Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Шесть лет без хамона и пармезана

Последствия продуктовых контрсанкций в таблицах и графиках

от

В августе 2014 года в России было введено продуктовое эмбарго. Год спустя вступил в силу указ, предусматривающий уничтожение всей сельхозпродукции и сырья, ввозимых в страну в нарушение контрсанкций. Что изменилось с тех пор — в материале “Ъ”.


Продуктовое эмбарго было введено указом президента РФ от 6 августа 2014 года «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ» в качестве ответной меры на санкции ряда стран в отношении российских компаний, чиновников и бизнесменов из-за ситуации на Украине и вхождения Крыма в состав России. С тех пор оно ежегодно продлевалось, последний раз — до декабря 2020 года.

В список запрещенных попали мясные и молочные продукты, рыба, овощи и фрукты, орехи и соль. Впоследствии из него исключили семенной материал, мальков рыб, БАДы и витаминные комплексы, безлактозное молоко и молочную продукцию, сырье для производства детского питания.

В августе 2015 года новым указом было предписано уничтожать продукцию, попавшую в РФ в обход эмбарго. В уточняющем постановлении правительства говорилось, что оно осуществляется «любым доступным способом с соблюдением обязательных требований, предусмотренных законодательством в области охраны окружающей среды». На практике конфискат уничтожают бульдозерами или сжигают.

По данным Россельхознадзора, за пять лет действия указа Россия уничтожила 36,17 тыс. тонн незаконно ввезенной продукции, в том числе 34,94 тыс. тонн растительного происхождения и 1,23 тыс. тонн животного. Растениеводческую продукцию чаще всего ввозили под видом других товаров (кофе, пиломатериалы, оборудование) через страны—члены ЕАЭС. В отношении животноводческой также применялись такие схемы, как ложный транзит, реэкспорт, использование фальсифицированных ветеринарных сертификатов.

Последствия для стран


Аналитический центр при правительстве России в 2015 году подсчитал, что страны-экспортеры потеряли от действия эмбарго $9,3 млрд. Как оценивал в 2016 году французский Исследовательский центр по мировой экономике (CEPII), недополученная прибыль от экспорта стран, поддержавших санкции против РФ, с конца 2013 года по середину 2015-го составила $60,2 млрд. При этом основная часть потерь (более 80%) пришлась на товары, на которые российское эмбарго не распространяется: в данном случае экспорт уменьшился по инициативе самих производителей.

При этом даже Евросоюз, на который пришлось три четверти всех потерь, смог быстро адаптироваться и уже в 2016 году фиксировал общий рост аграрного экспорта на фоне сокращения торговли с Россией.

Российские эксперты в РАНХиГС, Институте Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли также пришли к выводу, что главные инициаторы санкций в отношении РФ — США, Великобритания, Канада, Германия и Франция — не понесли существенных потерь от эмбарго, так как нашли новые рынки для запрещенных в России продуктов.

Сама Россия за время действия продэмбарго сократила импорт и нарастила экспорт продовольственных товаров и сельхозсырья.

В производстве выросла доля сельхозорганизаций и фермерских хозяйств.

Как адаптировались продуктовые рынки


Мясо

За время санкций в РФ выросло собственное производство мяса птицы и свинины.

Импорт сократился и больше не оказывает существенного влияния на внутренний рынок.

По оценкам экспертов, опрошенных ИКАР, мясной рынок в России близок к насыщению и увеличение объемов продукции способствует снижению цен. Главные надежды на наращивание экспорта производители связывают с Китаем, на который в первом полугодии 2020 года пришлась половина всех поставок.

Рыба

Вылов рыбы и производство рыбной продукции в санкционные годы изменились незначительно.

Доля экспорта в натуральном выражении в последние годы варьировалась в районе 40% от объема добычи. Наибольшая доля поставок приходится на мороженую рыбу, в частности минтай, главные покупатели — Китай и Южная Корея.

В импорте место норвежского лосося занял аналог с Фарерских островов. Не подпавший под контрсанкции автономный регион Дании только в первые месяцы после их введения (сентябрь—декабрь 2014 года) нарастил продажи в РФ до $79 млн с $9,8 млн годом ранее, не забыв поднять отпускные цены для россиян.

Хотя рынок в целом стабилизировался, ряд производителей продолжают жаловаться на нехватку качественного рыбного сырья из-за границы.

Молочные продукты

Рост производства зафиксирован на рынке молока и молочных продуктов, в частности сыров.

Самообеспеченность РФ молочной продукцией, по данным на 2019 год, превышает 83%.

В 2018 году был зафиксирован минимальный импорт молочной продукции за последние 14 лет — 6,5 млн тонн (меньше было ввезено в последний раз в 2004 году — 6,3 млн тонн). В 2019 году, по оценкам Союзмолока, чуть больше — 7–7,1 млн тонн.

Основным внешним поставщиком всей молочной продукции остается Белоруссия. В разделе сыров за годы продэмбарго соседняя республика нарастила долю в три раза, с 25% до 85%.

А вот не подпавшая под эмбарго Швейцария не смогла в полной мере воспользоваться исчезновением сырных деликатесов из Италии и Франции.

Овощи и фрукты

С момента введения эмбарго на рынке заметен рост производства наиболее популярных тепличных овощей. По оценкам ИКАР, средний ежегодный прирост в предпринимательском секторе за последние пять лет составляет порядка 12%. Cамообеспеченность РФ на рынке томатов превысила 50%, огурцов — уже приближается к 90%.

Импортная продукция продолжает оказывать достаточно сильное влияние на отечественный рынок тепличной продукции, особенно на рынке томатов. Среди крупнейших поставщиков — Азербайджан, Китай, Марокко, страны ЕАЭС. После отмены запрета на рынок активно возвращается Турция.

Несмотря на рост собственного производства (статистику 2020 года подпортили весенние заморозки), Россия остается крупнейшим в мире импортером яблок.

После введения продэмбарго место Польши в качестве крупнейшего поставщика самого востребованного в России фрукта заняла Молдова (около трети всего импорта).

На российском фруктовом рынке более двух третей приходится на долю импортной продукции. Импортозамещение возможно лишь в отношении традиционных для страны видов фруктов (в том числе скоропортящихся — только в сезон сбора). Что касается последних, то российские садоводы просят Минсельхоз ввести квоты на импорт яблок и слив в период сбора урожая, чтобы снизить избыток предложения.

Другие продукты

На фоне сокращения подсанкционного импорта стали расти поставки в РФ пальмового масла и сухого молока, используемых в качестве дешевых заменителей молочного жира при производстве молочных продуктов и кондитерских изделий.

Для решения проблемы правительство с 1 октября 2019 повысило НДС на пальмовое масло с 10% до 20%.

Кроме того, после введения эмбарго на российском рынке стал появляться «белорусский пармезан» и «белорусские креветки» — свидетельства реэкспорта санкционной продукции через территорию третьих стран, прежде всего соседней Белоруссии.

Что изменилось для людей


Первые годы после введения эмбарго фиксировался значительный рост цен на продовольственные товары.

В марте 2017 года эксперты Института Гайдара, РАНХиГС и Академии внешней торговли Минэкономразвития сообщали, что россияне в среднем вынуждены каждый год дополнительно тратить 4,4 тыс. руб. из-за продэмбарго. Если бы его не было, набор санкционных товаров стоил бы на 3% дешевле, а несанкционных — на 2,9%. При этом за первые шесть месяцев действия контрсанкций рост цен на аналоги санкционных товаров только из-за ограничений составил 29,9%, а на продукты, не подпавшие под эмбарго,— 5,1%. В результате потребители переключились на более дешевые товары пониженного качества.

В 2019 году новую попытку оценки действия санкций предприняли эксперты Полина Кузнецова из РАНХиГС и Наталья Волчкова из ЦЭФИР. По их данным, российские потребители каждый год теряют 445 млрд руб. в ценах 2013 года, или около 3 тыс. руб. на человека в год. При этом сумма потерь граждан на 84% была перераспределена в пользу российских производителей, на 3% — импортеров, а 13% стали чистыми потерями.

Оценка влияния продовольственных санкций в 2013-2018 годах

Изм. потребления 2018 года к 2013 году, % Потери потребителей*, млрд руб. Выигрыш производителей, млрд руб. Выигрыш импортеров, млрд руб.
Говядина 70,3 4,8 2,2 2,6
Птица 118,3 –15,9 –16,1 –0,1
Свинина 141,3 –51,1 –52,3 –0,5
Колбасные изделия 89,5 64,0 61,5 0,1
Рыба 77,4 128,6 168,0 –47,0
Молоко 103,2 62,3 54,5 2,0
Масло 98,5 60,2 35,8 11,2
Сыр 85,7 71,8 43,1 17,3
Творог 122,5 33,2 25,9 3,2
Кисломолочные продукты 111,3 41,3 36,3 0,5
Сгущенное молоко 88,3 19,4 11,5 5,3
Яблоки 72,4 23,6 6,5 14,7
Апельсины 96,6 3,4 0 3,3
Виноград 90,0 8,1 2,2 5,5
Помидоры 108,6 –7,8 –5,7 –2,4

*Потери потребителей со знаком минус означают выигрыш, выигрыш производителей/импортеров со знаком минус означает потери.

При этом влияние продэмбарго на разные виды продукции неравномерно. Эксперты условно поделили их на три группы:

  • В отношении первой (помидоры, свинина, мясо птицы, в меньшей степени говядина) можно сказать, что импортозамещение состоялось. Цены на эту продукцию сначала выросли, а потом опустились ниже предсанкционных на фоне роста производства. Соответственно, выросло и потребление.
  • Во второй группе (яблоки, сыр, рыба и морепродукты, сгущенное молоко, продукты мясопереработки) импортозамещение не состоялось: цены выросли, потребление снизилось, добиться устойчивого роста производства не удалось.
  • В третьей группе товаров (творог, кисломолочные продукты, молоко, сливочное масло) отмечен рост потребления и производства, однако цены выросли и не вернулись на прежний уровень. Импортозамещение состоялось, но обходится потребителям дорого.

О снижении потребления ряда продуктов из подсанкционных категорий свидетельствуют также данные Росстата, который в прошлом году опубликовал итоги своего второго исследования рациона питания жителей страны.

Правда, при этом большинство участников исследования считают, что их питание не претерпело изменений или улучшилось. Об ухудшении заявили только 12%. Следует также учитывать, что исследование Росстата не было связано с продэмбарго, поэтому трудно оценить, насколько снижение потребления обусловлено контрсанкциями, а насколько — другими экономическими факторами или даже заботой о здоровье.

В то же время, по данным ФОМа, большинство россиян по-прежнему поддерживают продуктовые контрсанкции и считают, что они не оказали большого влияния на их жизнь.

Ольга Шкуренко, Анатолий Костырев, информцентр “Ъ”


Комментарии
Профиль пользователя