не барышни, которые выходят на бал»

Сергей Лавров поделился видением ситуации с Алексеем Навальным и подвел итоги 2020 года

История с политиком Алексеем Навальным нужна Западу для отвлечения внимания от своих кризисов. Об этом сегодня на большой ежегодной пресс-конференции заявил глава МИД РФ Сергей Лавров. И отметил: в ситуации с господином Навальным власти России исходят из законодательства страны, а не из беспокойства о своем имидже. Отвечая на вопросы журналистов, глава дипломатии поделился мнением и по многим другим вопросам, в частности рассказал о сотрудничестве стран во время пандемии COVID-19, возможных отношениях США и РФ при администрации Джо Байдена, блокировке аккаунтов уходящего американского президента Дональда Трампа в соцсетях, об Украине и о судьбе Нагорного Карабаха. “Ъ” собрал наиболее яркие цитаты министра.

Глава МИД России Сергей Лавров

Глава МИД России Сергей Лавров

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ  /  купить фото

Глава МИД России Сергей Лавров

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ  /  купить фото

О возвращении Алексея Навального

«Мы видим, как сейчас (на Западе.— “Ъ”) ухватились за вчерашнюю новость о возвращении Навального в Россию, прямо чувствуется — с такой радостью идут комментарии, как под копирку. С радостью, потому что это позволяет, судя по всему, западным политикам думать, что они таким образом смогут отвлечь внимание от глубочайшего кризиса, в котором оказалась либеральная модель развития».

«Я тут слышал, он (Алексей Навальный.— “Ъ”) заявил, что возвращается с чистой совестью, потому что никогда по своей воле из России не уезжал.

Такой подтекст был, что его чуть ли не выгнали.

На самом деле, он, да, был без сознания, это была тяжелейшая ситуация, речь шла о жизни и смерти человека. Но на выезде его из России настояла его супруга, по чьей воле он и оказался в немецком самолете, и немецкие власти, которые требовали достаточно агрессивно: “Срочно отдайте его там”. Его отдали».


О международной реакции на задержание Алексея Навального и имидже России в связи с этим

«Наверное, об имидже нужно думать, но мы не барышня, которая выходит на бал. Мы все-таки должны прежде всего заниматься работой своей. Наша работа заключается в реализации российской внешней политики».

«Случай с Навальным приобрел внешнеполитическое влияние искусственно, я бы сказал, и совершенно неправомерно. Все, что происходит с Навальным в связи с его возвращением, задержанием, относится к компетенции правоохранительных органов. Есть подробное заявление Федеральной службы исполнения наказаний. В нем, в этом заявлении, приведены конкретные факты нарушений, которые были зафиксированы, объяснено, почему эти претензии выдвигаются. И здесь, по-моему, ни о каких претензиях к Министерству иностранных дел речи быть не может. Речь идет о выполнении российских законов».


Об ответах ФРГ на запросы России по делу Алексея Навального

«Когда на днях Германия так радостно сообщила, что они нам дали ответы на все четыре запроса Генеральной прокуратуры… Весь этот ответ опирался исключительно на опрос Навального и его супруги.

Вот и все, что нам предъявили, никаких вещественных доказательств, ничего про эти три бутылки с якобы следами яда, ни копий токсикологического заключения, ни биопробы, ни результатов их анализа.

То есть получается, Навальный говорит: “Меня отравило российское государство и лично президент (Владимир.— “Ъ”) Путин”, и это Западом воспринимается без какого-либо отторжения, а предъявляют нам факты западные страны исключительно в виде того, что сам Навальный излагает на опросе в немецких правоохранительных структурах».

Фотогалерея

Как Алексея Навального проводили в Германии и встретили в России

Смотреть


Об отсутствии уголовного дела в России в связи с отравлением Алексея Навального

«Поскольку у нас не было обнаружено в анализах Навального ничего, что говорит об отравлении боевыми веществами, у нас нет оснований по нашему законодательству возбуждать уголовное дело».


О блокировке аккаунтов президента США Дональда Трампа в американских соцсетях

«Последние события, в том числе в Соединенных Штатах, и в принципе в ситуации, когда полдюжины человек, создавших свои технологические империи, даже знать не хотят о том, какие права у них есть в своем государстве... Они сами определяют свои права на основе так называемых корпоративных норм и ни в грош не ставят конституции своих государств. Мы это наглядно видели в Соединенных Штатах. Это, конечно же, вызывает серьезную озабоченность.

Принцип доступа к информации просто был растоптан недавно в Соединенных Штатах. Растоптан при таком ошеломленном молчании или невнятных комментариях со стороны американских союзников. Сейчас это пытаются все загнать под ковер, мол, уже там какой-то доступ Трампу восстановили в Facebook и куда-то еще, в Twitter, по-моему. Но куда-то восстановили, а где-то не восстановили.

Но речь-то не о Трампе.

Речь о том, что государство грубо провалилось с выполнением своих обязательств по обеспечению доступа к информации.

Когда сообщали, что это же не американское правительство перекрыло кислород для тех, кто был признан этими всеми платформами источником недобросовестной недостоверной информации… Дескать, корпорации не подписывали никаких фактов. Это все от лукавого. В пактах и в решениях ОБСЕ, принятых на высшем уровне, которые Запад не устает цитировать (по крайней мере не уставал цитировать до недавнего времени), записана обязанность государства обеспечивать на своей территории каждому человеку свободный доступ к информации».


О выборах в США

«Невозможно не вспомнить, как соцсети сопровождали голосование на выборах президента США и как они обеспечивали формирование общественного мнения и у себя, и в мире в одни ворота. Когда за два месяца до дня выборов начинают рассылаться бюллетени в некоторых Штатах, чтобы голосовать по почте. 95 млн бюллетеней разослали, из которых две трети оказались заполнены. Треть просто навязывали, но люди на это не реагировали. Уже само это мероприятие по насильственному распространению бюллетеней не вполне вписывалось в американские избирательные нормативы. Когда больше 40% голосов за обоих кандидатов были голосами по почте — знаете, это достаточно серьезная вещь.

Все это покрывалось соцсетями, все это одобрялось людьми, которые выступали с жесточайшей критикой нашего голосования по поправкам в Конституцию РФ. Голосование "на пеньках" бледнеет по сравнению с тем, что сделали с механизмом голосования в США».


О новой администрации Джо Байдена

«Люди знакомые. Это, с одной стороны, позволяет при наличии встречного желания откликнуться на те многочисленные предложения по российско-американской повестке дня, которые мы сделали и которые остаются на столе, начать переговоры без большого перерыва и без раскачки, а с другой стороны, это дает нам возможность примерно представить, какую линию будут проводить старые новые члены внешнеполитической команды новой администрации США.

Видно, что линия доминирования американского государства и американского образа жизни, американского понимания образа жизни других стран продолжится. Сдерживание и Китая, и России, безусловно, будет фигурировать во внешнеполитической повестке дня. Там уже они рассуждают: “Как нам сделать так, чтобы и Россия с Китаем не объединились настолько, что будут более мощно себя чувствовать, чем сама Америка”».


О продлении СНВ-3

«Слышим (информацию.— “Ъ”) насчет намерения администрации Байдена возобновить с нами диалог по этой (контроля над вооружениями.— “Ъ”) теме, и в том числе постараться до истечения Договора о стратегических наступательных вооружениях 5 февраля согласовать его продление. Будем ждать конкретных предложений».


О международном сотрудничестве в условиях пандемии коронавируса

«К сожалению, не везде и не всегда стремление к солидарности, к совместной работе в условиях пандемии проявлялось. Некоторые наши западные коллеги, прежде всего Соединенные Штаты и их ближайшие союзники, пытались использовать ситуацию для наращивания своих методов давления, шантажа, ультиматумов, нелегитимных действий (не только.— “Ъ”) введением ограничительных односторонних рестрикций, но и в других формах вмешательства во внутренние дела многих стран. В том числе, кстати, и нашего ближайшего соседа — Белоруссии».


О сотрудничестве по производству вакцины

«Мы подтверждает то, что сказал президент Путин в августе, анонсируя регистрацию первой в мире вакцины “Спутник V”, что мы максимально открыты для сотрудничества в этих вопросах. Мы видим позитивный отклик на те предложения, которые Российский фонд прямых инвестиций делает зарубежным партнерам для организации лицензионного производства».

«У меня антитела, потому что я перенес в легкой форме коронавирусную инфекцию, но сейчас вот я услышал, что советуют специалисты даже тем, кто переболел, все-таки сделать прививку... Я услышал об этом вчера, буду советоваться с врачами».


О голосовании Украины против резолюции Генассамблеи ООН о недопустимости героизации нацизма

«(Украина голосует против.— “Ъ”) по понятным для меня причинам, потому что неонацисты на Украине маршируют свободно, (устраивают.— “Ъ”) факельные шествия. И помимо таких внешних проявлений реально оказывают влияние на практическую политику этого, можно сказать, государства».


Об урегулировании конфликта в Донбассе

«Мы не видим другого пути, кроме выполнения минских договоренностей. И чем сейчас занимались советники лидеров “нормандского формата” — они пытались в который раз уже составить “дорожную карту” движения к этой цели. В том, что мы участвуем в составлении или в попытке составить “дорожную карту”, уже проявляется серьезная уступка с нашей стороны, уступка со стороны Донецка и Луганска».

«Для меня главное — понять, что думают французы и немцы. Когда в ответ на наши многочисленные, в том числе в виде моих писем, призывы урезонить и образумить киевских представителей на переговорах с Донбассом, они просто уходят, как у нас говорят, в тень, под корягу. Ничего публичного не произносят.

Если установка, что нельзя обижать страну, руководство Украины, с которой связана одна из надежд на сдерживание России, ну тогда пусть нам так прямо и скажут.

Тогда мы будем уже по-другому выстраивать свои действия на этом направлении».


О статусе Нагорного Карабаха

«Я очень надеюсь, что сейчас эмоции будут отведены на второй план. Кстати, ровно поэтому сейчас не самое лучшее время выдвигать в качестве приоритетной тему статуса Нагорного Карабаха, она остается на будущее. А к статусу предстоит вернуться. Главное, чтобы по статусу впоследствии были конкретные, спокойные правовые дискуссии между Арменией и Азербайджаном на основе того добрососедства, которое нам всем нужно восстановить в регионе».

«Насчет экзотического предложения о том, чтобы включить Нагорный Карабах в состав России… Как я понимаю, независимость Карабаха никем не признана, в том числе и Республикой Армения, у нас таких мыслей даже близко нет. Мы исходим из того, что все вопросы этого региона должны решаться между расположенными здесь странами, и в первую очередь между Арменией и Азербайджаном».

«Секретных приложений (к ноябрьским соглашениям лидеров РФ, Армении и Азербайджана по Карабаху.— “Ъ”) никаких нет, и я не вижу, какие темы могут быть предметом неких секретов».


О политике Константинопольского (Вселенского) патриарха Варфоломея

«Я думаю, что ящик Пандоры, который Варфоломей открыл, уже привел к расколу в Кипрской православной церкви, привел к брожениям в других православных церквях. Его миссия, судя по всему, которая ему уготована американцами — а они не скрывают, что они с ним активно работают под девизом свободы религии и вероисповедания,— это похоронить влияние православия в современном мире. Другого объяснения действиям этого человека я просто не вижу».

Подготовила Марина Коваленко

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...