Банкротство с юридическим лицом

РСПП предлагает создать институт корпоративного управляющего

“Ъ” обсудил с экспертами идею создания в России института корпоративных арбитражных управляющих (АУ). Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) предлагает сделать возможным назначение управляющим для ведения процедуры банкротства юрлица — сейчас, за исключением Агентства по страхованию вкладов (АСВ), в качестве АУ могут выступать только физлица. В перспективе в РСПП рассчитывают на появление конкурентного рынка в сфере антикризисного управления и крупных игроков, понятных банкам и другим системным кредиторам. Однако юристы и банкиры указывают на риски снижения ответственности управляющих и уровня их независимости от кредиторов.

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ  /  купить фото

“Ъ” разобрался в предложениях РСПП о появлении корпоративных арбитражных управляющих. Напомним, 26 ноября были опубликованы поручения Владимира Путина правительству, среди которых — в срок до 15 декабря рассмотреть эту идею союза при доработке масштабной реформы института банкротства.

Как рассказал “Ъ” вице-президент РСПП Александр Варварин, суть в том, чтобы АУ могли быть и юридическими, а не только физическими, как сейчас, лицами.

«Это должны быть коммерческие организации, например в форме ООО, специализирующиеся в сфере антикризисного управления, которые будут иметь необходимые ресурсы и нести ответственность своим имуществом»,— уточнил он. По его словам, сейчас банки и другие системные кредиторы вынуждены взаимодействовать с физлицами-АУ, большинство из которых «не имеют известного имени на рынке, а их надежность часто вызывает вопросы», благодаря же корпоративным АУ должен появиться конкурентный рынок с крупными игроками, понятными бизнесу.

Предполагается, что эти юрлица будут состоять в СРО и иметь в штате не менее трех граждан-управляющих, вносить взносы в компенсационный фонд и страховать свою ответственность.

На практике это будет выглядеть так: на процедуру банкротства в качестве управляющего назначается юрлицо, которое поручает ведение дела своим работникам-АУ. Господин Варварин добавил, что корпоративный АУ должен быть независим от кредиторов, для чего можно установить требование, что более 50% в уставном капитале ООО должно принадлежать его работникам—физлицам-АУ.

Напомним, сейчас Минэкономики дорабатывает реформу института банкротства с целью повысить долю восстановивших работу предприятий, и блок поправок касается АУ (см. “Ъ” от 17 марта). Как пояснил “Ъ” заместитель главы ведомства Илья Торосов, к ним за время работы над текстом проекта поступает много предложений. «Сейчас мы проводим консультации с бизнесом, заинтересованными сторонами и ищем компромисс»,— рассказал он.

Опрошенные “Ъ” представители банковского и юридического сообществ оценивают инициативу по-разному. Начальник управления принудительного взыскания и банкротства Сбербанка Евгений Акимов не поддерживает идею РСПП, считая, что она может «разрушить существующую систему саморегулирования в сфере арбитражного управления», позволяющую «обеспечить независимый выбор АУ». Кроме того, при ведении банкротства АУ-физлицом «прозрачны и понятны его квалификация, совершаемые им нарушения, основания ответственности», но у юрлица «не будет видно, кто именно ведет процедуру, а ответственность будет размываться», считает он.

Арбитражный управляющий Максим Доценко называет идею «в целом разумной», но важно, «чтобы она была грамотно проработана» и речь не шла «о создании госкорпораций по типу АСВ».

Председатель «Банкротного клуба» Олег Зайцев указывает, что в большинстве стран АУ является физлицом, но создание корпоративного АУ может позволить реализовывать полномочия управляющего сразу нескольким гражданам: когда параллельно идет несколько судебных процессов, у должника есть филиалы в разных регионах, в случае болезни или отпуска АУ. При этом господин Зайцев выступает против создания АУ в форме ООО: его ответственность ограничена уставным капиталом (от 10 тыс. руб.), что «резко ухудшит права кредиторов на взыскание убытков». «Кроме того, ответственность АУ-физлица за причиненные убытки пожизненная и "несмываемая", юрлицо же в любой момент может быть ликвидировано»,— подчеркивает АУ Сергей Домнин.

Вице-президент Центра стратегических разработок Екатерина Папченкова рассказывает, что институт коллективных АУ есть во Франции, Австрии и Канаде, «как правило, это объединение лиц в форме партнерств или товариществ, а их члены солидарно отвечают по обязательствам друг друга». «Такая модель усиливает гарантии для кредиторов. В России ее можно реализовать через простые товарищества (все члены — граждане-АУ), позволив им участвовать в СРО»,— указывает она. Гендиректор Центра международных и сравнительно-правовых исследований Виктория Манько отмечает, что в странах, где есть такой институт, корпоративные АУ обычно назначаются на крупные и сложные банкротные процессы, а суд определяет одного или нескольких физлиц, которые непосредственно будут вести процедуру. В этом плане корпоративный АУ может повысить эффективность и качество процедуры, но, по словам госпожи Манько, выявить взаимозависимость между таким АУ, кредиторами и должником гораздо сложнее.

Анна Занина, Евгения Крючкова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...