Коротко

Новости

Подробно

Фото: ВостокУголь

«Ростех» возвращает себе порт Вера

Корпорация хочет отсудить 16,7% проекта у наследников Дмитрия Босова

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

«Ростех» и его партнеры, владеющие долей в 50% в порту Вера, через суд требуют от собственника второй половины порта — «Востокугля», принадлежащего наследникам Дмитрия Босова — передать им долю в 16,7%. Они настаивают, что соответствующий колл-опцион вступает в силу в случае смены контроля в «Востокугле», что и произошло в апреле после выхода из компании Александра Исаева. В «Востокугле» не согласны с этим. Параллельно «Востокуголь» инициировал процесс собственного банкротства, что, по мнению юристов, дает возможность в будущем оспорить опционную сделку.


«Порт Вера Холдинг» (ПВХ), владеющий половиной порта Вера, подал иск против другого владельца «Востокугля», требуя продать 16,7% в порту по колл-опциону, сообщил “Ъ” представитель истца. Акционеры ПВХ — «Ростех», компания Екатерины Лапшиной, которая ранее управляла активами Альберта Авдоляна и его партнера Сергея Адоньева, а также президент «Росинжиниринга» Дмитрий Новиков. Иск зарегистрирован в арбитражном суде Москвы 5 августа.

Угольный порт Вера находится в Приморском крае в районе мыса Открытый. Инициатором проекта был «Ростех», который долго искал в него инвесторов. Сейчас порт входит в круг интересов «А-Проперти» Альберта Авдоляна — компания формирует промышленный кластер, в который должны также войти Эльгинское месторождение угля (руководитель Александр Исаев), Якутская топливная компания и Огоджинский угольный проект.

В заявлении истца сказано, что «Востокуголь» нарушил условия корпоративного договора, а также не выполнил условия по колл-опциону на 16,7% уставного капитала порта (номинальная стоимость — 3,3 тыс. руб.). Триггером к исполнению опциона была смена контроля в одном из акционеров порта. Такая смена, по мнению ПВХ, произошла в «Востокугле»: компанией на паритетных началах владели Дмитрий Босов и Александр Исаев, однако в апреле господин Исаев был уволен со всех постов, а его доля перешла к Олегу Шемшуку, а затем — к «Востокуглю». Сейчас Александр Исаев оспаривает эту сделку в суде. Дмитрий Босов в мае совершил самоубийство, и его доля должна перейти к наследникам.

В ПВХ считают, что «в результате незаконной сделки по отчуждению доли Александра Исаева в УК "Востокуголь" смена контроля, безусловно, произошла».

По данным РБК, у ПВХ есть соответствующее заключение аудитора PwC. В «Востокугле» с этим не согласны. «У нас есть заключение одной из компаний, согласованных сторонами для проведения такой экспертизы в корпоративном договоре от 14 декабря 2017 года и в договоре о предоставлении опциона от 14 декабря 2017 года, об отсутствии факта смены контроля в "Востокугле", а также отсутствии оснований для реализации ПВХ опциона "колл"»,— заявили в компании.

По мнению юристов, опрошенных “Ъ”, условие об опционе при смене контроля является распространенным явлением.

Это гарантия того, что в случае выхода партнеров из бизнеса у оставшихся «у руля» будет необходимое количество голосов для принятия важных решений, говорит директор департамента корпоративного права РКТ Елена Кравцова.

Она отмечает, что обычно в подобных договорах условия буквальны, то есть фактическая смена бенефициаров, которыми являются физические лица, свидетельствует о смене контроля в компании. В «Востокугле» контроль сменился в связи с заменой фактически двух участников, добавляет юрист.

Накануне подачи иска «Востокуголь» опубликовал извещение о собственном банкротстве по иску связанной с ним компании. Опрошенные “Ъ” юристы видели в этом способ защиты от претензий Александра Исаева и акционеров порта Вера. При этом, отмечает Елена Кравцова, желание «Востокугля» подать на самобанкротство не является основанием для приостановки судебного процесса по реализации опциона. Старший юрист BGP Litigation Денис Дурашкин согласен с этим, но отмечает: в дальнейшем передача долей в рамках опциона может быть оспорена арбитражным управляющим или кредиторами по специальным «банкротным» основаниям, если доли будут проданы ниже рыночной цены.

При этом в «Востокугле» считают, что ПВХ не имел права подавать иск в московский арбитраж, поскольку по корпоративному договору любые споры должны решаться в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП.

ПВХ при подаче иска опирался на то, что порт Вера является стратегическим активом, споры по которым можно рассматривать только в государственных судах. Денис Дурашкин отмечает, что порта Вера нет в списке стратегических предприятий: «Видимо, истец рассчитывает убедить суд в том, что порт является стратегическим по факту». По мнению юриста, позиция истца является слабой, а арбитражный суд, скорее всего, оставит данный иск без рассмотрения.

Евгений Зайнуллин, Анна Занина


Комментарии
Профиль пользователя