Коротко

Новости

Подробно

Лучше дольше, да лучше

Как смарт-решения в гериатрии могут увеличить продолжительность жизни

Журнал "Коммерсантъ Наука" от , стр. 22

Есть ли предел человеческой жизни? Можно ли дожить до 150 лет? Достижимо ли бессмертие? Люди давно задают себе такие вопросы. Волшебную таблетку бессмертия создать невозможно, но медицинская наука располагает достаточными доказательствами того, что даже незначительные изменения образа жизни пациента на протяжении длительного времени обладают накопительным эффектом, что существенно влияет на продолжительность жизни в масштабе всего населения. О том, как россиянам жить дольше, рассказал в интервью «Ъ-Наука» профессор кафедры болезней старения Российского национального исследовательского медицинского университета (РНИМУ) им. Н. И. Пирогова, заведующий лабораторией костно-мышечных заболеваний Российского геронтологического научно-клинического центра Антон Наумов.


— Само словосочетание «человеческий век» подразумевает, что практически каждый человек может прожить 100 лет. А дольше?

— С точки зрения физиологических возможностей человеческого организма жить больше 100 лет абсолютно реально, сейчас около 200 человек в мире состоят в так называемом клубе 110+. В человеческом организме 35 трлн клеток, которых должно хватить минимум на 90 лет.

Однако ежегодно примерно 40–45 млн человек в мире умирает от хронических неинфекционных заболеваний. При этом, по мнению бывшего генерального директора Всемирной организации здравоохранения Маргарет Чен, около 15% из числа этих людей можно было бы спасти, если бы были применены современные возможности медицинской помощи, а сами пациенты соблюдали рекомендованные им врачами предписания.

Жители нашей страны живут в среднем на несколько лет меньше, чем жители Японии, Австралии, Новой Зеландии, Израиля, ряда европейских стран. Это большая проблема. Но проблема в первую очередь, конечно, в нас самих. Ведь в принципе у нас есть все, чем пользуется остальной мир для снижения уровня смертности, в том числе от кардиоваскулярных, онкологических и респираторных заболеваний.

Например, сегодня врачи в нашей стране могут провести растворение тромба в сосудах сердца, при инфаркте миокарда, на дому или в машине скорой помощи. За последние годы произошло существенное обеспечение лечебных учреждений современным визуализирующим и лечебным оборудованием в соответствии с мировыми стандартами. Врачи обладают всеми необходимыми знаниями, используя которые можно эффективно влиять на продолжительность жизни.

— Если виноваты не врачи, то кто?

— Мы сами. Причина в нас самих. Например, более 60% людей с соматическими заболеваниями имеют высокий индекс массы тела. Это, безусловно, проблема номер один современной популяции. Еще одна проблема — это информатизация нашего общества. Проводя очень много времени за компьютерами, мы полностью нарушаем анатомическую геометрию скелета, которую создала природа, что не может не сказываться на состоянии здоровья опорно-двигательного аппарата. При этом все профессиональные рекомендации — к примеру, ежечасовой перерыв с выполнением маленького комплекса упражнений, физическая активность в свободное время, компенсирующая вынужденное сидение за компьютером целый день,— как правило, игнорируются. Поэтому сегодня цифры остеоартрита и остеопороза на уровне 60–80% популяции людей старше 60 лет уже не удивляют.

Если взять самую распространенную причину смерти — ишемическую болезнь сердца, то у жителя Российской Федерации больше шансов умереть от этой причины, нежели у жителя Центральной Африки. В десятку самых распространенных причин смерти также входит сахарный диабет. И в зарубежных, и в российских рекомендациях для врачей написано, что, если уровень глюкозы в крови натощак превышает 8 ммоль/л, это означает, что необходимо поднимать вопрос о пересмотре сахароснижающей терапии. Не буду говорить, что более 40% пациентов с сахарным диабетом вообще не имеют дома глюкометр, что оставляет истинное положение дел с уровнем сахара за пределами возможностей контроля. В результате возникает целая палитра осложнений сахарного диабета. Не остается таких органов, которые не поражает сахарный диабет.

Это всего лишь два примера. Да, мы сегодня говорим о том, что необходимо увеличить продолжительность жизни человека. Но при этом мы четко понимаем, что за последние годы, увеличивая среднюю продолжительность жизни, мы должны сделать все, чтобы не потерять качество жизни. К сожалению, человек старше 65 лет сегодня — это практически синоним больного человека. Для лиц старше 70–80 лет уже нормой является сочетание трех-четырех заболеваний сразу.

— Какие распространенные причины преждевременной смерти можно предотвратить?

— Можно предотвратить большинство сердечно-сосудистых заболеваний, проводить активную профилактику онкологических и респираторных болезней. Соблюдение основных принципов здорового образа жизни позволит в большинстве случаев избежать развития сахарного диабета. Кроме того, активная физическая нагрузка, бесспорно, может сократить число заболеваний опорно-двигательного аппарата.

Стоит не забывать, что, условно, к 60 годам уже произошло накопление факторов риска и их пагубное действие в организме, подготовив последний к дебюту указанных заболеваний. Поэтому работа с факторами риска должна осуществляться в принципе с младенческого возраста, но на протяжении осознанной жизни модификация образа жизни, работа над собой — вот залог активного долголетия. Важно понимать, что это не банальные советы, а та простая правда жизни, которая, к большому сожалению, остается за бортом внимания большинства. Вспомните, что монахи монастыря Шаолинь достигают своих высот в боевом искусстве при условии начала тренировок в возрасте четырех лет, а работа над собой продолжается более 16 часов ежедневно, без выходных!

— Исходя из вышесказанного, говорить об увеличении продолжительности жизни невозможно без обсуждения факторов риска. Говоря об этих факторах, нельзя абстрагироваться от людей. Вот мы говорим: фактор риска кардиоваскулярных заболеваний. Что это значит в применении к конкретному человеку?

— Нужно четко себе представлять, например, какое влияние оказывает курение. Представим, что человек может прожить до 85 лет. Если он курит, то это уже высокая вероятность того, что он не доживет до этого возраста. Если вдобавок к курению он еще и злоупотребляет алкоголем — практически гарантированно он не доживет уже до 70 лет. А на сегодняшний день мы понимаем, что и до 50 лет злоупотребляющий алкоголем вряд ли доживет. Добавим к этому фастфуд или пищу, обогащенную трансжирами. Еще добавим гиподинамию (недостаточную подвижность) современных людей, особенно городского населения. И мы получим в итоге, что факторы риска в сумме отняли у нас полжизни.

Это факторы, непосредственно запускающие патогенез развития заболеваний. За никотином, за алкоголем, за гормональной «активностью» жировой ткани стоят повреждение функций клеток и их гибель, массивное клеточное старение, за которым стоит синтез такой стареющей клеткой веществ, разрушающих ткани вокруг.

— Как современная российская медицина работает с факторами риска?

— В одной отечественной публикации было изучено около 600 историй болезни умерших людей, которые имели длительный стаж курения. Было установлено, что ни одного из них не лечили от табакокурения. При этом в современной клинической практике есть целый ряд технологий, позволяющих избавить пациента от табачной зависимости. Имеются никотинзамещающие средства, препараты, снижающие синдром отмены табака. Имеются методики психокоррекции. Но ни в одной истории болезни нет записи о том, что применялось что-либо из перечисленного.

То же самое с алкоголизмом. Болезни, связанные с алкоголизмом,— диагноз частый в городских стационарах. При этом попытки коррекции алкогольной зависимости очень малы.

Ожирение. Если посмотреть на клетку человека с избыточной массой тела в микроскоп, мы увидим, что в ней капля жира оттеснила все органеллы на периферию и преобразовала функции клетки на выработку веществ, разрушающих окружающие ткани. Кроме того, капля жира пытается задепонировать все жирорастворимые вещества. В первую очередь это половые гормоны. Как только снижается уровень половых гормонов, в организме перестраивается физиология каждой клетки организма. Изменяется физиология всех систем, в первую очередь кардиоваскулярной и костно-суставной.

При этом много врачей даже не знают о существовании в России бариатрической хирургии, способной решать проблемы ожирения и исцелять людей в тот момент, когда у пациента только начинается сахарный диабет, ассоциированный с метаболическим синдромом.

Необходимо отчетливо понимать, что государственное регулирование цен на табачную и алкогольную продукцию — это помощь государства медицине, но не окончательное решение медицинской проблемы, такой как табакокурение или алкогольная зависимость. Обратите внимание, цены на табачную продукцию высокие, а число курильщиков заметно не уменьшилось. В этом плане показателен пример наших соседей — Казахстана, где принято решение реализовывать программу по снижению вреда. Используя подход снижения вреда, можно получить существенный клинико-экономический результат.

Так вот, обратимость преждевременной смертности в аспекте использования современных достижений медицинской науки — это в том числе использование концепций, связанных со снижением вреда. Нужно менять парадигму с помощью смарт-концепций.

— Что может сделать сам человек, чтобы снизить факторы риска?

— Врачи должны объяснять пациентам, что есть такое понятие, как «ответственное самолечение». Оно основано на трех китах: всегда соблюдать предписания врача, строго следовать инструкции по применению препаратов, соблюдая режим приема, и обязательно доводить начатое лечение до конца. Если пациент нарушает предписания врача, возникает риск побочных эффектов, появления новых симптомов, осложнений и развития хронических заболеваний.

Когда на приеме у врача пациент скрывает важную информацию, например о курении или употреблении алкоголя,— это может привести к нерациональному назначению препарата.

Когда пациенты не соблюдают рекомендации по времени приема лекарств, их совместимости с другими препаратами и продуктами, это нарушает план лечения, оно не приносит ожидаемого результата.

Как показывают многочисленные исследования, россияне довольно плохо следуют рекомендациям медиков — как в своевременном и регулярном приеме лекарств, так и в изменении образа жизни, отказа от вредных привычек.

По данным Всероссийского союза страховщиков, меньше половины пациентов в России принимают все назначенные врачом лекарства.

Еще хуже дела обстоят с ограничением потребления поваренной соли, избыток которой приводит к повышению артериального давления. При этом, по данным Национального медицинского исследовательского центра Минздрава России, 40% россиян в возрасте 18 лет и старше имеют повышенное артериальное давление.

— Как должны действовать врачи в парадигме концепции снижения вреда?

— К числу главных факторов риска, в отношение которых пациенты проявляют низкую приверженность плану лечения, относятся гиподинамия и курение. Многим пациентам бывает сложнее всего отказаться именно от курения, хотя оно существенно повышает риски развития самых разных болезней. Эксперты приводят в пример шкалу SCORE (Systematic Coronary Risk Evaluation), позволяющую оценить риск смерти человека от сердечно-сосудистых заболеваний в ближайшие десять лет. По такой шкале курильщик-мужчина в возрасте 52 лет с показателями артериального давления 160/100 мм ртутного столба имеет риск 8%. Если он бросит курить, то риск снижается в два раза — до 4%.

Если пациент не может бросить курить, необходимо прибегнуть ко всем возможным альтернативам, чтобы снизить вред, сопровождающий табакокурение. Известно, что сам по себе никотин небезвреден: он повышает артериальное давление, частоту сердечных сокращений и т. д. Но основной вред здоровью наносит систематическое потребление монооксида углерода и других веществ в процессе вдыхания табачного дыма, то есть продуктов горения табака.

Тем пациентам, кто не может быстро отказаться от курения (как правило, это курильщики с многолетним стажем), можно рекомендовать возможность перейти на альтернативные, бездымные способы потребления никотина. Насчет безвредности последних в научной среде пока не пришли к единому мнению.

Нагревание табака на уровне 300–400 градусов практически не ведет к образованию онкогенов. Оценка цитотоксичности и генотоксичности показала, что электронные системы нагрева табака снижают уровень клеточной токсичности. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA), выдавая разрешение на продажу электрической системы нагревания табака IQOS в статусе табачной продукции с модифицированным риском, учло данные научных исследований, показавших, что переход от курения сигарет к использованию IQOS значительно снижает воздействие «вредных и потенциально вредных веществ» на организм человека по сравнению с сигаретным дымом.

90-дневное клиническое исследование, проведенное в Японии, показало, что при переключении на бездымные системы у курильщиков не нарушается привычный им ритуал, но при этом резко снижаются риски, связанные с возникновением заболеваний.

Важным аспектом является информированность врачебного сообщества о современных концепциях снижения вреда, а также возможности врача донести эту информацию до пациента, предложить ему альтернативные пути решения проблемы, а не вынести категорический вердикт о вреде и незамедлительном отказе, который зачастую, пугая пациента, приводит к продолжению действия фактора риска.

— А вы сами следуете собственным рекомендациям по снижению факторов риска?

— Я решил, что нужно бороться за свою жизнь. За ее продолжительность и качество. Я изменил парадигму, работая над собой. Жирное мясо заменил нежирными сортами. Сладкие продукты заменил сухофруктами. Все сладкие напитки заменил обычной водой.

Отказавшись от нездоровой пищи, но продолжая курить, я понял, что теряю 10–15 лет преимущества по продолжительности жизни. Я пробовал никотинзамещающие препараты, лекарства, которые блокируют рецепторы, с которыми связывается никотин. Но ни одно из этих средств не привело к должному результату. Я считаю, что дело в самом ритуале курения. Исчезновение его из привычной жизни является одним из важных факторов, не позволяющих отказаться от курения, даже при приеме никотинзамещающих средств. Более того, принимая некоторые из них, я чувствовал себя неудовлетворительно.

Я решил реализовать на себе концепцию снижения вреда, и, перейдя на бездымные продукты, я смог отказаться от курения сигарет. И теперь я знаю точно, что применение концепции снижения вреда — это вполне состоятельная интервенция, которая позволит сократить вред табакокурения и быть удобным этапом в отказе от табака.

Я не отказался от всего, я не поставил себе жестких рамок ограничений, я просто сменил парадигму.

Интервью подготовил Алексей Алексеев


Комментарии
Профиль пользователя