Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Собрание С. Расковича

Мария Власова и ее рукописный альбом

Сестра знаменитой княгини Зинаиды Волконской оставила после себя памятник литературы, графики и музыки

Журнал "Коммерсантъ Наука" от , стр. 42

В Гарвардской библиотеке хранится альбом Марии Власовой, сестры знаменитой Зинаиды Волконской. Этот альбом можно отнести к типу домашних: под его бордовым переплетом с золотыми узорами и застежкой хранится история не только самой владелицы, но и всего рода Волконских.


Мария Антонова


Всем хорошо известно имя княгини Зинаиды Волконской — блистательной женщины пушкинской эпохи, которая покоряла светское общество своими талантами. Однако мало кто знает о ее старшей сестре, Марии (Магдалене). Она вела тихую жизнь, предпочитая оставаться в тени своей сестры.



Разлученная и разоренная


Мария Власова, старшая дочь князя Александра Михайловича Белосельского, родилась 29 мая 1787 года в Дрездене. У нее были две младшие сестры, Зинаида и Наталья, и брат Ипполит, умерший в возрасте двух лет. Дети рано потеряли мать — Варвару Яковлевну Татищеву. Спустя три года после ее смерти князь Белосельский женился на Анне Григорьевне Козицкой, которая заботилась о сестрах и после его кончины.

Обстоятельства сложились так, что сестер пришлось разлучить. Уезжая в Европу, князь и княгиня Белосельские оставили маленькую Наталью в Москве на попечение бабушки и дедушки. Слабое здоровье Варвары Татищевой вынудило разделить и старших девочек: Мария осталась с матерью в курортном местечке Бельвю и определена в пансион, а Зинаиду отец забрал в Турин на службу. После смерти Варвары Яковлевны дочери князя Волконского большую часть времени проводили в Петербурге.

Фотография семьи Волконских. Слева направо: З. Волконская, кн. Л. Волконская в траурной одежде, кн. А. Н. Волконский, М. А. Власова, маленькая Н. Волконская - Ильина и В. Д. Павей

Фото: Harvard Library

В 1805 году Мария вышла замуж за камергера двора и известного коллекционера живописи и графики Александра Сергеевича Власова. Через пять лет чета приобрела дом в Москве на Новобасманной улице в приходе церкви Святых апостолов Петра и Павла. Само здание, сад и оранжереи погибли в пожаре 1812 года, и пустой участок пришлось продать. Из документов следует, что дальше Власовы обустраивали дом в Хлебном переулке Арбатской части. Александр Сергеевич и до брака с Марией проявлял большой интерес к искусству, однако именно ее богатство помогло ему предаться любимому делу со всей страстью. После смерти мужа Власова была вынуждена продать коллекции.

В прекрасном обществе сестры


Именно кончина Александра Сергеевича открыла новую главу в жизни Марии: в 1825 году она стала путешествовать вместе с Зинаидой, а в начале 1829 года они переехали в Рим. Их сопровождали сын княгини Александр, его учитель Степан Петрович Шевырев, критик и поэт, и Владимир Павей, сирота, которого Волконская взяла на воспитание. В дневнике Софьи Борисовны Шевыревой упоминается также о двух дочерях Магдалены. Вскоре вилла княгини, как и ее московский салон, стала местом литературных и художественных собраний, которое посещали известные музыканты, писатели и художники — например, И. С. Тургенев, Н. В. Гоголь, Ф. А. Бруни, Ф. Лист.

Безусловно, Мария была с ними знакома, так как часто брала на себя организацию вечеров. Некоторые из гостей, особо близкие семье Волконских, оставили автографы в ее альбоме, о чем пойдет речь далее.

Большую часть записей представляют собой документы Волконских: записки с поздравлениями, вклеенные письма, экспромты с памятных вечеров. Мария Власова посвятила себя семье сестры, что проиллюстрировано записями в альбом. Одно из наиболее часто встречаемых имен — зять Марии, Никита Григорьевич Волконский. Их брак с Зинаидой нельзя назвать удачным: они не любили друг друга, жили раздельно. Князю даже иногда приходилось передавать жене письма от императора Александра I, с которым ее связывали романтические чувства. И все же в последние годы жизни Никиты Григорьевича, после его переезда в Рим в 1841 году, отношения супругов потеплели. Власова вклеивала записки, написанные князем. Это были и незамысловатые вирши, которые Никита Григорьевич читал на одном из семейных вечеров, и поздравления «дорогой Магдалены», как он называл Власову, с именинами и другими праздниками. Также в альбоме есть несколько писем, адресованных Зинаиде и свидетельствующих о том, что отношения наладились. Так, например, в одном из них Никита Григорьевич просит жену молиться о нем.

Великие имена


На 23-й странице князь записал стихотворение Зинаиды «Четыре ангела» на французском языке. На 64-й странице есть и оригинал на русском языке с заголовком «Сыну и другу», который был вписан рукой Степана Петровича Шевырева. Это стихотворение княгиня Волконская написала в Санкт-Петербурге в 1836 году, первоисточник хранится в РГАЛИ в ее личном фонде. В альбоме есть еще несколько стихотворений княгини Зинаиды. Одно из них, «Моей звезде», Мария Власова переписала своей рукой. Другое стихотворение, написанное на итальянском языке и посвященное сестре, княгиня Волконская оставила сама. В нем княгиня говорит о том, что испытывает блаженство, находясь рядом с дорогой сестрой и другом. Стихотворение написано 10 июня 1839 года на вилле Фраскати.

Одним из самых интересных автографов в альбоме Власовой можно считать запись Н. В. Гоголя «Как ни глуп Индейской петух…». По мнению исследователей, которые занимались анализом автографа, этот небольшой текст является примером того, как обычная литературная безделица может стать «шедевром литературы». Содержание записи сводится к жалобам Гоголя на то, что он не может ничего найти в своей «глупой, пустой» голове, несмотря на желание написать на память что-нибудь приятное. Пожалуй, это самая «гоголевская» запись из всех альбомных автографов писателя.

Автор автографа неизвестен

Фото: Harvard Library

Гоголь стал частным гостем на вилле Волконской с 1837 года, когда был представлен княгине и ее семье. Писателя и Марию Власову связывали дружеские отношения. Как утверждали современники, она не обладала такими талантами, как ее известная сестра, но была очень радушной хозяйкой, всегда встречающей гостей с улыбкой. Мария Александровна часто советовалась с Гоголем по поводу меню предстоящих обедов, которые посещали именитые гости.

Имя еще одного хорошо известного литератора фигурирует в альбоме Власовой. Речь идет о поэте и критике Степане Петровиче Шевыреве, который сопровождал Александра Волконского, сына княгини, в качестве его учителя и наставника. Один из его автографов («Кружимся с Вами в вальсе шумном») представляет собой мадригал, второй — экспромт, который он должен был сочинить со словами, которые ему задали: бурмистр — рыба — сходка — богоматерь — ковер — мир — хозяин — богослужение. Вот что в результате получилось:

«Бурмистр сердец ее в бурмистерши избрал

И дождик стрел и сеть ей дал к проказам:

Кто в эту сеть как рыба не попал?

Кто сходки всех красот не находил в ней разом?

Тем именем она прекрасным названа,

Что богоматери подруга здесь носила,

Ей упрекают в том, что любит жить она,

Как та страдать и умирать любила.

Что ж ей не жить, когда вся жизнь при ней

Ковром живым и гладким разостлалась,

И сердца мир не ведал тех страстей,

С которыми страдалица сражалась!

Когда весь мир для ней веселый дом,

Где приготовил ей хозяин угощенье,

Снабдил его родными и добром

И всем послал любви благословенье!»

Благодаря дневнику, который вела в 1839 году Софья Борисовна, жена Шевырева, можно получить представление о досуге Марии Власовой. Женщины были дружны и много времени проводили вместе: гуляли, читали, ходили в театр и в оперу. Софья Борисовна писала о нервных припадках, которые часто случались с княгиней Волконской и вызывали у нее раздражение. Так, например, она описывает реакцию Марии Александровны: «Ко мне подошла г-жа Власова и сказала, что обиделась на меня из-за своей сестры». Интересно, что в дневнике Софья Борисовна упоминает о двух дочерях Марии Власовой и господине Власове. Здесь логично напрашивается вопрос: какого господина Власова она имеет в виду, если муж Марии Александровны умер много лет назад? Возможно, речь идет о ее сыне, однако точной информации об этом нет.

Картины жизни


Особого разговора заслуживают рисунки в альбоме Марии Власовой. Все они представляют собой галерею лиц и пейзажей. Первые карандашные наброски, датированные 1817 годом, сделаны, вероятнее всего, самой хозяйкой альбома. На одном из рисунков изображена бытовая сценка из жизни крестьян в Урусове — имении, принадлежащем З. Волконской. Жизнь народа показывают и этюды, написанные в Князеве.

Также в альбоме Марии Александровны можно найти рисунки княгини Зинаиды. Один из них датируется 19 апреля 1818 года. На нем изображена площадь перед Ришельевским лицеем в Одессе, куда за месяц до этого княгиня переехала с сыном. Она хотела, чтобы Александр учился в этом учебном заведении, и даже сама принимала участие в составлении учебного плана, добавив в него некоторые курсы, посвященные России. Второй ее рисунок — три небольших портрета, написанных 29 мая (10 июня) 1832 года. Под ними княгиня предлагает сестре угадать, кто из дорогих ее сердцу людей на них изображен. По всей видимости, это портреты ее самой, Александра Волконского и Владимира Павея.

Другие рисунки имеют разнообразное содержание. На второй странице находится карандашный портрет молодой женщины и ребенка позади нее. Рисунок не подписан, поэтому остается только гадать, кто является художником и когда и кого он изобразил. Пейзажи карандашом выполнены более профессионально. На них запечатлены итальянские виды: акведук Клаудио в Риволи и замок Гандольфо. Также на двух последних страницах альбома хранятся рисунки акварелью. Один из них, с изображением церкви, подписан: «На память от Кеччони Вирджинии доброй мадам Власовой».

Автограф кн. З. Волконской. 1832 г. , Рим

Фото: Harvard Library

Был и еще один рисунок — шаржированный портрет Николая Гоголя. Он пропал из альбома Марии Александровны между 1938 и 1972 годами. Вероятнее всего, это связано с тем, что архив Зинаиды Волконской, который включал в себя альбом Власовой, переходил из рук в руки, прежде чем попасть в Гарвардскую библиотеку. На рисунке Гоголь изображен с большой головой, сидящим в кресле и читающим газету. Авторство портрета приписывают художнику Федору (Фиделио) Бруни, который был частым гостем на вилле Волконских. Однако этот карандашный набросок не единственный документ, исчезнувший из альбома Власовой. Несколько автографов, среди которых рисунок княгини Зинаиды и стихотворение ее супруга «Комплименты! Комплименты!», пропали в 2015–2017 годах. Теперь о них напоминают только пометки во внутренней описи альбома.

Музыкальные приношения


И Зинаида Волконская, и Мария Власова были очень музыкальны. Княгиня славилась своим прекрасным голосом, ее называли «соловьем России». Однако и Мария Александровна не была обделена этим талантом и часто музицировала. Гостями сестер были певцы и композиторы. Конечно, такая вовлеченность в музыкальную жизнь не могла не быть отражена в альбоме Власовой. Так, например, композитор Луиджи Орсини посвятил Марии ариетту «Arietta per camera». Сведений об авторе довольно мало. Известно, что он написал музыку к опере «L'eremo di Senloph», премьера которой состоялась в театре Nuovo sopra Toledo в 1834 году. Автограф не датирован, однако, предположительно, его можно отнести к 1839 году, когда композитор принял участие в постановке оперы «Севильский цирюльник» на вилле Волконской: ему досталась роль служанки Берты. Спектакль, на котором в качестве особого гостя присутствовал Ференц Лист, был сыгран 22 мая 1839 года.

Еще один музыкальный автограф под заголовком «Lasciami i ciel pietoso» оставил Ачиль Тари в Неаполе 31 августа 1833 года. Либо автор сам сочинил арию, либо переписал фрагмент из оперы «Зиновия» Джованни Бонончини, Иоганна Адольфа Хассе или Анжело Предьери. У Тари есть некоторые расхождения с либретто оперы. 3 июня 1834 года он вписал в альбом Власовой ариетту «Melanconia ninfa gentile». Эта композиция неизвестна, более популярен вариант Винченцо Беллини.

Художник Федор Бруни, о котором уже было упомянуто в связи с потерявшимся портретом Гоголя, посвятил Марии Александровне «Duettino» («Se il morire fosse mia penna…»). В альбом ноты и либретто были записаны 10 июня 1830 года, о чем свидетельствует приписка сверху, сделанная, вероятно, Александром Волконским.

Есть в альбоме и другие записи, оставленные друзьями Власовой. Среди авторов — Владимир Паве, переписавший фрагмент из «Чайлд-Гарольда» Байрона, польский поэт Эдуард Одымик, родственники Гирелли, семейного врача Волконских, и певца Миньято Ричи, которого связывали с княгиней Зинаидой романтические отношения, дочь князя Петра Андреевича Вяземского Надежда, Николай Рожалин, воспитатель Александра Волконского, и многие другие.

Могила у фонтана


Завершить же рассказ об альбоме Власовой хотелось бы описанием записи, которая была сделана 10 июня 1854 года. Марии Александровне оставалось жить три года. Эта последняя запись расположена на первой странице, что, безусловно, весьма символично. Традиционно в культуре рукописных альбомов первая страница обладала особым значением. Ее доверяли заполнить только самым близким людям, и эти слова должны были стать напутствием владельцу на всю жизнь. Мария Власова же сделала запись сама. Она вклеила эстамп с изображением итальянского священника Гаспара дель Буфало и сверху подписала, что это подарок ее «дорогой сестры» Зинаиды. Тем самым Мария хотела показать, что католическая вера, в которую она перешла около 1836 года, играет важную роль в ее жизни. Очевидно, это связано с благотворительной деятельностью, которую вели княгиня Зинаида и ее домочадцы под руководством ордена Крови Христовой, основанного тем самым дель Буфало.

Можно считать эту запись своеобразным подведением итогов жизни Власовой. Всегда будучи в центре светского общества, наслаждаясь изобилием культурных событий и путешествий, Мария Александровна, как и ее младшая сестра, нашла успокоение в лоне католицизма и служении людям. Она была захоронена в церкви Святых Вичензо и Анастазио, которая находится рядом с фонтаном Треви и дворцом Поли, который был ей домом.

Пусть Мария Власова и остается в тени своей знаменитой сестры, которой она посвятила жизнь, но ее альбом заслуживает того, чтобы о нем знал широкий круг читателей. Страницы этого рукописного сборника хранят бесценные свидетельства о жизни и самой хозяйки альбома, и его гостей.

Комментарии
Профиль пользователя