Коротко


Подробно

Частные ценности


Частные ценности
Фото: ЮРИЙ МОСКАЕВ  
Андрей Воробьев может напоить чаем даже роту солдат
       Принято считать, что музеи денег не зарабатывают и существуют на госдотации. Но, как выяснил корреспондент "Денег" Юрий Москаев, некоторые музеи в России не только несут культуру в массы, но и зарабатывают и даже платят государству налоги с прибыли.

Бизнес на чайниках
       Андрей Воробьев владеет двумя музеями в Переславле-Залесском — чайника и утюга. Здесь любой экспонат можно не просто посмотреть, но и потрогать и даже использовать по прямому назначению. "Случается, конечно, что экспонаты ломают, но это происходит довольно редко,— говорит Андрей.— Глупо было бы показывать бытовые вещи, хоть и прошлых лет, и говорить: не трогайте руками!"
       В Переславле всего 40 тыс. жителей, однако он входит в "золотое кольцо" российских городов, поэтому туристов здесь бывает много. В выходные летом в музеях Андрея успевает побывать до 500 человек. При этом 95% из них — москвичи, остальные — туристы из почти всех крупных городов России и из более двух десятков стран.
       Взрослый билет в Музей утюга стоит 20 рублей, сюда входят и услуги экскурсовода. В Музей чайника вход бесплатный. У выхода стоит коробочка "На заварку", в которую желающие могут положить столько, сколько сочтут нужным. По словам владельца, иногда больше денег оказывается в кассе, иногда — в заварочной коробке. Но основной доход (около 70%) — выручка от продажи экспонатов. Утюги стоят от 100 до 10 тыс. рублей, чайники — от 100 до 5 тыс.
Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ"  
Чтобы патефоны играли, Джон Мостославский заказывает для них иголки из-за границы
Заработок у владельца музеев не постоянный: "Сегодня ты купил вещь, а продашь ее только через несколько месяцев,— объясняет Андрей. Но на круг в месяц получается около 1,5-2 тысяч долларов. Две трети всех доходов приходится на туристический сезон, с мая по сентябрь".
       Сейчас Андрею 29 лет, антиквариатом он торгует уже почти десять лет. Еще в 1995 году он на пару с лучшим другом Дмитрием Никишкиным открыл магазин, где продавались предметы крестьянского быта. "В какой-то момент мне надоело просто зарабатывать деньги,— рассказывает Андрей.— Захотелось получать еще и удовольствие от своей работы. На тот момент у меня было 3 тысячи долларов. За половину этой суммы через знакомого в администрации я купил участок земли в центре Переславля с фундаментом от разрушенного здания. О том, какого рода музей я сделаю в этом доме, я тогда еще не думал. Лишь когда деньги были потрачены, я стал прикидывать, что делать со всем этим дальше. Многие мои знакомые крутили пальцем у виска и говорили, что с такими деньгами я не сделаю ничего, но я все-таки решил попробовать".
       В один из дней, когда нужно было платить зарплату строителям, а деньги закончились, Андрею пришлось даже продать свою старенькую "восьмерку". "Денег было мало, и появлялись они неравномерно,— рассказывает Андрей.— Помогали родители, что-то я брал в долг, торговал на рынке. Часть строительных работ делал сам". В итоге первый музей — утюга — открылся лишь через два с половиной года. За это время было потрачено около $20 тыс. Деньги вернулись еще через полтора года, после чего Андрей вместе с Дмитрием открыли Музей чайника. Сейчас Андрей готовит к открытию третий музей, но какая в нем будет экспозиция, пока держит в секрете.
       
Бизнес под шарманку
Фото: ЮРИЙ МОСКАЕВ  
Александр Галунов знает о Бабе-яге не понаслышке
Джон Мостославский — владелец ярославского музея "Музыка и время". Он открыл свой музей десять лет назад. "Тогда, в 1994 году, даже говорить боялись о приватизации, а я заявился в департамент культуры с идеей создать частный музей,— рассказывает он.— У меня была уже собрана большая коллекция, и я стал убеждать чиновников, что если она будет показана, России от этого хуже не станет". Коллекция у Мостославского действительно огромная. Более 2,5 тыс. колоколов, около 2 тыс. фарфоровых статуэток, 350 старинных часов, 200 золотофонных икон и много чего другого, включая несметное количество старых пластинок, на которых среди прочего есть полное собрание записей речей Ленина и Сталина. В музее много редких музыкальных инструментов: граммофонов, патефонов, шарманок, музыкальных шкатулок, есть даже механическое пианино — и все это в действующем состоянии. На протяжении экскурсии что-то постоянно играет и звенит, ставятся пластинки, заводятся шарманки, так что скучать не приходится. Для того чтобы патефоны играли каждый день, создатель музея регулярно заказывает иголки из-за границы. Среди фарфоровых статуэток есть 200 фигурок каслинского литья, стоимость которых колеблется от $300 до $600. Средняя цена золотофонной иконы — около $500. Но Джон и не думает расставаться со своей коллекцией. "Если бы я был здравомыслящим человеком,— говорит он,— то мог бы продать все это и обеспечить себе безбедное существование до конца жизни где-нибудь на испанском побережье. Но если бы я был тем самым здравомыслящим человеком, то никогда бы столько всего не собрал".
       Зарабатывает музей на билетах и продаже сувениров, в основном колокольчиков. В отличие от Андрея Джон настолько ревностно относится к своим экспонатам, что не продает их ни за какие деньги. Ярославль — город еще более туристический, чем Переславль-Залесский. Большую часть туристов с апреля по октябрь — время навигации — составляют путешествующие по Волге. Зимой в музее бывает 200-300 посетителей в день, а летом их число иногда переваливает за тысячу. В среднем за год музей посещают более 100 тыс. человек. Взрослый входной билет стоит 25 рублей, но некоторым полагаются льготы, а пенсионеры и военнослужащие могут зайти бесплатно.
Фото: ЮРИЙ МОСКАЕВ  
Владимир (слева) и Алексей Кулагины провожают экскурсантов колокольным звоном
Сувенирные колокольчики из майолики делает на продажу мастерская, находящаяся тут же, во дворе музея. Технология изготовления проста: в глину добавляется песок и стекло, сформированный колокольчик покрывается лазурью. Себестоимость простого колокольчика — около 20 рублей. В музее они стоят от 50 рублей. По словам хозяйки мастерской Ирины Беляевой, в день музей покупает у нее около 50 колокольчиков.
       Еще одна статья доходов — это приезжающие в музей свадебные пары. Каждую пятницу и субботу ярославские молодожены приезжают к Джону на обряд хомутания: жених надевает оглоблю с колокольцами, после чего, согласно древнему поверью, становится навечно захомутованным собственной женой. Каждая пара уносит с собой два колокольчика. Очень часто, по словам Джона, молодожены просят сделать колокольцы с их именами. Стоимость именного колокольчика доходит до тысячи рублей.
       Сколько денег остается у музея после расходов на содержание, выплаты налогов и зарплат сотрудникам, узнать не удалось. Однако средств хватает, чтобы покупать новые экспонаты и строить новое здание, где будет еще один музей, посвященный колокольчикам, и с органным залом на 140 мест.
       
Бизнес на мифах
       Углич, наверное, самый музейный город России. Если сосчитать все музеи города, получится почти три десятка.
       Дарья и Алексей приехали сюда из Петербурга. По образованию они художники, но зарабатывали частным предпринимательством. Супруги перепробовали почти все: от ремонта и юридических услуг до торговли и собственной парикмахерской. "В какой-то момент,— рассказывает Дарья,— мы поняли, что чем больше денег зарабатываем, тем больше приходится их тратить на повышение своей статусности и тем меньше времени остается на все остальное. Стоит сделать небольшую передышку — и можно потерять весь бизнес. Поэтому в один прекрасный день мы продали наш последний бизнес и уехали в Углич, купив здесь деревянный дом".
       Сейчас в этом доме Музей мифов и суеверий русского народа. Экспозиция — фигуры кикимор, вурдалаков, домовых и других сказочных персонажей русских мифов и поверий. Все экспонаты сделаны руками Дарьи. Она же проводит экскурсии, в которых выступает как некий фольклорный персонаж Дарья Чужая.
       Цена билета в Музей мифов и суеверий — 10 рублей. Если экскурсанты от туристической фирмы, то хозяева музея получают еще меньше. "В Угличе очень много музеев, и если человек везде покупает билеты, то в итоге получается дорого, поэтому мы не можем позволить себе более высокие цены,— объясняет Дарья.— К тому же очень многие наши посетители — дети из окрестных городов". Сувениры недороги по тем же причинам и стоят в среднем около 20 рублей.
       Музей Дарьи и Алексея далеко от набережной Волги, и посетителей там немного. За весь прошлый год их было чуть больше 24 тыс., то есть около 2 тыс. в среднем за месяц. "Мы не гонимся за толпами посетителей,— рассказывает Дарья.— Наш музей — это наше удовольствие. В Петербурге мы зарабатывали больше денег и приехали в Углич не за этим". Однако по сравнению со средними угличскими зарплатами в $70-100 супруги получают достаточно неплохие деньги. Билеты приносят в месяц около $400. Еще около $500 Дарья и Алексей зарабатывают продажей сувениров.
       
Нарядный бизнес
       Один из самых старых частных музеев в России — историко-музыкальный музей "Угличские звоны". Первые посетители у основателя музея Алексея Кулагина появились еще в 1989 году. Экспозиция рассказывает о военной истории края. Алексей и его мать — художники, поэтому большинство исторических событий представлено на их картинах. Музей Кулагиных любопытен еще и тем, что для каждой группы экскурсантов здесь дают концерт, в котором участвует вся семья. Сын Алексея Вова играет на саксофоне и альте, дочь Наташа — на фортепиано и флейте, а сам Алексей — на колоколах. Концерт длится около часа, причем все участники представления одеты в военные костюмы XIX века. Костюмы Кулагины шьют сами. В прошлом году был 281 концерт. Стоимость входных билетов — 20 рублей. Кулагины говорят, что музей для них — это хобби. Алексей работает преподавателем экономики в одном из угличских университетов, а его жена — судебный пристав. Но работа по специальности приносит супругам около $450 в месяц, в то время как музей — около $500.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 15.03.2004, стр. 104
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение